«Три мы видим центра управления: один в Польше, один ресторатор на Украине, пытающийся возглавить процесс, и сбежавший якобы айтишник в России»

29.07.2020 - 20:55

Новости Беларуси. Кандидаты на пост Президента определились с предвыборными программами. Что ждет страну в ближайшие пять лет и как отличить дельные идеи преобразований в стране от популистских обещаний? Об этом рассуждали эксперты программы «В обстановке мира».  

Игорь Марзалюк, ведущий СТВ:
При прочтении этих конгениальных идей, которыми нас хотят осчастливить, что Вас зацепило больше всего?  

Об альтернативных кандидатах: «Обязательно займутся сложной проблемой памятников Ленину и переименованием населённых пунктов и улиц»

Сергей Мусиенко, руководитель аналитического центра EcooM:
Меня? Слушайте, можно я буду использовать риторику понятную этим кухаркам? Великий же сказал, что каждая кухарка может управлять государством. Да, я перефразировал, потому что они на практике хотят это показать. Но на понятном термине – это сборная солянка из объедков, в которых вы хотите найти, чьё мясо было. Так вот это, сваленное в кучу – оппозиционные реплики какие-то там, всё, что угодно…

Игорь Марзалюк:
Заимствованные из чужих программ.

Сергей Мусиенко:
Да. Работавшие, не работавшие. Они не мыслят вот этими категориями, о которых Вы говорите – слишком сложно и научно.

Они поэтому и чётко говорят: «Я котлетами займусь». Поэтому лозунг нужен. А вот что в текстах – не надо грамматику искать. Никто её не читал, это лишнее, это наносное.

Три мы на сегодня видим центра управления: это один в Польше, один ресторатор на Украине, этот, пытающийся возглавить процесс, и сбежавший якобы айтишник в России. Но за всем этим, конечно, стоит сила, потому что мы видим ресурсы. То, что мы видим – здесь не скупятся на деньги. Такого не было.

Игорь Марзалюк:
Никогда, по-моему.

Александр Шпаковский, политолог:
Одной охраны – три кольца на встречах.

Игорь Марзалюк:
Мальчики накачанные, крепкие.

Сергей Мусиенко:
Ну, подготовленные. Даже по постановке головы. И, понимаете? Мы видим провал белорусской оппозиции в том виде, в котором она существовала последние 25 лет. Полный. Об этом не говорится, но используются их наработки, которые не сработали. И это тоже о многом говорит.

Поэтому глубинно разбирать эти программы, которые налеплены абы из чего, никакого смысла нет. Идёт речь – очень простая штука – дискредитация органов власти и представителей её. Вот то, что прописано в американских учебниках, да? Следующий момент – дезорганизация органов власти и ослабление государства. Потому что для прихода иностранного инвестора, надо понизить капитализацию, чтобы предприятие было…

Игорь Марзалюк:
За 3 доллара.

Сергей Мусиенко:
Сколько лет после «цветной революции» эта экономика догоняет предкризисный уровень?

Игорь Марзалюк:
10 лет, 15, 20…

Сергей Мусиенко:
Вы готовы на это?

Александр Шпаковский:
Мы же помним, что сказал Саакашвили в Украине? Мы, говорит, от Габона далеко. Когда сравнивали, что Украина скатилась до уровня Габона, он говорит: «Вы ещё Габон будете догонять 30 лет».

Сергей Мусиенко:
С Грузией та же история. По Ливии видим, да? Страну взяли – вот и…

Александр Шпаковский:
Нет там страны. Там 3 правительства сейчас. Все, её нет. А был серьёзнейший игрок в Африке.

Loading...


Николай Щёкин: у оппозиции есть программа, есть лидер. В Беларуси лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой



Новости Беларуси. В гостях студии «Неделя. P.S.» политолог, кандидат философских наук Николай Щекин.

Юлия Бешанова, ведущая:
Поствыборная ситуация в Беларуси, обострение конфликта в Нагорном Карабахе, последние события в Кыргызстане… Не кажется ли вам, что это все могут быть события одной цепи?

В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая

Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:
Можно с первого раза сказать, что звенья одной цепи, но мы, конечно, видим, что причины разные и в Карабахе, и в Кыргызстане. В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая. В Республике Беларусь все это прошло, в отличие от других стран, намного, с одной стороны, сложнее – и проще, потому что в Беларуси государственная система оказалась устойчивее.

Юлия Бешанова:
Почему у них так быстро получилось, а у нас – нет?

Николай Щекин:
Причины разные. В Нагорном Карабахе – этнонациональные.

Чтобы Тихановская стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология

Юлия Бешанова:
Светлана Тихановская встречается с мировыми лидерами – Макрон, Меркель – выступает от имени белорусского народа, заявляет о том, что она избранный Президент. Насколько это легитимно, насколько это можно воспринимать всерьез? Или это как комментировал Песков: президент Франции встретился с гражданкой Беларуси Тихановской?

Николай Щекин:
Где-то даже поддержу. Я считаю, что вообще это не оппозиция, здесь Президент прав, это альтернативщики. У оппозиции есть программа, есть лидер. Здесь лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой. Вроде бы выходят люди на площадь, а смысла никакого, заканчивается ничем по большому счету. Понадобилось персонифицировать эти все выступления, этой персоной выступила Тихановская.

Но чтобы она стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология. Несколько лидеров – Литва и Польша уже себя дискредитировали, они сателлиты все-таки – решили «пожать руку», причем не проговаривая, что она Президент. Но проблема в том, что понятие «диалог» на западный манер равносилен госперевороту. Они считают, что если она будет равновеликой Президенту, ее объявят лидером оппозиции, чего они и добиваются, тем самым формируя и теневое правительство, то можно тогда за стол переговоров сажать с Президентом. Нет, так не пойдет. Если Президент уже не поднимал трубку этих руководителей, телефонные звонки, то теперь он и садиться с ними за стол переговоров не будет. Потому что все, уже время ушло.

Здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство

Но здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство. Координационный совет ушел в никуда практически, но это теневое правительство посмотрите из кого формируется – все из «Белорусского народного фронта», бывшего так названного. Все те, кого мы считаем националистами. Те выходящие на улицу – они еще не под руководством каким-то, но их меньше становится, они более агрессивны. Ассоциации возникают с этими выходящими «Правого сектора» в Украине. Если затянуть дворовых майданщиков и все остальные факторы, то мы можем получить «Правый сектор».

Но здесь еще какая линия? Да, сформировали они свой теневой кабинет министров, бог с ними, они могут говорить все, что угодно. Но что дальше делать с Тихановской? Либо в долгую Запад играет, как один из сценариев, либо – еще один сценарий – чтобы Тихановская не пошла по пути либо Скрипалей, либо Навального. Причины какие? Я в последнее время не слышу от Тихановской о ее муже, я не вижу последние два месяца ее детей. Плюс все телодвижения с этим теневым кабинетом министров говорят о том, что ее ведут куда-то.

Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности

Юлия Бешанова:
Хорошо, а что делать? Люди продолжают выходить.

Николай Щекин:
Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности. Но чем меньше их, тем более радикальные они, агрессивнее. Надо включать правовое поле, без этого невозможно, и ужесточать где-то законы.

Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот

Николай Щекин:
Пока идет предвыборный процесс в США, ряд стран пытается найти свое место. Глобальный мир не то чтобы разрушается, но сейчас каждая страна ищет, можно сказать, свое национальное «я», внутреннее «я». Это все проявляется. Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот, только в других масштабах и в других технологиях, более сложных, наверное, и, может быть, даже более кровопролитных будет.

Пока предвыборная кампания идет. Если Трамп будет президентом, это будет одна картина. Тогда в Америке, скорее всего, будет возбуждено дело против Байдена, в Украине совершенно другая ситуация будет. Если Байден победит, тогда второй вариант будет. Есть такой вариант, что победы никто не признает, и это затянется. В это время Германия, Франция и особенно Турция постараются свою повестку дня, может быть, и повестку года, навязать другим странам. По большому счету, эта попытка произошла сегодня и с нами.