«Соблюдаю приметы – не фотографироваться перед вылетом». Лётчик рассказал о своей работе

28.02.2020 - 14:35

Майор Виктор Бурка за штурвалом с 2014 года. Наверное, родную Беларусь чаще видит сверху. Но география его полётов невероятно обширная. О героях неба – в программе «Центральный регион».

Виктор Бурка, заместитель командира авиационной эскадрильи:
Самые дальние точки – Владивосток, три раза в Пекин летали, еще южнее летали в Цзинань в Китай. Всю Россию с Запада на Восток. Мы, наверное, не были только в Калининграде. Также летали в Казахстан. Самая южная, наверное, Астрахань. И в Ростов-на-Дону. Северная, наверное, это был у нас Оления. Это возле Мурманска.

Он как раз был в составе экипажа, который недавно перевозил гуманитарный груз в охваченный коронавирусом Китай.

«Я чувствую себя беспомощной». Истории тех, кто столкнулся с коронавирусом

Виктор Бурка:
Отвозили туда гуманитарную помощь. Глава государства поставил такую задачу, и мы выполнили два рейса с двумя экипажами, в Пекин гуманитарную помощь отвезли. Распоряжение было государства. У нас получился первый полет – 26 часов. И нам просто положено по документам иметь два экипажа. То есть очень длительный перелет.

В заоблачные вершины его позвал пример отца — тоже военного лётчика.

Виктор Бурка:
Я рос в авиационной семье, все время по авиационным гарнизонам, с самого детства. И к авиации был очень близок с самого начала. Естественно, это все очень затягивает, и захотелось стать летчиком.

Пилот – это та профессия, где будь ты хоть трижды асом, случиться может всё, что угодно. Но больше всего укрепляет дух Виктора забота родных.

Виктор Бурка:
Я соблюдаю, как обычно, приметы – не фотографироваться перед вылетом. Семья, вообще, относится спокойно. По крайней мере, пытаются не показывать, что они переживают, чтобы я не переживал. Хотя, конечно, все переживают, очень волнуются. Особенно, когда ждут возвращения моего. И когда уже позвонишь, скажешь, что «все, прилетели», и они слышат. Они недалеко здесь живут, слышат часто, даже видят, когда мы возвращаемся, и им уже спокойнее.

И действительно, в карьере бывали разные ситуации. Когда одно неверное движение может стоить жизни.

Виктор Бурка:
Был такой случай – в Астрахани заходил я с сильным боковым ветром, и пришлось очень сильно попотеть при посадке, чтобы все было хорошо. Там, действительно, степи – ветер такой непредсказуемый. Боковой очень сильный, ну и на пределе.

Такие люди – и есть элита нашей армии. Не зря он – неизменный участник парада. И, несмотря на опасности, такие люди уже ни на что небо не променяют.

Виктор Бурка:
Мне нравится, где я нужен, и в небе.

У Виктора есть сын. И, наверняка, отец в глубине души хочет, чтобы династия продолжилась.

Виктор Бурка:
Я бы хотел, но я не хочу на него давить. Потому что человек должен выбрать сам. Я делаю все для этого.

Но, наверное, достаточно просто взять его в полёт.

Люди в материале: Виктор Бурка
Loading...


Глава профсоюза завода «Антонов» в Украине: приходят люди, которые просто хотят раздербанить завод на кусочки



Разрушительная сила цветных революций. Уникальное авиационное предприятие «Антонов», выпускавшее знаменитые самолёты марки «Ан», вот уже более пяти лет находится в затяжном кризисе. Фактически оно находится в стадии ликвидации, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Ситуацию анализируют наши зарубежные коллеги.

Авиационный завод «Антонов» имел стратегическое значение для экономики и безопасности Украины.

Здесь были построены легендарные самолеты «Руслан» и самый большой в мире авиалайнер «Мрия». Но больше завод не работает.

Владимир Папиж, глава профсоюза завода «Антонов»:
Это было одно из престижных предприятий страны, у которого были свои традиции и наработки. Одно слово «Руслан» или «Мрия» говорило о масштабах и достижениях предприятия. Можно было гордиться, что работаешь на этом заводе.

Кризис начался в 2016 году. «Антонов» не мог купить российские детали для машин. С тех пор предприятие не выпустило ни одного самолета.

Владимир Папиж:
Нас очень сильно потрепал Укроборонпром. Потрепал – не то слово. Насаживаются свои люди для контроля предприятия и проворачивают свои схемы. Приходят люди, которые просто хотят раздербанить завод на кусочки, а вкладывать в предприятие никто не хочет.

Из-за финансовых проблем люди уходят с завода. Но Владимир верит, что «Антонов» можно возродить.

Владимир Папиж:
Мы не можем молчать, потому что речь о нашей стране, потому что мы не можем реализовать себя и чувствуем себя невостребованными. Нам нужны рынки и мы можем развивать и улучшать свой, чтобы доказать, что мы знаем, что мы можем.