«У них формируется более точное представление». Тактильные книги для слабовидящих детей создают волонтёры из БНТУ

20.01.2020 - 10:46

Анастасия Макеева, корреспондент:
Благодаря таким тактильным книгам, можно прочувствовать все волшебство зимы. Хрустящий снег, звездное небо и познакомиться с главным волшебником.

Доброму делу уже пятый год. Группа волонтеров из Научной библиотеки БНТУ шьет тактильные книги. Плюшевые страницы с восторгом изучили сотни пальчиков. Мастерицы дополняют рассказ шрифтом Брайля и крупным текстом. Так инклюзивное чтение превращается в захватывающий спектакль.

Ольга Вовк, главный библиотекарь Научной библиотеки БНТУ:
Мы не знали, как надо делать, все равно мыслим по-другому. Страничка должна стираться, быть абсолютно безопасной, на ней ничего не должно быть острого, минимум блестящего. Мы хотим переводить в тактильный вид современную книгу и не просто книгу, а ту, которую можно почитать вслух, не все истории можно почитать вслух.

На приключениях кролика Маси энтузиасты допустили немало ошибок. Но педагоги и ученики из 188-й школы помогли раскусить трудности перевода. За мастер-классом ездили в библиотеки для незрячих в Санкт-Петербург и Финляндию. Теперь макет обрастает тканями. За каждым лоскутком – своя эмоция.

Виктория Королева, заведующий отделом маркетинга Научной библиотеки БНТУ:
Ощущение снега хорошо передает крахмал, но вы книжку потом не постираете, поэтому у нас не крахмал, а материал, который немного похрустывает внутри, он вшит.

Следующая история, которую мы планируем, книга «Малыш и чудовище» немецкого автора. Эта книга о том, что однажды мама стала чудовищем и в конце взрослые понимают, а дети не все, что на самом деле эта книжка была про развод. Для нас очень важно, чтобы родители могли какую-то проблему отработать.

Тактильные истории помогают ощутить реальность в полном смысле слова. Развивают воображение и ориентацию в пространстве. Радость детей вдохновляет. И два года, потраченных на «Маленького Деда Мороза» по рассказу финской писательницы Ану Штонер, в мгновение забываются. Добрых сердец в тактильной редакции становится все больше.

В стороне не осталась и учитель начальных классов Лариса Смоляк. Для своих учеников она оживила национальную символику и белорусский орнамент. Все ручная работа.

Лариса Смоляк, учитель начальных классов ГУО «Специальная общеобразовательная школа №188 для детей с нарушениями зрения города Минска»:
Зерна, цветы, контур изображения нашей республики, лучи восходящего солнца, ленты, которые изображены на гербе – это все в точности изображение настоящей символики. Конечно же, обследуя данную книгу, у детей формируется более точное представление.

Это полностью бумажный вариант, техника – аппликация. Эта книга может быть как игровое пособие в дальнейшем, потому что здесь все элементы съемные.

Ольга Вовк:
Глобальная мечта, чтобы в Минске была инклюзивная библиотека, которая бы занималась изготовлением книг, чтобы она могла обслуживать как финская библиотека по почте: сложили в чемодан, отправили и получили обратно.

Плюшевые герои спрятались в коробки ненадолго, ведь у них волшебная миссия, а впереди новые друзья.

Loading...


Закончил школу с золотой медалью и написал 5 книг. Невероятная история парня с ДЦП из Лиды



Новости Беларуси. Литературное творчество следующего нашего героя из серии «Невероятно, но факт». Парень из Лиды пишет книги, несмотря на диагноз ДЦП, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. 

Он не может говорить и с трудом двигает руками. Зато абсолютно ясно и по-философски излагает мысли в печатном слове. В 18 он окончил школу с золотой медалью, а в 25 опубликовал уже пять своих произведений.

Галина Буро пообщалась с человеком, который говорит молча.

В жизни Максим Бацкалевич не может разговаривать, диагноз – тяжёлая форма ДЦП – с рождения не позволяет. Но несмотря на физические особенности, мыслит Максим ясно.

Валерий Бацкалевич, папа Максима:
Наш Максим, он по жизни, можно сказать, боец. Даже и вопроса не было, что в школу не пойти, наоборот, добивались и пытались сломать этот стереотип, который сложился в обществе, что такие люди не обучаемы. Отличником был, учителя его хвалили. И результат – это золотая медаль. 

С родителями Максим общается с помощью специальной азбуки. Парень показывает на буквы, а мама Елена составляет из них слова. 

Но ему всегда хотелось сказать больше, чем пару слов. Ведь Максим с детства много читал и познавал. Поэтому и начал сразу после школы писать книги, в основном, автобиографические. 

Галина Буро, корреспондент:
Он упорно тренировался и теперь печатает со скоростью 40 слов в час. Для сравнения: среднестатистический человек может напечатать такой объём всего за 3 минуты. 

И даже в этом Максим находит плюсы. Мол, зато у него есть время подумать, прежде чем сказать. И его услышали. Одно из издательств выпустило в свет уже пять книг автора. 

Елена Бацкалевич, мама Максима:
Последняя книга «Карцер души» называется. Это он уже пишет о себе сейчас.

Своими впечатлениями от творчества парня с нами поделилась популярная белорусская писательница Анна Чиж-Литаш.

Анна Чиж-Литаш, писательница:
С писательской точки зрения произведения Максима написаны довольно неплохо. Ему очень хорошо удаются описания, личные переживания героев. С учетом того, в каких условиях находится Максим по состоянию его здоровья, то, что он пишет, и с какой скоростью, и сколько книг он написал – это достойно уважения.

Молодого писателя даже пригласили на День белорусской письменности, который осенью прошёл в Слониме.      

Елена Бацкалевич, мама Максима:
То, что мы были в Слониме – это тоже как какой-то подарок судьбы, подарок от Бога. Своя такая самооценка очень высоко поднялась, очень. Он действительно почувствовал, наверное, то, что мы говорили ему, а тут он это ощутил. Ощутил, что может через слово кому-то помочь, быть полезным нашему обществу, нашей стране. Может быть, кому-то, если в данный момент он прочтёт то, что Максим написал, спасёт кого-то.



Максим не сделался угрюмым, в нём есть жажда жизни. Интересуется техническими новинками, кинематографом, помогает двум братьям, общается в интернете с друзьями из разных стран.

И пусть каждая строчка ему даётся с невероятным трудом, он стремится доказать, что человек с ДЦП ничем не хуже других, а может, в чём-то быть и лучше.