«Утром всегда хожу пешком при любой погоде». Секреты молодости от 85-летней балерины Нины Давыденко

10.05.2018 - 10:49

С радостью и вдохновением она до сих пор работает и встает каждый день в половине шестого, чтобы успеть на занятия к своим ученикам в Белорусскую государственную хореографическую гимназию-колледж. Народная артистка Беларуси, знаменитая балерина Нина Степановна Давыденко душой и сердцем предана искусству и в этом году отметила свой почетный юбилей – 85-летие!

Отец Нины Степановны работал в Наркомате Военно-морских сил, поэтому семья часто переезжала. Покинув родной Витебск и оказавшись в Москве, в 1943 году мама подарила будущей артистке путевку в мир балета.  

Нина Давыденко, народная артистка Беларуси, преподаватель классического танца:
Мама меня повела. У нее хороший голос, но родители не захотели отдавать в искусство. У меня была мечта, 10 лет мне было, и она меня повела в Московское хореографическое училище при Большом театре СССР.

Опыт, полученный за 9 лет обучения в Московском хореографическом училище, оказался бесценным. В 1952 году юная артистка отправилась в Минск работать в Государственный академический Большой театр оперы и балета, и с этого времени практически вся ее жизнь будет связана с этим местом. Здесь она выступала чуть более двух десятилетий, стала ведущей солисткой и станцевала все классические балеты.

Нина Давыденко:
Приглашались балетмейстеры из Москвы, приезжал А. М. Мессерер, со мной работал и ставил у нас «Лебединое озеро», приезжал Р. В. Захаров, большие наши балетмейстеры Советского Союза. Он ставил у нас «Золушку» и «Бахчисарайский фонтан». Я взяла от них очень многое, мне повезло работать с такими большими мастерами. 

Взрослая жизнь началась слишком рано, но все трудности компенсировали успех и огромное желание работать. В 22 она получила звание заслуженной, а позже народной артистки Беларуси! Ранний уход со сцены встретила достойно, но не ушла из балета. Осталась работать педагогом-репетитором.

Нина Давыденко:
Нет той легкости, поворотливости. Я себя подготовила, я должна уйти потому, что мне уже самой трудно.

Среди учениц легендарной балерины, девушки из Китая, Японии, Украины. Для них гордость быть в классе такого преподавателя. Нина Степановна учит их грамотности в хореографии. Передает свой жизненный опыт: если человек выбирает карьеру, то надо заниматься карьерой. Ведь балет – это не профессия, это образ жизни. 

Нина Давыденко:
Если нужно было вечером куда-то пойти, нет, нельзя, потому что завтра репетиция я должна была готова внешне и внутренне. Я как говорю, что балет это сложное искусство: балерина должна слышать музыку, танцевать и выражать состояние образа и еще запоминать замечания репетитора. 

Движение – это жизнь! Именно с таким девизом Нина Степановна встречает каждый новый день. Быть всегда в тонусе – главное правило, ведь какое удовольствие можно получить от лени? По утрам растяжка, легкий завтрак: кофе со сливками, вареное яйцо и кусочек хлеба, который является настоящей роскошью для артистки балета. А в юности вообще – табу.

Нина Давыденко: 
Я люблю очень плавать, если есть возможность, я и в бассейн хожу и летом на даче плаваю много, и на море вообще люблю очень плавать. Я от дома до Немиги утром всегда хожу пешком при любой погоде, это минут 15 -20. 

Сегодня Нина Степановна активно занимается подготовкой благотворительных концертов для пожилых людей. В глазах артистки до сих пор горит страсть к танцу, которая не потухнет никогда, а балет уже давно стал частью ее души.

Нина Давыденко:
Выходишь, и как будто все исчезает, остается только зритель и сцена. Эмоции, которые выдаются наружу зрителям, есть контакт со зрительным залом, получаешь какое-то удовлетворение. 

Люди в материале: Нина Давыденко
Loading...


«Билеты продавали с условием, что ты купишь ещё несколько на оперу. На самую неходовую». Ажиотаж на балеты Елизарьева царил в 70-ые



70-ые годы стали настоящим «золотым веком» в истории Большого театра Беларуси. Сумасшедшие аншлаги, километровые очереди в кассы, билеты только по блату, рассказали в одной из серий документального цикла «Тайны Беларуси»

Надежда Бунцевич, музыкально-театральный критик:
На балеты Елизарьева был просто ажиотаж. Билеты купить было невозможно. И продавали их в кассе только с тем условием, что ты купишь одновременно ещё несколько билетов на оперу. На самую неходовую. Ты можешь туда не идти, но главное, что ты билеты купил.

Слава про белорусский балет гремит на всю необъятную страну. В эпицентре культурной жизни Минска – молодой балетмейстер Валентин Елизарьев. 

Валентин Елизарьев, художественный руководитель Большого театра Беларуси, народный артист СССР, профессор:
1973 год: я только окончил Ленинградскую консерваторию, балетмейстерское отделение, и меня с третьего курса ещё консерватории выслеживал бывший наш министр культуры – Юрий Михневич, замечательный человек. На третьем курсе я получил премию на всесоюзном конкурсе, а здесь, наверное, искали человека, который бы возглавил труппу. Поэтому так получилось, что меня распределили на Республику Беларусь. И 10 октября 1973 года я начал свою деятельность здесь.

Людмила Бржозовская, народная артистка Беларуси:
Началась эпоха Елизарьева, когда он приехал к нам в театр. Он был такой же молодой, как и мы сами. Это его были, можно сказать, первые шаги в большом искусстве.

Первый его спектакль был «Кармен-сюита» у нас. Этот спектакль живёт до сих пор, и я его передаю четвёртому поколению.

Дерзкий, непоколебимый и бесконечно преданный делу. Казалось, амбициозному хореографу удалось немыслимое – достучаться до зрителя. Вмиг «искусство не для всех» уходит в массы – на его постановки люди будут штурмовать кассы. 

Валентин Елизарьев (архивная видеосъёмка):
Очень ценю исполнителей, которые совершенно разные в одной и той же партии.

Наталья Хараброва, начальник костюмерного цеха Большого театра Беларуси:
С приходом даже Валентина Николаевича Елизарьева, конечно, что касается балета, он вырос многогранно. И нам было очень интересно работать, потому что это была такая свежая струя. Это было настолько интересно работать. Эти спектакли в его постановке, которые даже сейчас идут, через такое количество, и они не устарели.