«Утром всегда хожу пешком при любой погоде». Секреты молодости от 85-летней балерины Нины Давыденко

10.05.2018 - 10:49

С радостью и вдохновением она до сих пор работает и встает каждый день в половине шестого, чтобы успеть на занятия к своим ученикам в Белорусскую государственную хореографическую гимназию-колледж. Народная артистка Беларуси, знаменитая балерина Нина Степановна Давыденко душой и сердцем предана искусству и в этом году отметила свой почетный юбилей – 85-летие!

Отец Нины Степановны работал в Наркомате Военно-морских сил, поэтому семья часто переезжала. Покинув родной Витебск и оказавшись в Москве, в 1943 году мама подарила будущей артистке путевку в мир балета.  

Нина Давыденко, народная артистка Беларуси, преподаватель классического танца:
Мама меня повела. У нее хороший голос, но родители не захотели отдавать в искусство. У меня была мечта, 10 лет мне было, и она меня повела в Московское хореографическое училище при Большом театре СССР.

Опыт, полученный за 9 лет обучения в Московском хореографическом училище, оказался бесценным. В 1952 году юная артистка отправилась в Минск работать в Государственный академический Большой театр оперы и балета, и с этого времени практически вся ее жизнь будет связана с этим местом. Здесь она выступала чуть более двух десятилетий, стала ведущей солисткой и станцевала все классические балеты.

Нина Давыденко:
Приглашались балетмейстеры из Москвы, приезжал А. М. Мессерер, со мной работал и ставил у нас «Лебединое озеро», приезжал Р. В. Захаров, большие наши балетмейстеры Советского Союза. Он ставил у нас «Золушку» и «Бахчисарайский фонтан». Я взяла от них очень многое, мне повезло работать с такими большими мастерами. 

Взрослая жизнь началась слишком рано, но все трудности компенсировали успех и огромное желание работать. В 22 она получила звание заслуженной, а позже народной артистки Беларуси! Ранний уход со сцены встретила достойно, но не ушла из балета. Осталась работать педагогом-репетитором.

Нина Давыденко:
Нет той легкости, поворотливости. Я себя подготовила, я должна уйти потому, что мне уже самой трудно.

Среди учениц легендарной балерины, девушки из Китая, Японии, Украины. Для них гордость быть в классе такого преподавателя. Нина Степановна учит их грамотности в хореографии. Передает свой жизненный опыт: если человек выбирает карьеру, то надо заниматься карьерой. Ведь балет – это не профессия, это образ жизни. 

Нина Давыденко:
Если нужно было вечером куда-то пойти, нет, нельзя, потому что завтра репетиция я должна была готова внешне и внутренне. Я как говорю, что балет это сложное искусство: балерина должна слышать музыку, танцевать и выражать состояние образа и еще запоминать замечания репетитора. 

Движение – это жизнь! Именно с таким девизом Нина Степановна встречает каждый новый день. Быть всегда в тонусе – главное правило, ведь какое удовольствие можно получить от лени? По утрам растяжка, легкий завтрак: кофе со сливками, вареное яйцо и кусочек хлеба, который является настоящей роскошью для артистки балета. А в юности вообще – табу.

Нина Давыденко: 
Я люблю очень плавать, если есть возможность, я и в бассейн хожу и летом на даче плаваю много, и на море вообще люблю очень плавать. Я от дома до Немиги утром всегда хожу пешком при любой погоде, это минут 15 -20. 

Сегодня Нина Степановна активно занимается подготовкой благотворительных концертов для пожилых людей. В глазах артистки до сих пор горит страсть к танцу, которая не потухнет никогда, а балет уже давно стал частью ее души.

Нина Давыденко:
Выходишь, и как будто все исчезает, остается только зритель и сцена. Эмоции, которые выдаются наружу зрителям, есть контакт со зрительным залом, получаешь какое-то удовлетворение. 

Люди в материале: Нина Давыденко
Loading...


«Балет «Сотворение мира» воспринимался сексуальной бомбой: «Они же голые!» Рассказываем об истории легендарной постановки



Валентин Елизарьев сотворил что-то принципиальное новое для всего советского балета. Культовая постановка 1976 года «Сотворение мира» станет настоящим гимном человеку на все времена, рассказали в одной из серий документального цикла «Тайны Беларуси».  

Надежда Бунцевич, музыкально-театральный критик:
Елизарьев обращается к этому сюжету, и через историю Адама и Евы он вдруг выстраивает притчу про Апокалипсис, про то, что актуально в то время и в сегодняшнее время.

Как мы бережём мир: тогда это была угроза ядерной войны, сегодня – это, наверное, экологические какие-то катастрофы. И вот эта вдруг хрупкость мира выходит на первый план. И необходимость его беречь. И какой-то гимн женщине. Потому что именно женщина возрождает то, что может погибнуть и погибнет навсегда.

И пока одни восторгаются философией, вложенной в хореографию, другие видят в спектакле модную антицерковную пропаганду.

Елизарьев: «Чтобы слово «Беларусь» не было формальным, должны быть обязательно спектакли, рождённые здесь, в нашем театре»

Так или иначе, советские граждане относились к нашумевшей постановке так же, как и к любому другому дефициту – добыть любой ценой. 

Валентин Елизарьев, художественный руководитель Большого театра Беларуси, народный артист СССР, профессор:
Меня приглашали «наверх» и говорили: «Вот, для чего нам делать эти спектакли о Боге, дьяволе, Адаме, Еве? Может, это не очень нужно?» Но уже была запущена машина вся – уже были пошиты костюмы, уже шли сценические репетиции. Просто они опоздали с приглашением.

И после того, как был ошеломляющий успех у спектакля, просто этот вопрос сам собой отпал. Больше никто не спрашивал, для чего Бог, для чего дьявол и для чего Адам с Евой.

Валентин Елизарьев: «Я себя чувствую молодым на работе. Мне хочется творить!»

Надежда Бунцевич:
В то время балет «Сотворение мира», в первую очередь, воспринимался сексуальной бомбой такой. Потому что, во-первых, артисты на сцене были в трико цвета человеческой кожи: «Вау, они же голые!» И все шли на этот балет вот это увидеть, эту сексуальную революцию! Хотя, на самом деле, естественно, он шире.