Бывший узник концлагеря Заксенхаузен: «До 600 человек сжигали в день. Самое тяжёлое – ты не можешь ничего сделать»

09.05.2019 - 19:32

Александр Суворов, писатель, историк:
Я сам уже в достаточно зрелом возрасте, читая первоисточники, был шокирован этой бездной, которая готовилась нацистами для остального мира.

Беларусь, к сожалению, явилась одним из самых жестоких полигонов.

На территории нашей страны было несколько особо крупных концентрационных лагерей. Один Тростенец забрал 206 тысяч жизней. Людей умерщвляли предельно жестоко, рассказали в фильме «Тайны Беларуси». Был крупный лагерь в Озаричах, Колдычевский лагерь под Барановичами, где даже обслуга неслыханно издевалась над заключёнными. Не говоря уж о солдатах.

Иван Романовский, кандидат исторических наук, профессор БГУ:
На территории Беларуси действовало 260 лагерей. Проводилось 260 карательных акций. Есть известные цифры, которые вошли в историю этого геноцида, когда на территории Беларуси было уничтожено и сожжено 628 деревень.

«Беларусь помнит». Возложение цветов и венков к монументу Победы в Минске. Фотофакт

Бывший узник лагеря Заксенхаузен Эдуард Зимовец, куда его пригнали вместе с тысячами белорусов, русских и поляков, до сих пор помнит свой номер.

Эдуард Зимовец, узник концлагеря Заксенхаузен:
В самом лагере было поставлено всё на то, чтобы уничтожить как можно больше славян. Крематорий страшный, который дымил день и ночь. В 1944 году там вплоть до 600 человек сжигали в день.

Эдуард сразу же вошел в группу сопротивления. Оказывали помощь людям, спасая их от смерти. Выносили с завода оружие и выполняли распоряжения командиров подпольной группы. Но самым сложным заданием, которое выпало на долю подростка, стало разминирование взлётной полосы.

Эдуард Зимовец:
Американцы бомбили этот завод и особенно взлётную полосу. 25-килограммовые бомбы. Влезла и торчит. Бомбы замедленного действия. Бомба на 6 часов, 12 часов, на 72 часа – ты не знаешь, на сколько времени.

Сыграть в такую вот «русскую рулетку» немцы предлагали смертникам – тем, кто провинился в лагере, или входил в подпольную группировку. Эдуарду Зимовцу повезло. Ни один детонатор не сработал, пока тот работал киркой. А вот у его напарника одна из бомб замедленного действия разорвалась прямо в руках! Узнику оторвало обе кисти. Правда, и эта история с хорошим концом: он остался жив после ампутации, а через много лет встретился со своим лагерным товарищем.

Эдуард Зимовец:
Самое тяжёлое – тот момент, когда ты не можешь ничего сделать. Ты скован. На фронте ты идёшь вперед, сзади тебя идут твои товарищи. Справа, слева и сзади. А там кругом тебя окружают те, кто против тебя.

Мучения этих людей закончились с приходом нашей 18-ой танковой бригады.

Но даже в этот день не всем удалось спастись: часть узников немцы загнали на баржи и утопили в Балтийском море. Их останки не найдены до сих пор.

Новости по теме
‡агрузка...