270 раз за 30 минут! Как белоруска участвует в гиревых марафонах

10.12.2019 - 15:07

Героиня очередного сюжета программы «Центральный регион» Светлана Долгая. Она работает преподавателем физкультуры. Мастер спорта по гиревому марафону, 9 ноября вернулась с очередных соревнований с двумя золотыми медалями.

Светлана сразу призналась, что за долгую карьеру к вниманию камер не привыкла. А гиревой спорт, которым девушка увлеклась недавно, и вовсе освещают крайне редко.

Светлана Долгая, мастер спорта по гиревому марафону:
Я со спортом дружу уже давно, с девяти лет. Я начинала с легкой атлетики, закончила университет физкультуры, пришла работать в школу и там я познакомилась с гиревым спортом. Долгое время мне приходилось с ним работать. После того, как я ушла в декретный отпуск, дочке было год и два, меня тренер Юрий Александрович пригласил для команды выступить в женской эстафете. С тех пор началась моя спортивная карьера в сфере гиревого спорта.

В Вашей жизни много соревнований уже было?

Светлана Долгая:
Да, достаточно. Вот я в этом году в этом спорте уже третий год. Самые мои значимые награды – чемпионат Европы и Кубок Европы в Москве.

Ещё один герой сюжета – Павел Ходачинский. Он, как и Светлана, мастер спорта по гиревому марафону, но, в отличие от женской дисциплины, ему пришлось поднять гирю весом 32 килограмма и сделать это 369 раз. Потребовалось для подготовки Павлу всего два с половиной года.

Павел Ходачинский, мастер спорта по гиревому марафону:
Два с половиной года – это долго, когда ты идешь каждый день в спортзал, тренируешься, поднимаешься, ставишь перед собой цель и ее достигаешь.

Отметим, Павел в прошлом ещё и боксёр. Об этом он сам расскажет позже, но сейчас это важно для понимания другого – всего пару лет, чтобы взять титул чемпиона и мастера спорта, едва ли хватит кому-то другому. Для этого нужен крепкий спортивный фундамент.

Павел Ходачинский:
Я смотрю на людей, которые только приходят в гири, мне легче давалось это. Первый раз, когда я взял гирю в руки, мне тренер сказал, что: «У тебя все получится: сила есть, нужно только технику освоить». Буквально месяц, два и техника уже работает. В гири пришел я в июне, а в декабре я стал вторым на Кубке славянских стран по гиревому марафону и в конце месяца выиграл чемпионат Европы.

Что в первую очередь помогло?

Павел Ходачинский:
База и гиревой спорт у нас не очень развит. Очень жалко, хотелось бы, чтобы было больше конкуренции. Гиревой спорт – это тот вид спорта, на который не нужно много денег. Гирю купили и тренируйся. Многие еще стесняются. Предлагаешь выступать, куда-то ехать, застенчиво уклоняются от вопроса, говорят: «Нет, куда мне». Надо постепенно идти к чему-то и ставить цель. Просто ходить в зал всю жизнь – это хорошо, но можно же попробовать себя на каких-то помостах.

Светлана, как Вы форму поддерживаете?  

Светлана Долгая:
Тренируюсь три раза в неделю на базе школы. Занимаются у нас 8 человек, они тоже фанатики гиревого спорта, как и я. Девушки у нас ходят, но не хотят пока заниматься гиревым спортом, но мы работаем над этим.

Павел Ходачинский:
У меня из всех девчонок, которые ходили тренироваться, осталась только одна. Не хотят: все-таки, железо тяжелое, не соглашаются, может быть, гимнастика, плавание для девчонок классно, но вот гири – считается неженским видом спорта.

В футболе кумиров достаточно, а в гиревом спорте не на кого ровняться. Может, это один из недостатков гирей?

Светлана Долгая:
Скорее всего да, но у нас есть Евгений Назаревич, который показывает достойные результаты. Сергей Мацкевич.

Много ли у нас мастеров спорта в гиревом марафоне?

Светлана Долгая:
Среди мужчин больше, чем среди женщин.

Насколько сильный разрыв между теми, кто просто занимается для себя, и теми, кто идет в большой спорт?

Светлана Долгая:
В нашей стране очень большой разрыв. По сравнению с другими странами, например, россияне и украинцы намного опережают. Но мы не отстаем, стараемся соответствовать их уровню.

И ведь не скажешь, что подготовка «не такая». При должном внимании и, главное, своевременном подходе белорусские мастера могут дать жару на аренах любого масштаба.

Павел Ходачинский:
Наши нормативы в Республике Беларусь намного выше, чем в других странах. Чемпионат Европы, который я выиграл, там мне и присвоили звание мастера спорта международного класса, но тот мастер спорта международного класса был ниже по уровню, нежели наш мастер спорта.

Почему не стоит бояться этого вида спорта?

Светлана Долгая:
Этот вид спорта достаточно доступен, не требует никаких денежных затрат. Достаточно одного квадратного метра в комнате, в машину положил, поехал на природу и выполнил комплекс упражнений. Этот вид спорта – более подходящий для общего развития.

Павел Ходачинский:
Никогда не надо хвататься за гирю, сломя голову, потому что можно получить травму. Для начала нужно разогреться: подняли температуру тела, растянулись, и тогда уже можно браться за гирю. Отошли немного от гири, никогда ноги не стоят прямо, немного их согнули, прогнули спину. Беремся за душечку пальцами и по инерции бросаем ее и подбрасываем на плечо. Рука полностью расслаблена, локоть упирается в тазовую кость. И после этого делаем толчок вверх. Сели и подняли.

Набор упражнений скудный или есть какое-то разнообразие?

Светлана Долгая:
Есть разнообразие, с гирей можно выполнять довольно много упражнений.

Именно занятия с гирями врачи рекомендуют чаще всего для укрепления тела и духа. Ведь этот снаряд способен одновременно задействовать руки, ноги, спину и шею.

Вы занимаетесь со всеми этими гирями?

Светлана Долгая:
Нет, не совсем. Я начинала с восьмерки, потом она мне показалось мало, потом перешла на 12, и сейчас, в данный момент работаю с 16 кг. 32 кг поднимают мужчины.

Какие основные моменты в технике?

Светлана Долгая:
В основном – это правильный хват гири. Ошибки начинающих – зажимание гири. Надо научить держать на пальчиках и усилие не прилагать.

Какой совет дадите девушкам, чтобы они пришли, не боясь?

Светлана Долгая:
Девушки, не бойтесь гирь, ищите своего тренера, пусть он вам расскажет, покажет, и в путь.

Loading...


Екатерина Карстен: «Я никогда не считала себя немкой, я всегда хотела вернуться в Беларусь»



Новости Беларуси. Что сделано для развития белорусского спорта и как тренировались в советское время? Какие перспективы у белорусской гребли и почему в Беларуси лучше, чем в Германии? Об этом поговорили с двукратной олимпийской чемпионкой по гребле, шестикратной чемпионкой мира Екатериной Карстен.

Екатерина Карстен, двукратная олимпийская чемпионка по гребле, шестикратная чемпионка мира:
Как спортсмен я горжусь тем, что тут очень много делается в Беларуси. Именно для нашего вида спорта у нас в Беларуси два канала международного уровня, проходят соревнования (вот в Заславле и Бресте проходили международные соревнования).

О стадионе «Динамо»: «Я там ездила, искала себе обувь»

Я его, когда приехала в Минск, помню, что там был рынок. Я там ездила, искала себе обувь. А сейчас смотришь по телевизору, конечно, там классно, и соревнования проходят же, и были в прошлом году Европейские игры.

Минск сейчас вообще неузнаваем. Мы с мужем заехали, сколько я там прожила, и то заблудились

Если говорить о Европе, там уже давно на велосипедах ездят. Я вот когда в Германии жила, ездила на велосипеде на тренировки. У нас очень много людей стало на велосипедах ездить, есть велодорожки. 

Минск, конечно, поменялся. Даже здесь, ну сколько я там прожила, Минск сейчас вообще неузнаваем. Даже в новом районе мы с мужем заехали, сколько я там прожила, и то заблудились, потому что сделали новое метро, дороги, дома настроены. Заблудились, ехали на машине. Очень красиво стало, конечно. Хожу, рассматриваю все.

Раньше вот был институт физкультуры и после ничего не было, а сейчас там такие гиганты стоят, красиво.

«У меня были лодки, во-первых, тяжелые, качества такого не было, весла деревянные еще»

Сразу мечталось получить костюм спортивный. Я была еще в СССР. Когда мне выдали первый костюм, я с гордостью носила его. Хотелось хорошей лодки. У меня были лодки, во-первых, тяжелые, качества такого не было, весла деревянные еще. Анатолий Иванович мне все что-то там отрезал, что-то с ними чудил, чтобы полегче были. Я еще когда выиграла первенство Союза (до 18 лет), попала на чемпионат мира, и мне выдали Empacher. Это была мечта – получить Empacher, погоняться, потренироваться на нем. 

Сейчас у нас и лодки есть у детей. Дети выходят на тех же Empacher, о которых я мечтала. И экипировка у всех детей тоже есть, и красивая. Я своим детям давала (экипировку – прим. ред.), Анатолий Иванович говорил, нечего детям одевать, я потом привезла, а он говорит: «У нас уже выдают, но спасибо, ладно, пригодятся. Буду выдавать, если дети какие контрольные пройдут, буду как приз давать твои комбинезоны». Даже тогда удивлена была, оказывается, детей тут хорошо одевают, все есть. 

Об училище Олимпийского резерва: «Я так отъелась гречки, что на нее смотреть не могла»  

Я училась в училище, нас там кормили пять или шесть раз, очень много кормили, на то время хорошо кормили. Правда, я так отъелась гречки, что на нее смотреть не могла, сейчас уже немного даже ем.

«Когда бросаешь спорт не знаешь, где себя применить, куда пойти, что делать»

Когда бросаешь спорт и не знаешь, где себя применить, куда пойти, что делать. За рубежом они тренируются и учатся, и потом работают. Конечно, им легче после спорта себя найти, у них получается. У нас – не знаю. Мы привыкли – только тренировался, отдохнул – пошел тренироваться. У нас спорт – это профессионально, трудовую книжку дают. Для спорта это очень хорошо. Но в дальнейшем, чтобы найти себя, дальше найти работу – это немножко тяжеловато.  

О должности старшего тренера: «Тяжело пока я вхожу в эти все роли»

В национальной команде я уже давно, но с другой стороны была, с этой – у меня все новое, тяжело пока я вхожу в эти все роли. Интересно с детьми тренироваться, ездим на сборы, смотрим, подсказываем. 

Мы с мужем обсуждали, что ребенок будет жить в Германии, но, когда я закончу карьеру, мы вернемся в Беларусь

Мы с мужем сразу обсуждали, что у нас ребенок будет жить в Германии, учиться будет в Германии, но когда я закончу карьеру, мы вернемся в Беларусь. Я никогда не считала себя немкой, я всегда хотела и выступать за Беларусь, и вернуться в Беларусь. Поэтому никаких сожалений нет. 

О белорусской гребле и перспективах«Идем понемножку, не стоим на месте, подтягиваемся к тому, что было»

Да, немного академическая гребля потеряла, но вот на Олимпиаду у нас отобралось два экипажа и, я надеюсь, еще доберут лицензии. Идем понемножку, не стоим на месте, подтягиваемся к тому, что было.

У нас все есть: лодки, тренажеры, залы, каналы.

«Я доказала, что люблю Беларусь»

Я доказала, что люблю Беларусь, потому что у меня было много предложений из других стран. Я правда, уехала в Германию, но я вернулась сюда, в Беларусь.

Читайте также:

«У меня отец отбирал топор, говорил, что малая ещё». Карстен о детстве в деревне и почему ей нравилась мужская работа

Почему Екатерина Карстен не хочет быть тренером?

«На Олимпийских играх Катя мне её и вставила». Почему у тренера Карстен появилась серёжка в ухе