Вадим Гигин: государство не должно подавлять свободу СМИ, а должно задавать чёткие параметры игры

13.01.2021 - 20:36

Новости Беларуси. Тема журналистики стала основной в очередной серии «Тайных пружин политики» Григория Азаренка.

Если мы возьмем фейки, это все было и раньше

Григорий Азаренок:
Мы говорим о журналистике. И, наверное, Вадим Францевич, вопрос вам. Скажите, современная журналистика чем-то отличается принципиально от той классической, что была в XIX, XX веке, или всегда была инструментом борьбы за умы, за власть и за влияние?

Вадим Гигин, политолог, декан факультета философии и социальных наук БГУ:
Современная журналистика отличается от журналистики XIX века тем, что никто из современников практически не читал журналистику XIX века, за исключением узкого круга историков, поэтому, думаю, мало кому можно сравнивать. Но если мы возьмем вот эти фейки, если мы возьмем какие-то элементы пропагандистские, контрпропаганды, о которых мы говорим, это все было и раньше. Я вот приведу вам один пример. Вам понравится. Тем более смотрю у вас тут карта геополитики, все континенты. Вот идет Крымская война, и Россия воюет с Турцией. Англии надо создать образ несчастной Турции (вы представляете, Турция тогда – это огромная Османская империя), которую душит жуткая Россия.

Всегда пресса была одним из главных инструментов борьбы за власть

Григорий Азаренок:
Огромный медведь нависает.

Вадим Гигин:
О, медведь, правильно. А как по-английски Турция? Turkey. Turkey – это индейка. Известная игра слов. И они рисуют огромного медведя, который душит вот эту несчастную индейку. И у английского обывателя возникает ощущение огромной несправедливости, забывая при этом, что под властью Османской империи находятся арабы, сербы, часть греков тогда, болгары и так далее. Вот эта игра смыслов была постоянно. И, собственно говоря, никаких особо новых, принципиальных, если не брать, конечно, технологии, подходов и методов здесь нет. Как говорил Наполеон, газеты могут победить армии. И грамотные политики, умные политики, дальновидные, самые успешные, всегда это использовали как? Создавая у таких же талантливых журналистов иллюзию свободы, а на самом деле по максимуму стараясь использовать их в своих политических интересах, потому что всегда пресса была одним из главных инструментов борьбы за власть.   

О какой мы этике сейчас говорим, если ее нарушают все?

Григорий Азаренок:
Но при этом, Вадим Францевич, вышла у меня недавно передача, где я рассказываю о предателях, Пал Палычу Латушко напомнил о судьбе Иуды. Висела пеньковая веревка. И сразу так забеспокоились, заволновались, напомнили мне 130-ю статью УК, напомнили мне про Год народного единства. И такие все правильные вдруг стали. Я не говорю о двойных стандартах, я говорю об этике в журналистике. Вот вы как расцениваете этот поступок? Потому что они говорят, что я призываю к межнациональной розни.

Вадим Гигин:
Знаете, Григорий, идет информационная война. Вы находитесь по разные стороны баррикад. И если мы говорим об обычной, конвенционной войне, как ее зачастую называют. Почему? Потому что есть соглашения, они все время нарушаются, между прочим, во время войны. Там Женевские, Гаагские, о поведении. У информационной войны по большому счету таких международно принятых конвенций нет. Есть кодекс журналистский, который пересматривается, есть закон о СМИ, которому, допустим, незарегистрированные СМИ или СМИ, которые находятся вне страны, могут не соответствовать. О какой мы этике сейчас говорим, если ее нарушают все? Как еще говорили большевики, определяет все сознание партийность. Вот у вас есть свои убеждения. Исходя из этих убеждений и максимально наверняка стараясь следовать своему пониманию журналистского долга, вы освещаете. Они освещают с другой стороны.  

Мы можем бесконечно критиковать друг друга, власть, оппозицию, но мы должны это делать в цивилизованных рамках

Григорий Азаренок:
Попрошу вас назвать способы защиты информационного пространства, адекватного противодействия.

Вадим Гигин:
Сейчас говорим об информационной гигиене. Каждый человек должен понимать для себя, для своей семьи эти угрозы, которые существуют, для себя выстраивать фильтр информации. Государство не должно, конечно же, подавлять свободу СМИ, но, как нам советуют те же американцы, как они поступают у себя… Мы, кстати, должны смотреть, как они обеспечивают безопасность и устойчивость своей системы. О чем говорит Байден и не только он, о чем говорят республиканцы, кстати говоря. Государство должно задавать четкие параметры игры. У нас (не зря вы упомянули о Годе народного единства) информационная безопасность, устойчивость государства, его суверенитет – это должна быть та платформа, которая объединяет людей различных политических взглядов. Если нам это удастся сделать в обозримом будущем, то, я думаю, и на информационном поле обстановка будет куда лучше. Потому что не будет общественного запроса (даже маленького) на экстремизм. Люди не будут воспринимать радикализм. Давайте откровенно скажем: были призывы очень многих Telegram-каналов к радикальным действиям.

Григорий Азаренок:
Не только Telegram-каналов.  

Вадим Гигин:
Но ведь белорусское общество не поддалось на это. Значит, у подавляющего большинства граждан запроса на это нет. И если эта тенденция взаимопонимания, мы можем бесконечно критиковать и должны на информационных площадках это делать (друг друга, власть, оппозицию, нас с вами), но мы должны это делать в цивилизованных рамках. И вот эту положительную тенденцию на понимание необходимости единства и мира нужно поддерживать, и тогда мы не будем так остро говорить о проблемах информационной безопасности.  

Григорий Азаренок: 
Вадим Францевич призывает к более благородному решению вопроса, я за смерш. Алексей, а вы как?  

Алексей Дзермант: «На любого политика можно найти компромат и исключить из публичного пространства» (читать далее).  

Вадим Гигин:
Григорий, благородство и смерш – понятия не взаимоисключающие.

Loading...


Алёна Родовская: «Доброта нам не чужда, за что и платим слишком дорого. А вот поляки постоянно повторяют – нам это невыгодно»



Новости Беларуси. Время авторской журналистики. Алена Родовская, ведущая общественно-политического ток-шоу «Будни» на «Альфа Радио», рассуждает о наболевшем. Рубрика «ЗаДело» в программе Новости «24 часа» на СТВ.  

Алена Родовская:  
6 декабря вся страна, примкнув к экранам и Telegram-каналам, слушала слова Президента. Прозвучала фраза: «Они сейчас это прячут, им это невыгодно». Сегодня поучительная история о том, кому это невыгодно и о воле доброй. Есть такое выражение «по доброй воле». Человеку свойственно помогать другим и делать это бескорыстно. Мы помогаем родным, помогаем беженцам. Доброта нам не чужда, за что и платим слишком дорого. А вот поляки постоянно повторяют – нам это невыгодно, и мысль эта не нова.  

По нашей доброй воле были когда-то открыты польские школы в Беларуси – в Гродно и Волковыске. А сегодня они говорят: белорусским чиновникам не нужны польские школы, власти не хотят, чтоб поляки, живущие на территории Беларуси, учили свой язык и культуру своей страны. Так почему на территории Польши до сих пор нет таких же школ, как в Беларуси? В некоторых польских лицеях преподают только два предмета – белорусский язык и литературу, этнические белорусы весь остальной курс изучают на польском языке. И все. Нам это невыгодно, говорят поляки. А нам выгодно?  

Вы извините, но дети, которые изучают ваш язык и культуру, должны отдать долг в армии в Беларуси, их родители должны платить налоги и делать отчисления в пенсионный фонд. Это логично и справедливо. В принципе, весь смысл в слове справедливость – воздать должное. Но наши соседи по доброй воле не дружат. Мы много лет закрывали глаза на историческую правду событий 17 сентября – мы же строили дружеские отношения. Да, на много чего по доброй воле белорусы закрывали глаза. Чтобы найти моральный закон, надо найти абсолютный закон. Он у нас есть, и мы живем по доброй воле. А у вас?  

Гарантии бывают только обоюдными, а не односторонними, – постоянно повторяет наш Президент. Если бы в 2020 году к власти пришла оппозиция, Беларуси бы не существовало. Здесь бы уже блок НАТО стоял под Смоленском – цитата. И он ведь прав.  

Президент: да, был риск отдать одному человеку в руки такую Конституцию. Но вроде мы ничего сверхвредного для народа не сотворили. Читайте здесь.  

С такими друзьями и враги не нужны. Наши страны-соседки очевидно разбалованы излишне мягкими реакциями Беларуси. Они так к этому привыкли, что ощущение своей собственной значимости затмило реальность. Чего бы не сотворила какая-нибудь Польша, Литва, Украина – все аргументируется одной фразой: Беларусь и Россия постоянно во всем виноваты.  

Лукашенко: «Против нас воюют в СМИ, в политике, в дипломатии, в экономике – во всем. Просто подошли к горячей войне». Подробности здесь.  

Алена Родовская:  
Киев провоцирует Москву, огрызается на Беларусь в надежде, что им поможет армия НАТО. Прежде чем делать такие громкие заявления, следует уяснить одну простую вещь: войны быть не может. Объясню, почему. Не бывает войны между настоящей и современной армией и сборищем оголтелых. Вспомним для начала события 13-летней давности в Грузии. Там тоже один такой президент надеялся на помощь НАТО, а потом сел в лужу от страха, когда за несколько часов российские войска подавили активность грузинской армии. Украина не член НАТО, и против России за нее никто не станет.  

В сухом остатке имеем: добро в современном мире должно быть с кулаками. Международная политика дошла уже до абсурда. Мы уже виноваты не в каких-то действиях, а в том, что могли бы сделать. А еще перед глазами новый наглядный пример, как Литва решила оказаться умнее всех, когда они решили открыть торговое представительство острова Тайвань. В свою очередь официальный Пекин прямо заявил, что это посягательство на его суверенитет, так как Тайвань – неотъемлемая часть КНР, и точка, поэтому ответ будет жесткий и немедленный. Литовские политики тут же встали в позу, привычно заявив – свобода и демократия дороже всего, а ответы их не пугают, готовы хоть к полному разрыву отношений.  

Алена Родовская:  
Полного разрыва не произошло, Китай просто вычеркнул Литву из таможенного реестра. Гордая страна мгновенно потеряла экспорт на 100 миллионов евро. Но главное – Литва лишится своего куска транспортного коридора «Шелковый путь», а это серьезный удар прежде всего по порту Клайпеды, который и так пострадал от санкций, наложенных на Беларусь.  

Первый сказал: «За этот месяц очень многое поменяется. Увидите, нужно опираться на патриотичных, крепких людей со стержнем, а предателей во власти быть не должно». Мы свободная страна, и мы не зависим от бреда западных политиков. Они приходят и уходят. Зато весь мир услышал слова Ангелы Меркель: «Уважаемый господин Президент, я крайне рада, что в этой сложной ситуации мы имеем возможность поговорить». Что и требовалось доказать. А я и еще 9 миллионов белорусов строят свою реальность по доброй воле, через которую никакому адепту европейской гегемонии не пробиться.