Вадим Гигин: Григорий Азарёнок стал символом борьбы за Беларусь в 2020-2021 годах

15.05.2021 - 20:50

Новости Беларуси. В гостях программы «Тайные пружины политики» декан факультета философии и социальных наук БГУ Вадим Гигин и политолог Андрей Лазуткин.

Григорий Азаренок, СТВ:
Вадим Францевич, сколько вам было в 1995-м?

Вадим Гигин, декан факультета философии и социальных наук БГУ:
В 1995-м, в октябре мне исполнилось 18. Если мы говорим о референдуме 14 мая, то мне было 17 лет, то есть я не голосовал еще.

Григорий Азаренок:
Но если бы были уже совершеннолетним, пошли бы на референдум, голосовали бы?

«Сначала ведь не было отторжения к бчб-флагу сразу. 1991 год – это такая растерянность»

Вадим Гигин:
На референдум пошел бы, конечно. Но тогда еще формировались представления. Я уже учился в университете. Были бурные обсуждения: что, как, почему? Это такой период, в который формируются гражданские взгляды, самый такой активный период. Конечно же, я выступал за наш национальный флаг, за государственный, безусловно.

Сначала ведь не было отторжения к бчб-флагу сразу. 1991 год – это такая растерянность. Почему протащили через парламент? За него проголосовали даже коммунисты. Но я хорошо запомнил 1993 год, когда тогдашнее руководство Беларуси во главе со Станиславом Шушкевичем праздновали 75 лет БНР. И кого они притащили? Язепа Сажича, старшыню Рады БНР, человека на котором клейма негде ставить, военного преступника, нацистского холуя, прислужника. Посадили под это знамя.

Тогда, мне кажется, все покровы были сорваны. Стало понятно, что этот флаг ассоциируется с коллаборационизмом, с самыми трагическими периодами в истории Беларуси.

Григорий Азаренок:
Вадим Францевич, какая атмосфера была этого референдума, 1990-е годы?

Вадим Гигин:
Эта атмосфера связана и с вашей семейной традицией. Вы, Григорий, когда родились?

Григорий Азаренок:
В 1995 году.

Вадим Гигин:
Выдающийся белорусский режиссер-документалист Юрий Азаренок отметился в 1995 году двумя событиями, очень важными для нашей страны. Во-первых, он снял лучший документальный фильм 1990-х годов Беларуси «Ненависть. Дети лжи».

Григорий Азаренок:
В субботу, перед референдумом, он демонстрировался.

Григорий Азаренок стал символом борьбы за Беларусь в 2020-2021 годах

Вадим Гигин:
И второе – родился Григорий Азаренок, который стал символом борьбы за Беларусь в 2020-2021 годах.

Григорий Азаренок:
Спасибо огромное!

Вадим Гигин:
Это правда, это так. С этим даже согласятся и ваши оппоненты, ваши критики. Так вот, «Ненависть. Дети лжи» – это была бомба. Этот фильм сделал атмосферу весны 1995 года. Конечно, Юрий Владимирович заложил туда такие смыслы, так подобрал кадры.

И смотрите, на что взбеленились. До сих пор этот фильм не дает покоя. Скажешь: «Ненависть. Дети лжи» – аж воротит их. Как икону к черту поднеси – они убегают. Так и здесь. Что они отрицают? Главная идея фильма какая? Что Позняк и его окружение – это идейные наследники коллаборационистов времен Второй мировой войны. А что здесь неправда? Если они говорят, что это не так, пусть осудят и публично откажутся от Арсеньевой, от Кушеля, от Сажича, от Абрамчика, от всех тех людей, кто прислуживал в буквальном смысле коллаборационистам. А ведь это не так.

Они говорят: «Не надо с флагом связывать какие-то плохие события». Правильно. Флаг не виноват. Но ведь под этим флагом тащат именно таких людей.

Григорий Азаренок:
Конечно.

Вадим Гигин:
Смотрите, последнее заявление Тихановской, которая она сделала. Инициатива сейчас находится в руках белорусских властей – дело о расследовании геноцида нашего народа в годы Великой Отечественной войны. А команда Тихановской заявляет, что она будет проводить свое расследование, где на одну чашу весов ставит гитлеровцев и советскую власть. Абсолютно вот эта прибалтийская, украинская программа, естественно, следом идет и обеление коллаборационистов.

Белорусский национализм в любом издании, в любой его редакции является идейным наследником коллаборационистов. А белорусские коллаборационисты образца 1941-1945 годов являлись нацистами. Почему? Потому что они были прислужниками гитлеровских оккупантов. Что Арсеньева, автор «Магутнага Божа», она что не видела, что в Минске гетто есть?

Что писала «Беларуская газета»? Анекдоты почитайте на последней страничке. Там антисемитизм сплошной. Что, люди этого не видели? Или как некоторых оправдывают: он в школке работал. В какой школке? В этой школке висел потрет Адольфа Гитлера. И учеников этой школки заставляли ходить на мероприятия под бело-красно-белым флагом. Или говорили: «Вы знаете, когда отдельную вёску палили, не было этого флага». Так скоро свастику оправдают. Они под этим флагом присягали. У нас что, нет кадров, где этот флаг развевается? Есть. А что, мы не знаем, как дальше складывалась судьба Кушеля, той же Арсеньевой? Уже после войны пошли на службу в ЦРУ.

Григорий Азаренок:
На «Радио Свобода» работала.

Вадим Гигин:
Что, мы этих людей должны провозглашать героями? А их провозглашали.

Вадим Гигин:
Почему этот период, особенно 1994, 1995, 1996 годы, называют революцией Александра Лукашенко? Я помню, мы тогда начали создавать молодежные организации, Белорусский патриотический союз молодежи, студенческое самоуправление в БГУ. И было полное ощущение – мы можем сделать все, горы свернем, любые цели нам по силам.

Григорий Азаренок:
Похоже на нынешнее душевное состояние.

«Кризис 2020 года встряхнул нас»

Вадим Гигин:
Конечно, и вот сейчас очень важно, что белорусский политический режим де-факто переживает свою вторую молодость, то есть вот это произошло обновление. Кризис 2020 года встряхнул нас. Давайте скажем честно, мы где-то примерялись, проводили такой социальный эксперимент. Скажем прямо: мы в последние годы фактически легализовали этот бчб-флаг. Вспомните 100-летие БНР. Что происходило, что творилось? Нам навязывали эту идеологическую повестку. Кто навязывал? Противники власти, противники белорусского государства.

Мы разрешили в центре, возле Академии МВД, открыть магазин с бчб-символикой, где все это открыто продавалось. На углу проспекта Независимости, улицы Козлова и Машерова реклама висела этого магазина. Пооткрывали кучу всяких инициатив. В общем-то, открыли двери для пропаганды вот этих идей. Что мы получили в итоге? Готовили свержение действующего политического режима и все, что мы видели летом и осенью прошлого года.

Григорий Азаренок:
Ну а ваши впечатления о законопроекте – нужный, важный?

Вадим Гигин:
Более чем нужный, потому что на самом деле реабилитация нацизма пустила глубокие корни. И что происходило. Вот они, полицаи, прислужники, работники оккупационной администрации сбежали на Запад. Там осели в фильтрационных лагерях. Что дальше сделали американцы? Они их взяли к себе на службу. Почему? Это были очевидные противники того режима, которому они противостояли, то есть советской власти.

Они должны ответить на вопрос: кто для них Наталья Арсеньева, кто для них Франц Кушель, кто для них Язеп Сажич, кто для них вот эти все последователи национализма, те, то прислуживал гитлеровским оккупантам в годы Великой Отечественной войны? Они просто должны ответить. Ведь они же что делают? Они же не просто защищают флаг и этих людей. Если они понимают, можно защищать. А того же Сажича и других… Они ведь на партизан нападают.

Григорий Азаренок:
Они виноваты в том, что «вёски палили».

«2020-й показал нам, насколько важны символы, насколько важна история»

Вадим Гигин:
Они виноваты, до чего дошли. И это же делают не только политики, а некоторые историки до этого доходят. Они обвиняют партизан, что они своими действиями, то есть борьбой за независимость своей страны против оккупантов, провоцировали оккупантов на карательные акции. Так вот, запомните. Во всем мире виноват в карательной акции тот, кто ее проводит. Мы просто до поры до времени на уровне государства эту проблему не замечали. Мы как бы немножко стесняясь, говорили: ну вы знаете, мы так и не разработали идеологию, зато там разработали идеологии. Вот там на каждый вопрос есть свой ответ. И по флагам, и по героям, и по символике. И фактически, почему возник этот кризис 2020 года? Потому что с начала, если ты делаешь какие-то уступки в идеологии, то неизбежны такие же уступки и в политике. Вот это очень важно. И 2020-й показал нам, насколько важны символы, насколько важна история, насколько важна государственная историческая политика. Важна культура исторической памяти, а она у белорусов есть.

Вадим Гигин:
Вот я вам приведу один пример. Тихановскую в прошлом году регистрируют вполне легально.

Григорий Азаренок:
Сегодня годовщина.

Вадим Гигин:
Да, сегодня годовщина. Регистрируют как кандидата в Президенты. Она проводит агитацию. На Бангалор вполне легально собирает своих сторонников, все мы это помним. Но потом из Гомеля, по-моему, были эти кадры, когда она со своим штабом собирается. И они обсуждают что?

Григорий Азаренок:
Силовой захват административных зданий.

«Открытая попытка свержения власти потерпела поражение, Александр Лукашенко одержал победу»

Вадим Гигин:
Вне зависимости от исхода выборов, силовой захват власти, давление на представителей власти – вот это экстремизм. Но, экстремизм, который был организован под прикрытием легальной кампании. Поэтому сейчас мы находимся в какой стадии? Открытая попытка свержения власти потерпела поражение, Александр Лукашенко одержал победу, основываясь на поддержке белорусского общества.

Григорий Азаренок:
Основа белорусской государственности современная была как раз таки на том референдуме.

Вадим Гигин:
Абсолютно. В середине 1990-х годов, основываясь на подъеме вот этом. Беларусь переживает патриотический подъем.

Григорий Азаренок:
Спустя 26 лет показал эффективность, силу.

Вадим Гигин:
Правильно. И сейчас наша задача – создать такие условия, чтобы эту победу зафиксировать. Второй момент: провести профилактические мероприятия, чтобы не допустить повторения событий прошлого года. Это очень много мероприятий. Нужно критично оценивать действия властей и чиновников – все вместе, но вот эти законы – это один из таких шагов. Это очень важный шаг. А дальше, конечно же, от гражданского общества, от нас с вами зависит контроль за исполнением этих законов.

Loading...


«Местные змагары здесь пропустили конфетно-букетный период». Азарёнок об особенностях протестов в Казахстане



Уроки Казахстана. Что за новая технология цветных революций была использована в этой стране. Как можно проспать вооруженный мятеж, погромы и уничтожение собственной страны и почему то, что сделало ОДКБ, повернет всю мировую политику в другое русло?  

Авторская рубрика Григория Азаренка «Тайные пружины политики 2.0».  

Григорий Азаренок, СТВ:  
Наши некоторые визжащие свиньи, а по другому я змагаров назвать не могу, на прошлой неделе все время талдычили: хотим как в Казахстане, нужно как в Казахстане. Посмотрите: вот они, перемены, вот она, демократия, которую сюда принесли оплаченные обученные боевики, которые приехали сюда из сопредельных стран, и одурманенные местные протестующие. Ложь не есть правда, а истина всегда одна. Меня зовут Григорий Азаренок, это «Тайные пружины политики», здравствуйте.  

Казахстан приготовили на заклание. Они учли белорусский опыт. Если у нас в самые первые дни гнойные уши Запада торчали неприкрыто – вот центр в Вильнюсе, вот центр в Варшаве, вот оружие с Украины – то там решили, что называется, не палиться. Новая цветная технология – мгновенный блицкриг без явных признаков координации. Несколько дней – и узловое государство Средней Азии пало бы.  

Григорий Азаренок:  
Напомню, западные политики заявляли, что казахи имеют право на мирные митинги. Можете посмотреть на результат этих мирных митингов. Желаю вам, уважаемые европейские политики, чтобы каждый ваш парламент испытал нечто похожее на эти «мирные» митинги.  

Похожую картинку я видел только из 1993 года из расстрелянного Дома советов. Еще одно белое здание полностью разрушено, сожжено актом «демократии». Как тогда США это поддержали и благословили, назвав все демократичным, мирным и правильным, так и сейчас. Вот она, демократия: это гарь, копоть, отрезанные головы, смерть, отсутствие нормальной жизни, многомиллиардные убытки и так далее. Кушайте. Особенность цветной революции в Казахстане в том, что местные змагары здесь пропустили конфетно-букетный период и сразу перешли к жесткому противостоянию. Разрушены банкомат, здесь везде были выбиты стекла. Сейчас все закрыто досками. Все разгромлено. Но, кстати, одно интересное наблюдение: не разрушен, не захвачен ни один книжный магазин. Потому что им там нечего брать, этим свободным людям, европейцам, просвещенным, которые хотят как в Норвегии, Швеции, демократии. Книжные магазины их не интересовали, их интересовали виноводочные, оружие, алкоголь, продовольственные магазины, бытовая техника и так далее. Вот что интересует «светлых» лиц «невероятной» демократии Казахстана.  

Первый урок Казахстана. Бесчинства начались после того, как правоохранители не стали подавлять мятеж. Приказа не было. Ребята стояли без оружия, когда их избивали цепями, забрасывали камнями, срывали погоны и ставили на колени. Санкций, что ли, боялись? Результат секундной нерешительности – катастрофа.  

Гладкая об обстановке в Алматы во время протестов – читайте здесь.  

Поэтому мятеж надо подавлять в эту же секунду. Быстро. Уверяю вас, любое поветрие митинга в любой точке Беларуси теперь будет, скажем профессионально, купировано. Предельно быстро. Любыми средствами. Нет той цены, которая дороже жизни тысяч людей и существования государства.  

А знаете, что еще я там увидел? То, чего вы боитесь как огня. То, что холодным потом снится американским дельцам и церэушникам всех мастей. Правильно. Советский Союз. Я его там увидел. В одном строю белорус, русский, казах, армянин, киргиз. Живая Евразия дала отпор атлантической интервенции.  

Что белорусским миротворцам говорили военные Казахстана – читайте здесь.  

Тут недавно некий Столтенберг разинул ляпу и посмел ляпнуть такое, что я удивляюсь, как журналисты не швырнули в него штативом. НАТО, мол, везде проводило только миротворческие операции. А Югославия распалась... Ну, сама как-то распалась. Так вот, что называется, почувствуйте разницу. Как приходят демократические миротворцы – страны исчезают с карты мира и лица земли, а население сокращается на несколько миллионов. А вот в Казахстан впервые пришли другие миротворцы. И стоило им только прилететь, планы врага рухнули. Страна спасена.  

И там, в степях Казахстана, все знали, что дома их ждет Отец. Который каждый день думал об этих сотнях своих детей. Они не подвели его. Работа у них такая.  

Лукашенко: за ваши головы там готовы были заплатить тысячи долларов – читайте здесь.