Вадим Гигин: «Знаете, когда закончилась эта типа независимая оппозиционная журналистика?»

16.08.2021 - 22:55

Новости Беларуси. Год спустя после первого митинга в поддержку Президента на площади Независимости, где Александр Лукашенко откровенно обратился к белорусам. Пророчества тогда и реальность сейчас. А также «Большой разговор с Президентом» – конкретные посылы и междустрочие – в политическом ток-шоу «По существу».

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:
Под каким гипнозом находятся люди, которые до сих пор уверены в том, что придя сюда, либеральное сообщество сделало бы нашу страну экономическим и политическим раем?

Вадим Гигин, декан факультета философии и социальных наук БГУ:
Когда мы говорим о протесте и его сторонниках – он разный. Там есть национал-радикалы, которых всегда будет не устраивать Лукашенко, у них своя идеология. Там есть новая буржуазия, у которой мало денег, и они хотят получить власть. Там есть люди, которым в принципе много государства, им не нужно государство – антиэтатистские, антигосударственные выступления. Но я бы о наших коллегах чуть-чуть сказал, о журналистах. Мы с ними пытались быть на одной шахматной доске, мы пытались с ними разговаривать как с коллегами, а они заговор готовили. Знаете, когда закончилась эта типа независимая оппозиционная журналистика точно? В мае, когда возник 3%-ный заговор. Ведь и в «Нашай Ніве», и на [ресурсе, признанном в Беларуси экстремистским – прим. ред.] прекрасно знали, что это не так, что это противоречит всей социологии, а упорно продвигали, врали, настаивали, сделали из этого бренд. Что они делали? Они пытались манипулировать обществом. Для чего это делали? Они перестали быть журналистами, они стали политическими активистами.

Алена Сырова, СТВ:
Почему тогда этот момент прохлопали мы?

Вадим Гигин:
А не прохлопали. По-моему, Президент отвечал – пытались максимально стабилизировать общество, обеспечить нормальные условия выборов, обеспечить легитимность этой процедуры. Не замечать огрехи, которые возникают. Всегда так было: перетерпим, дождемся, давайте проведем по-нашему, по-белорусски. А готовилось совершенно иное. Ощущали, предчувствовали, но надеялись на лучшее. 

Читайте также:

Егор Макаревич: «Нас довели до того, что мы должны были показать, кто в Беларуси хозяин и кому принадлежит белорусская земля»

Алексей Авдонин: вся эта кампания против Беларуси начала готовиться еще в конце 2016 года

Игорь Тур: «Я понимаю очень хорошо людей, которые, возможно, против Лукашенко»

Loading...


Андрей Иванец: ответственность владельцев Telegram-каналов должна быть соизмерима с ущербом, который они наносят



Новости Беларуси. Итоги глобального социологического исследования. Как его результаты могут повлиять на управленческие решения и стать ориентиром для будущего развития страны? В ток-шоу «По существу» ведущие вместе с экспертами обсудили, что стоит за данными большого исследования и как определяются закономерности общественного мнения.  

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:  
Опрос показал, что интернет-источникам доверяют даже меньше, чем телевидению, несмотря на заезженную фразу, что «телевизор сейчас не смотрят, мы случайно наткнулись на вашу программу». Как вы думаете, традиционные СМИ выживут?

Андрей Иванец, член-корреспондент НАН Беларуси:  
Я хотел бы отметить один небольшой момент. Вся наша страна, все наше население на себе испытали весь этот информационный шок, когда был сплошной шквал фейков. Когда пришло отрезвление, что не все, что пишут в Telegram-каналах, является правдой – мягко говоря, не все, тогда уже доверие к традиционным источникам информации (телевидению, печатным СМИ) значительно повысилось.  

Но я хотел бы на еще один момент обратить внимание. Не просто так были приняты соответствующие поправки в закон о СМИ. Потому что государство осознало, что та ответственность, которую должны нести и владельцы Telegram-каналов, и владельцы различных электронных СМИ, должна быть соизмерима с тем ущербом, в первую очередь государственным, который они наносят. Мне кажется, это очень серьезно дисциплинирует всех людей, которые теперь понимают, что за каждое свое слово надо отвечать.  

Читайте также:  

Стало ли тяжелее? Эксперт о жизни белорусов в условиях коронавируса, санкций и депрессии мировой экономики  

Как белорусы относятся к смертной казни и нужен ли нам референдум по Конституции? Мысливец о социсследовании  

«Он не боится брать на себя ответственность». Вадим Боровик о том, чем Лукашенко отличается от других президентов