«Она могла даже просить его не писать под Купалу». Как работал Петрусь Бровка и что значит вензель SZ на его доме в Минске

17.06.2019 - 17:03

Об истории дома на улице Карла Маркса, 30 рассказываем в программе «Минск и минчане».

Улица Карла Маркса появилась на карте Минска в 1790 году. За два столетия минский Арбат сменил множество названий. А имя Карла Маркса получил лишь в двадцатых годах прошлого века. Вымощенные брусчаткой спуски, старинные дома и изящные скверы, словно магнит, притягивали элиту со всей Беларуси. Жить в презентабельном районе было заветной мечтой и одного из лучших докторов того времени – Зигмунда Свентицкого. Однажды богатый и знаменитый врач стал владельцем дома, который сегодня расположился по адресу Карла Маркса, 30.

Наталья Мизон, заведующий филиалом ГУ «Литературный музей Петруся Бровки»:
Был построен польским архитектором Генрихом Гаем в начале XX века. Он был построен как дом доходный, и в нём размещались богатые люди, которые приезжали из соседних поместий, чтобы чаще всего зимой провести здесь время. Мы видим кованые двери – на них есть вензель, написаны две буквы: SZ – Зигмунд Свентицкий – имя и фамилия основателя этого дома.

Особенность планировки – два входа. Хозяева и высокие гости пользовались парадным. Для слуг предназначалась лестница с чёрного хода. Она напрямую вела в небольшую комнату возле кухни, где и проживал обслуживающий персонал. Спустя двести лет в подъезде сохранились остатки былой роскоши: крепления для ковровой дорожки, стеклянный потолок с зеркалом, на лестничных проходах – световой колодец, построенный по последнему слову того времени. Неудивительно, что именно этот дом облюбовало партийное руководство.

Наталья Мизон:
В советские времена некоторые квартиры были перестроены, несколько – в качестве коммунальных. Жители менялись достаточно часто – особенно в 30-ые годы, когда людей в неизвестном направлении увозили чёрные машины, временами по доносам своих же соседей.

Здесь жили руководители БССР и гостил Дзержинский. Заглянули во Второй Дом Советов в Минске

В квартирах легендарного дома жили не менее легендарные люди: профессор Николай Никольский, писатель Тишка Гартный, а также видные государственные деятели – Александр Червяков, Кирилл Мазуров, Николай Голодед и Пантелеймон Пономаренко. Поговаривают, что именно благодаря последнему, дом и сохранился.

Согласно плану восстановления Минска, здание должны были снести, а на его месте обустроить бульвар. Подробности неизвестны до сих пор, но бульвар закончился аккурат под окнами Пономаренко.

Легендарный дом на Карла Маркса, 30 – прекрасный образец модерна, приют советской элиты и квартира-музей

Именно здесь в одной из квартир жил когда-то белорусский писатель Петрусь Бровка. В его пятикомнатных апартаментах сегодня – единственный в Беларуси мемориальный музей-квартира.

Наталья Мизон:
Наши коллеги-музейщики основали этот музей лишь в 80-ом году, и они старались придерживаться той фактуры, которая здесь находилась. Они создавали экспозицию на основе фотоснимков, кино-фотодокументов. И в двух мемориальных комнатах вы видите именно так, как было при жизни Петра Устиновича Бровки.

Самое притягательное место для современников – кабинет поэта. Вещи на рабочем столе, кажется, всё ещё хранят энергетику хозяина. Именно в этой комнате рождались финальные варианты знаменитых произведений под чутким взором его музы и самого сурового и непреклонного критика – супруги Елены Рыдзевской.

Наталья Мизон:
Она ему помогала, она была первым читателей, редактором. Елена Михайловна была хорошим филологом, она могла даже категорически редактировать его произведения и просить его не писать под Купалу. На экспозиции представлена машинка, на которой Елена Михайловна писала. Сам Пётр Устинович писал только от руки.

Павел Ятин, научный сотрудник сектора учёта и сохранения фонда Петруся Бровки:
Здесь мы видим предметы, которые им помогали в быту – это календари. Один календарь имеет тематическое значение – это календарь 80-го года, который перевёрнут на 24 марта. Это день гибели поэта. Бесконечный календарь – как символ номенклатурности Петра Устиновича Бровки. Есть такое понятие – наркомовские очки, как символ чиновника. Часто мы можем увидеть его на барельефах. В этом зале представлены книги современности Петруся Бровки – здесь есть книги с автографами других коллег-писателей.

Музейный фонд сегодня насчитывает около двадцати пяти тысяч экспонатов. Коллекция становится богаче с каждым годом. И во многом, благодаря родственникам и друзьям поэта. Как признаются сами работники, определить подлинность той или иной вещи – порой настоящий квест. Ведь если нет достоверных фактов, подтверждающих, что предмет имеет какое-то отношение к бывшему хозяину квартиры, добавить его в коллекцию невозможно.

Павел Ятин:
Первый белорусский телевизор марки «Беларусь», модель 1. Она выпускалась в 1954-55 годах. Сам телевизор был тогда большой редкостью. Подарили его коллеги на его 50-летие. Он в пошарпанном таком состоянии, потому что тогда у него было много телевизоров, и этот телевизор уехал на дачу. К нам он попал в 2018 году, когда строители проводили там ремонт. Они позвонили в наш музей и сказали, что: «У нас есть телевизор Петруся Устиновича Бровки».

Наталья Мизон:
Поэма «Так пачыналася маладосць» Петруся Бровки: интересен это экземпляр тем – он, можно сказать, уникальный, во-первых, он свидетельствует об издании этой поэмы – единственное издание в 1934 году в полном варианте. Так сложилось, что в 1937 году Петру Устиновичу сократить эту поэму с 11 частей до 3. И вот в своём же издании он сокращал поэму, зачёркивал просто некоторые факты, которые в 1937 году нельзя было уже произносить.

История, кажется, прочно поселилась на этих квадратных метрах. А за окном всё так же бурлит Минск. Правда, уже совсем другой.

Люди в материале: Наталья Мизон, Павел Ятин
Loading...


Троицкое предместье: какой дом самый старый, почему их красили в разные цвета, а мост прозвали Хлусовым



После того как Хрущев посетил Минск и удивился, что у столицы нет исторического центра, в 80-ые начали активно возрождать Троицкое предместье. Трудно представить, что тогда наследство 19 века было в полном запустении. И труды реставраторов изначально не оценили. Истории существования Троицкого – в программе «Минск и минчане».

Марина Мирончик, экскурсовод:
Здесь не было этой плитки, стилизованной решетки. И проходя с мамой за руку, меня всегда удивляло, как же там живут люди! Потому что это были обыкновенные жилые дома, полуподвальные помещения.

Тимофей Акудович, экскурсовод:  
Это был первый масштабный реставрационно-строительный проект в Беларуси, поэтому он получился таким немного сказочным. Не столько Минск 19 века, сколько получился такой прибалтийский городок.

Жизнь в Троицком предместье была уже в 12 веке! Огненная стихия 1809-го не пощадила деревянную застройку. Вдоль Свислочи селились ремесленники. Работали лавки, корчма, была своя водяная мельница, обувная фабрика и бани. Адресов в Минске тогда не знали. В помощь почтальонам дома окрашивали в разные цвета. К слову, именно в Троицком появился первый почтовый ящик в столице!

Марина Мирончик, экскурсовод:
Самым старым зданием в Троицком предместье является Дом природы. На самом деле – это еврейская синагога Боруха Китаевского, датируемая 1874 годом. Здесь проживали представители еврейской национальности, которые занимались бизнесом.

Тимофей Акудович:
Дом Пинхусовича – это настоящий дом 19 века. Во второй половине 19 века здесь квартировались офицеры Серпуховского пехотного полка. В 80-ых годах, когда реконструировали Троицкое, сохраняли оригинальные стены старых домов, но полностью меняли внутренности этих домов. И перестраивали фасады.

В доходном доме Вигдорчика снимал квартиру отец Янки Купалы. Тогда Яська ходил в первый класс. 9 декабря 1891 года появился на свет Максим Богданович! Его отец, Адам Богданович жил в доме Карзаковича на 2-м этаже, а на первом проводил уроки в приходском училище. Жена Мария Афанасьевна играла на фортепиано и угощала соседей свежезаваренным кофе.

Тимофей Акудович:
Они не очень долго здесь прожили. Съехали отсюда в Гродно. Дом был уничтожен в 20-50-ые годы – к сожалению, точно не известно. Когда строили эту высотку «У Троицкого», было принято такое компромиссное решение не восстанавливать домик, а сделать просто такой памятник.

Марина Мирончик:
И, наверное, неспроста здесь располагается антикварный книжный магазин, который называется, как сборник его стихов. По этому поводу он написал замечательные строки в Ялте, уже умирая: «Ў краіне светлай, дзе я ўміраю, у белым доме ля сіняй бухты, я не самотны, я кнігу маю з друкарні пана Марціна Кухты».

Через Троицкое прошла жизнь еще одного гения – Язэпа Дроздовича. Путешественник, живописец, график преподавал в женском духовном училище, которое находилось на месте нынешнего генштаба министерства обороны. Человек-космос так и не получил благодарности при жизни. Чего не скажешь про столичного доктора Ивана Устиновича Здановича, который трудился в Троицкой больнице в начале 20 века.

Марина Мирончик:
Это было здание Троицкого базилианского униатского монастыря. На рубеже 18-19 веков в 1799-1800 годах была построена богадельня, госпиталь и здание плебании. Уже к 1850 году главным архитектором Минска Казимиром Хрищановичем было заложено здание больницы.

Раньше Троицкое предместье тянулось аж до нынешнего дома под шпилем. А в районе Оперного был известный базар. Сюда съезжались крестьяне со всех регионов и выкладывали прямо на возах свой урожай. Только здесь минчане могли купить дрова. Но в 30-ые со строительством театра лавочку свернули… Говорят, на Нижнем рынке действовала особая «каста» продавцов, за что Александровский мост прозвали Хлусовым.

Марина Мирончик:
Говорят, что именно возле этого Хлусова моста происходили обманы людей. Здесь жили люди разных сословий, и поэтому и нищенствующие были люди здесь – не без этого. Поэтому здесь была построена первая ночлежка, где вот эти бедные люди могли переночевать.

Среди Троицкого эксклюзива – аптека! За лекарствами и травяными чаями сюда приходили еще в 19 веке. А на месте Суворовской обители в 18 веке был монастырь мавританок. Монахини ухаживали за немощными и нищими до 40-ых годов 19 века, когда палаты сменили учебные классы мужской духовной семинарии.

Марина Мирончик:
Внутреннее убранство этих домиков по-прежнему является романтичным местом для встречи влюбленных, для съемок кинофильмов. И просто как замечательное место для прогулок минчан и наших гостей.

А еще Троицкое исполняет желания! Скульптор Лев Зильбер постарался, чтобы вы смогли отыскать свою «папраць-кветку» в самом сердце столицы…