«Весь последний год в США творится ужас». Кривошеев о событиях в Америке и о том, чем похожи протесты в России и Беларуси

23.01.2021 - 20:20

Новости Беларуси. В гостях программы «Тайные пружины политики 2.0» председатель Белорусского союза журналистов Андрей Кривошеев и омбудсмен по защите журналистов и политолог Александр Шпаковский.

Наконец-таки у наших европейских так называемых и американских партнеров открылись глаза

Григорий Азаренок, корреспондент:
Андрей, эпоха постправды уже наступила?

Андрей Кривошеев, председатель Белорусского союза журналистов:
Безусловно. И как раз на вчерашнем мероприятии это нам четко продемонстрировали. Потому что, обратите внимание, государство, которое заявило, инициировало формулу Аррии вчера – Эстония. Эстония неоднократно уличалась и ловилась за руку за то, что репрессировала русскоязычных журналистов. Самый свежий, последний пример – это давление через спецслужбы (это даже не органы правопорядка и судебная система, а именно спецслужбы Эстонии) на редакцию «Sputnik Эстония». Редакцию разгромили, журналистам угрожали, в итоге закрыли. И редакции пришлось выехать в принципе с территории Эстонии. Мало того, они запугивали своих политиков, своих экспертов, что им ни в коем случае нельзя выступать на этом канале.

Ну, и приятный момент: все-таки я бы так не драматизировал ситуацию со вчерашним событием. Я обратил внимание, что максимально просмотров во время выступления наших беглых бывших политиков было 700-800 человек. То есть это на самом деле был срежиссированный междусобойчик, который не вызвал интереса даже в самой протестной среде.

И второй приятный момент. Наконец-таки у наших европейских так называемых и американских партнеров открылись глаза. Вы можете отмотать трансляцию, она сейчас размещена на YouTube, и посмотреть, как их представляли. Госпожа Тихановская стала «бывшим кандидатом на выборах президентских», ее так представляли. Либо «лидером демократической оппозиции». Со словом «демократическая» я бы сильно поспорил, это мое частное мнение и суждение. Я считаю, что вся эта структура сегодня формируется по принципу секты, причем чаще всего тоталитарной секты. И ни о какой демократии внутри этого клуба бывших и беглых политиков говорить не приходится. Поэтому нет худа без добра.

Я вчера написал, что на Тихановской «поставили крест»

Григорий Азаренок:
Мы можем поздравить Тихановскую с наградой: она получила награду эстонскую государственную. Она по форме напоминает «Железный крест».

Андрей Кривошеев:
Это и есть крест.

Александр Шпаковский:
Она называется «Крест».

Григорий Азаренок:
И по форме она очень похожа на высшую награду рейха.

Андрей Кривошеев:
Если они привязываются к нацистской атрибутике, привязываются к нацистской идеологии отчасти, реабилитируют пособников нацистов из числа эстонцев и граждан, которые проживали тогда на той территории, мы можем только соболезновать такой трактовке истории. Поскольку она напрямую отсылает весь эстонский исторический миф и привязывает его к этой коллаборационистской, на мой взгляд, глубоко порочной идеологической матрице.

Григорий Азаренок:
И фрау Тихановскую можно поздравить с «Железным крестом».

Андрей Кривошеев:
С «Железным крестом». Да, я вчера написал, что на Тихановской «поставили крест».

Не в интересах ни площадки TikTok, ни Telegram такие государственные ограничения. Они просто потеряют деньги

Григорий Азаренок:
У меня вопрос об информационной защите, потому что врагов мы обозначили. Допустим, мессенджер Telegram. Его директор Дуров – гражданин России. TikTok, через который идет революция в Российской Федерации, – это продукция китайская. Мы вроде как и в объединениях, и партнеры, и так далее. Какие инструменты защиты? Мы можем их закрыть или противодействовать этому как-то?

Андрей Кривошеев:
И Telegram и TikTok – это коммерческие предприятия. Поэтому не в интересах ни площадки TikTok, ни Telegram такие государственные ограничения. Они просто потеряют деньги. Надо понимать, что здесь интересы государства, государственности и общества расходятся с интересами крупных корпораций. Американский опыт нам это наглядно продемонстрировал.

Весь последний год в Соединенных Штатах Америки творится ужас

Григорий Азаренок:
80 миллионов сторонников Трампа, заблокированный аккаунт. 80 миллионов – это огромная масса людей.

Андрей Кривошеев:
Тут надо понимать, первое – это коммерция. Второе – это, естественно, политика и геополитика. Весь последний год в Соединенных Штатах Америки творится ужас. Так вот простая логика подсказывает американскому истеблишменту, что больший по размерам ужас должен твориться на американской периферии, чтобы оттянуть внимание от американских внутренних проблем. Поэтому наши американские партнеры и создают это ужас в Беларуси, в Киргизии, в Молдавии, в Российской Федерации, в Турции, в Китае. Где угодно.

Проблема в этом только одна: ужас, запущенный в Соединенных Штатах, опирается на реальные и глубинные проблемы американского общества. Расовая дискриминация, социальное неравенство, попытка переформулировать сам базис человеческий. Все эти заигрывания с гендером – это же перепрошивка человеческого естества, к которой не готова огромная часть общества, которое в том числе поэтому голосовало за Трампа. На нашем пространстве, как ни странно, общество более консервативно, у общества более прочный идеологический, если хотите, идеалистический стрежень. В том числе традиционная семья, что показала Российская Федерация, голосуя за поправки, за Конституцию. И поэтому «шатнуть» российское, белорусское общество гораздо сложнее. Но на Соединенные Штаты Америки из внешнего окружения никто не нападает. А вот на Республику Беларусь и на Российскую Федерацию нападали, нападают и будут нападать. И степень этой внешней агрессии, степень этой гибридной войны будет возрастать.

Либерал-фашизм – я думаю, что вот это определение гораздо ближе к тому, что мы сейчас видим

Андрей Кривошеев:
Американский прекрасный политолог Джон Голд определил это как либерал-фашизм. Я думаю, что вот это определение гораздо ближе к тому, что мы сейчас видим. Это на самом деле смесь фашизма как власти крупного финансового капитала, тоталитарной абсолютно, которая просто переоделась в новые цифровые одежды. Но которая именно так, как это было и 100 лет назад, эксплуатирует идею превосходства одних людей и одних страт общества над другими, разжигая в том числе на основе классического нацизма противостояния, противоречия внутри общества.

Сейчас в белорусском обществе огромные надежды именно на Всебелорусское собрание

Григорий Азаренок:
Ну что, Андрей, омоновцы всего мира объединяйтесь. Ваш прогноз.

Андрей Кривошеев:
Я бы в первую очередь делал ставку на объединение нашего патриотического гражданского общества, наших патриотических неправительственных организаций, которые не ставят своей целью разрушение государства до основания, а потом...

Александр Шпаковский:
А затем иностранные советники помогут нам построить.

Андрей Кривошеев:
Украине уже помогли, мы видим, что там происходит. Поэтому я бы сделал ставку на внутреннее содержание нашей гражданской инициативы, нашего гражданского диалога. Элементом этого большого общенационального диалога станет Всебелорусское собрание. На самом деле сейчас в белорусском обществе огромные надежды именно на этот форум, поскольку там будут представлены все слои, все страты, все политические взгляды – по крайней мере, все конструктивные политические взгляды, не сектантские политические взгляды, которые получат возможность всерьез переобдумать модель белорусской государственности, экономическую, социальную модель. Выстроить те самые ножки, на которые будет опираться в ближайшие как минимум 5, а то и 10-15 лет белорусское государство.

Если нам удастся это сделать, то никакие внешние игроки, никакие внешние ресурсы, какими бы колоссальными они ни были, не смогут стереть, как ластиком, белорусское государство с карты Европы. Мы сохранимся, мы сохраним свою безопасность. Я настаиваю: это четыре главных базиса, на которых держится вообще вся белорусская идеология в той или иной степени, по крайней мере, лично для меня – безопасность, справедливость, суверенитет и развитие. Четыре принципа классические, четыре принципа у нас остаются. Главное – каждому из этих принципов дать новое содержание.

Loading...


Дзермант: «Вся история Запада показывает, что главное у них – стремление к господству»



Новости Беларуси. Многие эксперты и политологи нынешнее геополитическое противостояние трактуют как продолжение извечной борьбы агрессивного Запада с Востоком, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

В авторской программе «Азаренок. Тайные пружины политики 2.0» политолог Алексей Дзермант.

Григорий Азаренок, СТВ:
Вы, можно сказать, только с поездки. И вот эта белорусская зима для вас фактически как лето, потому что вы были там, где минус 27. Правильно?

Алексей Дзермант, политолог:
Да.

Григорий Азаренок:
Расскажите.

Алексей Дзермант:
Был в Якутии, в Якутске, в столице Республики Саха, как называется это российский регион. Впечатлений масса, в основном позитивные. Даже вот этот мороз и снег на контрасте с нашей еврозимой выглядят по-настоящему по-сибирски, по-евразийски. И очень понравилось. А самое главное – очень теплый, радушный прием. Люди красивые. Я, кстати, удивился: радушные, красивые. Все-таки Сибирь, наверное, оттачивает характер, менталитет в правильном русле. И, конечно, я удивился (там были люди и из самой Якутии, и из других регионов Сибири): полная поддержка Беларуси, нашего курса, Президента, уважение к нему. Видно, насколько регионы, особенно сибирские, в этом плане отличаются от очень такой специфичной московской тусовки.

Григорий Азаренок:
Вот современное противостояние. Его можно назвать геополитическим, можно назвать переделом рынков и так далее. Но небезызвестный Жозеп Боррель обмолвился на этой неделе. Обычно мы знаем, еврочиновники лепечут что-то на своем собачьем языке, на котором ничего вообще понять нельзя. Но тут он сказал уже конкретно, прорвало: мы –властелины мира, и мы не позволим этому измениться.

Жозеп Боррель, глава МИД Евросоза:
Мы, народы Запада, ЕС и США, мы были и есть властелины мира. Пока мы можем устанавливать стандарты и решать, какими они будут, пока мы являемся хозяевами новых технологий – от промышленного производства до вооружений. Если мы не сможем диктовать стандарты, мы можем потерять власть в этом столетии.

Григорий Азаренок:
То есть это уже цивилизационное противостояние. Правильно?

Алексей Дзермант:
Да, признание Борреля очень интересное. Они действительно пытаются удержаться в своей гегемонии, в доминировании над миром. И он откровенно об это говорит. А почему? Я думаю, потому что чувствует, что реальная угроза этому наступает. И поэтому мы должны держаться в технологиях, мы – правители мира, мы не должны позволить нас отодвинуть и так далее.

«Вся история Запада показывает, что главное у них – стремление к власти над другими народами, то есть колониализм»

Григорий Азаренок:
Для этого противостояния нам нужно успешное обоснование нашей самости. И оно у нас есть. Николай Яковлевич Данилевский еще до Тойнби, до наших западных товарищей обосновал разные культурно-исторические типы. Запад и славян он разделил. Потом эту линию продолжил Достоевский, славянофилы, евразийцы 20-х годов. И вы сейчас продолжаете эту линию. Вот, казалось бы, они же нас очень сильно ненавидят, больше, чем Китай, например. Потому что мы внешне такие же, но по своей сути другие. Я прав? Вот в чем отличие, в чем суть?

Алексей Дзермант:
Отличие в том, что вся история Запада показывает, что главное у них – стремление к господству, к власти над другими народами, то есть колониализм. Иногда он выражается в форме расизма, такая жесткая форма. Иногда в форме продвижения либеральной демократии. Форма помягче, но суть остается той же самой. Им нужно доминирование, подавление и вытягивание из других народов планеты ресурсов, всего самого ценного. В нашем же случае, даже если мы возьмем успешные формы державные, такие как СССР или Российскую империю, мы видим, что не было, по сути, вот такой колониальной политики, которую проводил Запад. Не уничтожали народы, а, наоборот, их развивали, науку, элиту привлекали. Давали все для развития. Вот, кстати, опять же пример из Якутии. Я там осторожно спрашивал, как отношение к советскому прошлому или к Российской империи. И слышал фактически один ответ: мы благодарны, что власть, Москва, привозила к нам людей, они нас образовывали, обучали, и мы получили технологии.

Григорий Азаренок:
Заботились. Мы же знаем, что даже государь в свое время в этом регионе запретил водку продавать, потому что организм якутский тяжело воспринимает. Заботились, чтобы люди жили.

Алексей Дзермант:
Да, безусловно, и в советское время. Очень теплые воспоминания о советском времени, которое якутам очень много дало.

Мы – цивилизация справедливости и правды, в отличие от цивилизации наживы, которой является Запад

Григорий Азаренок:
Письменность, фактически.

Алексей Дзермант:
Письменность, развитие культуры, сохранение культуры. Ну, в общем-то, это говорит о том, что по-настоящему мы вкладывались в развитие других. И это отличает нашу цивилизацию. Мы – цивилизация справедливости и правды. В отличие от цивилизации наживы и выгоды, которой является Запад.

Григорий Азаренок:
И так было всегда. Ведь они уничтожали всегда своих соперников. Византию они фактически уничтожили. Да, руками турок. Но мы знаем, что и крестовые походы спонсировали, и так далее. Но вот этот дух византийский. Он же тоже был евразийский. Можно его на тот момент назвать. Это был собор народов, он перекочевал к нам сюда. Потом это продолжалось до 1991 года, на мой взгляд, до разрушения СССР. Тем не менее на осколках СССР возник, когда все побежали на Запад, все продавали, предавали, возникло государство, которые взяло это красное знамя Победы и социальное государство и начало строить свою державу на этой основе. И, может быть, и поэтому такая ненависть еще и именно к Беларуси.

Алексей Дзермант:
Безусловно, мы не просто оказались крепким орешком. Они не смогли нас цветными революциями взломать. Но, конечно же, идеологически, символически, политически, геополитически мы являемся таким бастионом на крайнем западном фланге нашей большой цивилизации. И даже когда в России еще были прозападные политики у власти, была «ельцинщина», «семибанкирщина», мы здесь это знамя уже подняли. И, в общем-то, во многом сама Россия на нас ориентировалась и меняла свою политику на более суверенную в различных сферах. Поэтому, конечно, обладание Беларусью для Запада – это мечта. Они хотят уничтожить вот этот символ, просто оставшийся с советского времени. Но не получается, и это их еще больше озлобляет, они еще больше атакуют, но уже не получается. Уже Россия другая, она с нами. И вот мы в этом тандеме, конечно, показываем им, что есть альтернатива, есть иная цивилизация, и мы не позволим больше доминировать и бесчинствовать в мире.

Не могу западных фигурантов назвать политиками

Григорий Азаренок:
Но тут же, мне кажется, есть еще немного личностный момент. Возьмем западную всю элиту. Она обезличена. У нее нет сильных руководителей, у них нет уже философской мысли, у них нет геополитической мысли, непонятно, кто управляет, элита обезличена, она слабая, они уходят. И тут на их фоне в Европе, в центре Европы Александр Лукашенко, который с сыном и с автоматом выходит к обезумевшей толпе, который поднимает экономику, развивает военно-промышленный комплекс, кормит свой народ и половину мира, если мы берем калий, следственная связь большая, калийные удобрения. То есть масштаб исторической личности злит их, очень сильно злит. Они хотят тут управляемую марионетку. Я правильно понимаю?

Алексей Дзермант:
Абсолютно. Это политики из разных миров. Я даже не могу западных вот этих фигурантов назвать политиками. Потому что политик это суверен. Этот тот, кто самостоятельно принимает решения, несет ответственность, отвечает своей жизнью даже, может быть. А за что они отвечают? Ну, сегодня побыл 5 лет, накуролесил, в скандальчик попал сексуальный и все, ушел. Сколько мы видели таких. Они ни за что не отвечают. И вот эта постоянная смена фигурантов ни к чему хорошему не приводит. А значит, управляет кто-то другой, который находится в тени. Но и там тоже проблемы. Мы все понимаем, что вот эта закулисная элита, она же тоже вырождается. Потому что уровень принятия решений стратегических мы видим, какой он низкий становится, потому что мы видим, сейчас они разбалансировали сам Запад. Тенденции запущены разрушительные. Это говорит о том, что и у них, у этих закулисных элит, тоже уровень понимания стал очень низкий. И на этом фоне, конечно, наш лидер, славянские лидеры – славянские, те которые сохраняют нашу славянскость и цивилизацию – вот это для них, конечно, титаны, с которыми они ничего не могут сделать.

Григорий Азаренок:
Вы сказали о том, кто реально управляет. Дональд Трамп, по сути, легализовал понятие глубинное государство, а в евразийской мысли есть понятие черная аристократия, которое никуда не делось. Которое еще с досредневековых, с варварских времен имеет ключевые рычаги управления, она тем или иным способом продолжает свое властвование в тени или нет.

Где-то Запад хочет атаковать: либо натравить Украину, либо у нас что-то сделать

Алексей Дзермант:
Да, я приведу пример. Даже династия Габсбургов. Они уже давно не у власти, не правят Австро-Венгерской империей, которой не существует. Тем не менее до сих пор Габсбурги являются ключевыми проводниками такой атлантизмской политики в ЕС. И при этом крайне русофобской. Можно было бы продумать: немец, прошли те времена, когда Австро-Венгрия воевала с Россией. Но все равно именно Габсбурги продвигают русофобскую повестку, и именно они были лоббистами переворота н Украине, чтобы привлечь ее к Европейскому союзу, подчинить и сделать колонией. И таких черных аристократов там много. Кто-то более либеральный, кто-то занимается возрождением нацизма, есть и такие. Мы помним, кто из этих аристократов служил Гитлеру. Но тем не менее одно у них остается, и Боррель тоже правильно высказал их мотив: остаться у власти, править миром, не позволить никому опровергать их монополию на власть в мире.

Григорий Азаренок:
В чем их логика? То есть они нагнетают сейчас военную истерию. Военные аналитики говорят, что это может быть шантаж. Мне кажется, там есть иррациональное зерно в логике принятия их решений. Некое иррациональное зерно, которое, возможно, хочет войны. Хочет и причем не безъядерной.

Алексей Дзермант:
Да, к сожалению, по той ситуации, которая складывается на границе, столько войск они пригнали, я думаю, что они их держат для того, чтобы попытаться устроить какую-либо провокацию. Может быть, даже к нашему референдуму. Поэтому нужно быть очень внимательным и готовым к этому всему. И они то же самое делают на Донбассе. Видно, где-то они хотят атаковать. Либо натравить Украину, чтобы Россию спровоцировать, либо у нас что-то утворить.

Никакой оттепели не будет, они все больше будут давить на нас

Григорий Азаренок:
Мы это можем объяснять логическими вещами. Допустим, Америка хочет сохранить гегемонию или элиты Лондона что-то свое хотят. Есть ли у них группа элит, которая мыслит иррационально, которой нужна война по своим религиозным мотивам?

Алексей Дзермант:
Я думаю, что, скорее всего, есть, потому что та же американская элита это прибежище всевозможных сект. И протестантских, и других направлений, где смешаны разные религии синкретические, культа и мировоззрения. И в этом смысле у них там в головах творится черт-те что. То они себя видят сияющим градом, мировой Мессией, которая ведет к чему-то человечество, и любая попытка оспорить уже вызывает агрессию. Они уже хотят атаковать любого, кто оспаривает. А есть и откровенные близкие к мировоззрению сатанистов, потому что они видят человечество, разделенным на этажи, где есть низшие и высшие, и, конечно, они должны подавлять и уничтожать этих низших, чтобы они не претендовали на власть, на изменение миропорядка. Поэтому, увы, там у западных элит очень страшное в головах, особенно американских. Справедливость и правда – в этом наша сила. И мы в этом духе должны воспитывать наши элиты и наших детей. И это уже у нас начинается. Патриотические клубы об этом, на мой взгляд. Нужно это расширять, не нужно расслабляться. Никакой оттепели не будет. Они все больше и дальше будут давить на нас. Поэтому в таком режиме, мобилизованном, мы действительно должны продержаться несколько лет, запустить этот процесс образования, оздоровления нашего общества, запустить интеграционные процессы, чтобы мы с Россией теснее сближались. Тоже оздоравливали своим участием в союзе российское общество.

Григорий Азаренок:
Белорусизация России.

Алексей Дзермант:
В том числе. В этом смысле мы тогда сможем победить.