«Весь последний год в США творится ужас». Кривошеев о событиях в Америке и о том, чем похожи протесты в России и Беларуси

23.01.2021 - 20:20

Новости Беларуси. В гостях программы «Тайные пружины политики 2.0» председатель Белорусского союза журналистов Андрей Кривошеев и омбудсмен по защите журналистов и политолог Александр Шпаковский.

Наконец-таки у наших европейских так называемых и американских партнеров открылись глаза

Григорий Азаренок, корреспондент:
Андрей, эпоха постправды уже наступила?

Андрей Кривошеев, председатель Белорусского союза журналистов:
Безусловно. И как раз на вчерашнем мероприятии это нам четко продемонстрировали. Потому что, обратите внимание, государство, которое заявило, инициировало формулу Аррии вчера – Эстония. Эстония неоднократно уличалась и ловилась за руку за то, что репрессировала русскоязычных журналистов. Самый свежий, последний пример – это давление через спецслужбы (это даже не органы правопорядка и судебная система, а именно спецслужбы Эстонии) на редакцию «Sputnik Эстония». Редакцию разгромили, журналистам угрожали, в итоге закрыли. И редакции пришлось выехать в принципе с территории Эстонии. Мало того, они запугивали своих политиков, своих экспертов, что им ни в коем случае нельзя выступать на этом канале.

Ну, и приятный момент: все-таки я бы так не драматизировал ситуацию со вчерашним событием. Я обратил внимание, что максимально просмотров во время выступления наших беглых бывших политиков было 700-800 человек. То есть это на самом деле был срежиссированный междусобойчик, который не вызвал интереса даже в самой протестной среде.

И второй приятный момент. Наконец-таки у наших европейских так называемых и американских партнеров открылись глаза. Вы можете отмотать трансляцию, она сейчас размещена на YouTube, и посмотреть, как их представляли. Госпожа Тихановская стала «бывшим кандидатом на выборах президентских», ее так представляли. Либо «лидером демократической оппозиции». Со словом «демократическая» я бы сильно поспорил, это мое частное мнение и суждение. Я считаю, что вся эта структура сегодня формируется по принципу секты, причем чаще всего тоталитарной секты. И ни о какой демократии внутри этого клуба бывших и беглых политиков говорить не приходится. Поэтому нет худа без добра.

Я вчера написал, что на Тихановской «поставили крест»

Григорий Азаренок:
Мы можем поздравить Тихановскую с наградой: она получила награду эстонскую государственную. Она по форме напоминает «Железный крест».

Андрей Кривошеев:
Это и есть крест.

Александр Шпаковский:
Она называется «Крест».

Григорий Азаренок:
И по форме она очень похожа на высшую награду рейха.

Андрей Кривошеев:
Если они привязываются к нацистской атрибутике, привязываются к нацистской идеологии отчасти, реабилитируют пособников нацистов из числа эстонцев и граждан, которые проживали тогда на той территории, мы можем только соболезновать такой трактовке истории. Поскольку она напрямую отсылает весь эстонский исторический миф и привязывает его к этой коллаборационистской, на мой взгляд, глубоко порочной идеологической матрице.

Григорий Азаренок:
И фрау Тихановскую можно поздравить с «Железным крестом».

Андрей Кривошеев:
С «Железным крестом». Да, я вчера написал, что на Тихановской «поставили крест».

Не в интересах ни площадки TikTok, ни Telegram такие государственные ограничения. Они просто потеряют деньги

Григорий Азаренок:
У меня вопрос об информационной защите, потому что врагов мы обозначили. Допустим, мессенджер Telegram. Его директор Дуров – гражданин России. TikTok, через который идет революция в Российской Федерации, – это продукция китайская. Мы вроде как и в объединениях, и партнеры, и так далее. Какие инструменты защиты? Мы можем их закрыть или противодействовать этому как-то?

Андрей Кривошеев:
И Telegram и TikTok – это коммерческие предприятия. Поэтому не в интересах ни площадки TikTok, ни Telegram такие государственные ограничения. Они просто потеряют деньги. Надо понимать, что здесь интересы государства, государственности и общества расходятся с интересами крупных корпораций. Американский опыт нам это наглядно продемонстрировал.

Весь последний год в Соединенных Штатах Америки творится ужас

Григорий Азаренок:
80 миллионов сторонников Трампа, заблокированный аккаунт. 80 миллионов – это огромная масса людей.

Андрей Кривошеев:
Тут надо понимать, первое – это коммерция. Второе – это, естественно, политика и геополитика. Весь последний год в Соединенных Штатах Америки творится ужас. Так вот простая логика подсказывает американскому истеблишменту, что больший по размерам ужас должен твориться на американской периферии, чтобы оттянуть внимание от американских внутренних проблем. Поэтому наши американские партнеры и создают это ужас в Беларуси, в Киргизии, в Молдавии, в Российской Федерации, в Турции, в Китае. Где угодно.

Проблема в этом только одна: ужас, запущенный в Соединенных Штатах, опирается на реальные и глубинные проблемы американского общества. Расовая дискриминация, социальное неравенство, попытка переформулировать сам базис человеческий. Все эти заигрывания с гендером – это же перепрошивка человеческого естества, к которой не готова огромная часть общества, которое в том числе поэтому голосовало за Трампа. На нашем пространстве, как ни странно, общество более консервативно, у общества более прочный идеологический, если хотите, идеалистический стрежень. В том числе традиционная семья, что показала Российская Федерация, голосуя за поправки, за Конституцию. И поэтому «шатнуть» российское, белорусское общество гораздо сложнее. Но на Соединенные Штаты Америки из внешнего окружения никто не нападает. А вот на Республику Беларусь и на Российскую Федерацию нападали, нападают и будут нападать. И степень этой внешней агрессии, степень этой гибридной войны будет возрастать.

Либерал-фашизм – я думаю, что вот это определение гораздо ближе к тому, что мы сейчас видим

Андрей Кривошеев:
Американский прекрасный политолог Джон Голд определил это как либерал-фашизм. Я думаю, что вот это определение гораздо ближе к тому, что мы сейчас видим. Это на самом деле смесь фашизма как власти крупного финансового капитала, тоталитарной абсолютно, которая просто переоделась в новые цифровые одежды. Но которая именно так, как это было и 100 лет назад, эксплуатирует идею превосходства одних людей и одних страт общества над другими, разжигая в том числе на основе классического нацизма противостояния, противоречия внутри общества.

Сейчас в белорусском обществе огромные надежды именно на Всебелорусское собрание

Григорий Азаренок:
Ну что, Андрей, омоновцы всего мира объединяйтесь. Ваш прогноз.

Андрей Кривошеев:
Я бы в первую очередь делал ставку на объединение нашего патриотического гражданского общества, наших патриотических неправительственных организаций, которые не ставят своей целью разрушение государства до основания, а потом...

Александр Шпаковский:
А затем иностранные советники помогут нам построить.

Андрей Кривошеев:
Украине уже помогли, мы видим, что там происходит. Поэтому я бы сделал ставку на внутреннее содержание нашей гражданской инициативы, нашего гражданского диалога. Элементом этого большого общенационального диалога станет Всебелорусское собрание. На самом деле сейчас в белорусском обществе огромные надежды именно на этот форум, поскольку там будут представлены все слои, все страты, все политические взгляды – по крайней мере, все конструктивные политические взгляды, не сектантские политические взгляды, которые получат возможность всерьез переобдумать модель белорусской государственности, экономическую, социальную модель. Выстроить те самые ножки, на которые будет опираться в ближайшие как минимум 5, а то и 10-15 лет белорусское государство.

Если нам удастся это сделать, то никакие внешние игроки, никакие внешние ресурсы, какими бы колоссальными они ни были, не смогут стереть, как ластиком, белорусское государство с карты Европы. Мы сохранимся, мы сохраним свою безопасность. Я настаиваю: это четыре главных базиса, на которых держится вообще вся белорусская идеология в той или иной степени, по крайней мере, лично для меня – безопасность, справедливость, суверенитет и развитие. Четыре принципа классические, четыре принципа у нас остаются. Главное – каждому из этих принципов дать новое содержание.

Loading...


Общественный деятель Пётр Шапко в интервью Григорию Азарёнку: «Без всякого сомнения, ситуацию удержал лидер страны»



Новости Беларуси. В гостях программы «Тайные пружины политики 2.0» политический общественный деятель Петр Шапко.

Григорий Азаренок:
Вчера Президент встречался с украинским депутатом. Несмотря на все гадости, которые руководство Украины вылило на нас, наш народ, на нашу страну... Вот последнее заявление Зеленского можно вспомнить: «Беларусь заслуживает иного настоящего». Наверное, такого, как у них: чтобы детей убивали, чтобы экономика падала и так далее. Тем не менее Президент подчеркнул: украинские люди – это наши люди, это наш народ, и в случае чего мы готовы помочь.

Когда политические амбиции возвышаются над человеческой личностью – это впадание в животное состояние. Мы не должны этого допускать

Петр Шапко, политический общественный деятель:
Мне однозначно это близко. Я и считаю, и раньше считал, что мы единый народ. То, как поступает Президент, в данном случае, как вы упомянули, это абсолютно свойственно нашей культуре – оставаться человеком. Это вопрос человечности. Когда политические амбиции и политические эмоции возвышаются над человеческой личностью, давят ее и душат – это уже как раз впадание в животное состояние. Мы не должны этого допускать внутри себя и в нашем обществе в целом.

Григорий Азаренок:
По социологическим опросам и наше население, и население России, и Украины – мы все друг к другу стремимся, к нормальному, равноправному, достойному объединению. Но есть в каждой стране такие страты общества – их можно условно назвать змагары, бандеровцы и либералы в России. У них такая общность есть, у врагов наших государств?

«Зло всегда более жестко коммуникативно между собой»

Петр Шапко:
Ну, несомненно. Один из членов нашего общественного объединения когда-то сказал такую вещь (он сам врач): зло более организовано, чем добро. Потому что добро как бы не чувствует необходимости в том, чтобы кучковаться, собираться в какие-то сообщества – не с чем бороться. А зло всегда более жестко коммуникативно между собой, более агрессивно по отношению к окружающему миру, к окружающей среде. И поэтому понятно, что такие люди, преследующие общие цели и общие интересы и зарабатывающие, берущие свои доходы из одной кормушки, – они, само собой, очень близки между собой и очень быстро собираются в такой единый фронт, и атакуют в нужном для них направлении. Поэтому абсолютно естественные процессы, ничего здесь нового и в историческом, и в политическом плане не произошло.

Григорий Азаренок:
На прошлой неделе мы узнали шокирующую новость, что Запад планировал физическое устранение нашего лидера и членов его семьи. Конечно, это стало инфоповодом номер один, все это обсуждают – люди не ожидали. Но стоило ли удивляться?

«Ни в коем случае нельзя расслабляться. Надо предполагать, что попытки будут продолжаться»

Петр Шапко:
Западные страны, если даже заглянем в историю, никогда не гнушались никаких средств для достижения своих целей. Цель оправдывает средства – известный лозунг, который в том числе применялся неоднократно на нашей территории. Поэтому все возможные средства могут быть применены для того, чтобы остановить неугодные им процессы. Это однозначно.

Что касается непосредственно этого случая, то, знаете, во время Второй мировой войны, Великой Отечественной Вермахт применял интересную практику, интересный прием. Он подготавливал для выполнения какой-то конкретной задачи не одну и не две группы, а минимум три группы. И первую, и вторую группу разведчиков, диверсантов, в принципе, часто отправляли на убой, а уже непосредственно третья группа выполняла конкретное задание. То есть две первых отвлекали на себя все силы, а третья приходила и выполняла задание.

Поэтому я бы рассматривал с точки зрения безопасности государства, с точки зрения взгляда наших спецслужб на эту ситуацию, я бы рассматривал вот этот опыт как вполне возможно применимый на сегодняшний день. Поэтому ни в коем случае нельзя расслабляться. Надо предполагать, что попытки будут продолжаться.

Григорий Азаренок:
Да, видимых признаков у нас уже какой-то смуты нет, на улицы никто не выходит. И слава богу. Уже перестали абсолютно верить этим лживым Telegram-каналам и прочее. Но тем не менее всегда приходит такой образ. Вот против нас работали, понятно, спецслужбы европейские, западные, мы им надавали по щам, что называется. И что они, утрутся и такие обиженные уйдут и скажут: «Ну ладно, мы проиграли?» Но это не в стиле Запада.

Против нас работала сеть не только извне, но и изнутри, включая различного рода информационные порталы

Петр Шапко:
Во-первых, против нас работала сеть не только извне, но и изнутри – об этом не надо забывать. Включая и различного рода информационные порталы. А во-вторых, знаете, как вот в голливудских фильмах: первое правило бизнеса – это отстаивать свои капиталовложения. То есть денег вложено много.

Григорий Азаренок:
Результат нулевой пока что.

«Я не знаю, на основании чего наше общество вдруг поверило, что сейчас что-то изменилось»

Петр Шапко:
Да, результатов нет, но капиталовложение уже присутствует, поэтому защищать инвестиции они будут. Вот это противостояние никогда не заканчивалось. Тут либо ты побежден, либо ты победитель. Столетиями это одна и та же история. Я не знаю, на основании чего наше общество вдруг поверило, что сейчас что-то изменилось, что другое время, уже никогда не будет того, что было. Человек не изменился. Его алчность, стремление к наживе, стремление к власти, к мировому господству в том числе не меняются столетиями и тысячелетиями.

Григорий Азаренок:
Петр, я сейчас зачитаю одну новость. Вот у нас открывается православная выставка-ярмарка, а что происходит там? В Калифорнии в каком-то ночном клубе провели толерантное шоу. Существо среднего пола, так называемый дрэг-квин – я не знаю, что это такое, – вывело на сцену двух маленьких девочек, которым на вид было лет 9-12. Зрители стали совать им в руки деньги, а дрэг-квин этот самый показал девочкам, как нужно позировать и ходить, виляя бедрами. После того как девочки выполняли задания, их осыпали купюрами, которые те бросались собирать. Все под рукоплескания бешеной толпы. Как вам такое?

«Процессы, которые сейчас происходят на Западе последние десятилетия, я называю антикультурой»

Петр Шапко:
Процессы, которые сейчас происходят на Западе последние десятилетия, я называю антикультурой. На самом деле эти процессы направлены на сокращение населения земного шара. Для того чтобы этого достичь, необходимо в первую очередь разрушить традиционную культуру – ту, которая сложилась за многие тысячелетия на земном шаре, в принципе, во всех странах. Эти процессы направлены на разрушение этой самой традиционной культуры. Вместо ценностей, которые составляют ядро культуры любого народа, то есть понятие о добре и зле, о том, что правильно и неправильно, хорошо и плохо, даются противоположности, то есть антиценности.

Отношение, которое при этом проглядывается через все эти методики, отношение все-таки к нам у этих людей, которые двигают все эти процессы, оно как к скоту. То есть нас действительно эти люди воспринимают как животных и не более того. Просто расходный материал.

Григорий Азаренок:
Что мы знаем о западных лидерах? Они уходят в отставку, и их через три дня уже забывают, как их звали. То есть это какие-то пустышки, голограммы. А здесь мощный, настоящий, живой человек, который и с оружием даже в руках стал защищать свое государство, свой народ. Это в понятиях традиционной культуры?

«Александр Григорьевич Лукашенко – это та личность, которая не дала стране свалиться»

Петр Шапко:
Для нас это абсолютно наш как раз таки образ. И если уже говорить конкретно о событиях, которые произошли, то без всякого сомнения, ситуацию удержал лидер страны. Президент Александр Григорьевич Лукашенко – это та личность, которая не дала стране свалиться. Многие на его месте просто поддались бы эмоциональному шоку, страху и убежали бы. Как произошло в Украине, да и во многих других государствах. То есть лидер объединяет вокруг себя. Это как арматура в бетоне. Бетон без арматуры не прочен. Его кувалдой стукнешь – пополам большой блок раскалывается. А если внутри есть арматура, все – его уже так не расколешь. Поэтому сравнение с монолитом – это вот как раз таки тот бетон, которому нужна арматура. Если ее нет, то этот монолит все равно непрочный.

Григорий Азаренок:
Завтра встречаются лидер России и наш Президент. Чего вы ждете от этой встречи? Потому что с учетом последних новостей, событий, ситуация непростая, особенно в сфере безопасности.

Петр Шапко:
Однозначно я жду и убежден, что произойдут какие-то заявления и произойдет какой-то скачок в движении сближения, большего сближения Беларуси и России, но предугадать и предсказать, что и как будет и какие процессы пройдут дальше, к сожалению, сложно.