Видеохроника стихии: как белорусы справляются с последствиями непогоды

17.07.2016 - 19:58

Новости Беларуси. В Беларуси на неделе разбушевалась стихия. Прошедший грозовой фронт загрузил работой и энергетиков, и коммунальщиков, и спасателей. Впрочем, затопленные машины, сорванные крыши, обесточенные населенные пункты – это не новость. А вот откуда в Беларуси взялись торнадо? Корреспондент программы «Неделя» на СТВ постаралась изучить и этот вопрос, пробираясь через поваленные деревья и затопленные улицы.

Очевидцы:
Это такой страх был, не передать…

Если есть конец света, то это, наверное, и был конец света.

С конца света, причем, без аллегорий, все и началось! Набежавший будто в момент небесный свинец распугивает пешеходов и топит надежды тех, кто без зонтиков.

Застали погоду, мягко говоря, не в настроении и съемочные группы СТВ. Репортеры буквально ныряли, чтобы показать, как протекают события в столице.

Дмитрий Боярович, СТВ:
То, что происходит сейчас здесь, похоже, скорее, на сценарий из фильма-катастрофы.

Максим Слиж, СТВ:
А неискусственные фонтаны в Минске кто-нибудь видел?

Примерно полчаса шагов дождя по Минску остановили транспорт и общественный, и личный.

Кто-то заботливо прятал ботинки в целлофановый пакет, а кто-то был готов идти пешком за сотни километров: погода дернула стоп-кран и задержала даже поезда, отправлявшиеся из Минска. 

Очевидец:
Я опоздал… Везде опоздал.

Но дождь был только каплей в непогодном море. Торнадо, смерч – любительские съемки и без спецэффектов сгодились бы для фильма-катастрофы.

Очевидец:
Это первый раз так. Это же с ума сойти!

Плотно застроенная улица столицы. Настоящий бурелом. Деревья выворачивало вместе с тротуарными плитами.

Очевидец:
Мне 62 года. За всю мою жизнь я первый раз такую бурю вижу.

Ольга Петрашевская, СТВ:
Ливень, приправленный сильным ветром, – и реализовалась мечта жителей одного из микрорайонов Минска иметь квартиру с видом на лес! Вот так примерно через 30 минут после завершения погодного апокалипсиса выглядит дорожка от одного жилого дома к другому. Но наши люди даже в этой ситуации сумели увидеть свои плюсы!

Пока одни с трудом преодолевают полосу препятствий, другие даже радуются, что стали ближе к корням. Переживать последствия непогоды нужно со вкусом…варенья или компота, – улыбаются супруги Леушины.

Виктор и Татьяна Леушины, жители Минска:
Вишенки собираем. Что пропадать!

Но буквально в соседнем квартале урожай природного буйства собирать будут в виде кусков забора. Сразу несколько деревьев упали на территорию школы, и невероятное везение, что в тот момент по дворику не гуляли дети.

Лилия Азаркевич, исполняющий обязанности директора школы №89 Минска:
Побежали смотреть, что с детьми, чтобы, не дай Бог, деревья не попадали на стекла, где находился детский школьный лагерь.

Но стоило выехать из Минска, как и школьный забор, и лесоповал на Асаналиева показались детским погодным лепетом.

Деревня Кулешовка. Ураган словно уронил на село огромный молот, разнесший практический все. Из сотни домов уцелели лишь несколько, а разрушения масштабны настолько, что строители даже временно селятся возле пострадавших домов.  

Евгений Опацкий, житель деревни Кулешовка (Минская область):
Даже ящики большие для картофеля раскидало, даже на хранилище наверх позабрасывало.

Очевидец:
Я выбежала – все в стекле. Посмотрела на улицу. Перекрестилась, что, Слава Богу, детей нет.

А вот в Гомельской области от стихии пострадал 9-летний мальчик, приехавший погостить к бабушке. Молния сначала ударила в грушу, потом – в ребенка.

Раиса Царева, житель деревни Курганье (Гомельская область):
Я тут упала. Муж начал меня спасать. Тут видит: внучок лежит, плачет, не соображает ничего, потому что ему попало больше.

Но погодная истерия добралась не только до живых – деревья попадали и на кладбищах, завалив могилы и памятники. Стихия выводила из строя светофоры, сталкивала самолеты. Страшный ветер, как кегли, раскидал многотонные краны и будто взорвал несколько зданий фермы на севере страны. Почти 70 телят пришлось сдать на убой. А это уже Дзержинск. Дома на улице «50 лет Победы» и вправду, словно после войны.

Очевидец:
Мы сидели в подвале. То есть дом уже роли не играл. Это торнадо, два вихра крутились, а затем объединились – и он пошел.

А вот и те самые природные пули, из-за которых вкупе с сильнейшим ветром секло фасады, сносило заборы, крыши и даже кирпичные стены.

Валентина Ананьева, житель Дзержинска:
Как грохнуло что-то – я думала, у меня баллон с газом взорвался. Пошла стена дождя. Грохот, как будто война началась.

За выбитым окном накрапывает дождь, а крыша раскрыта, значит, вот-вот в ведрах снова застучит вода. Хозяйка с трудом держится: совсем недавно она похоронила мужа, и снова трагедия – сколько вещей, напоминающих о супруге, пришлось выбросить после смерча.

Валентина Ананьева, житель Дзержинска:
Крыша одна сколько стоит - материалы, а еще работа…

Анатолий Калинин, заместитель премьер-министра Республики Беларусь:
Мы должны, в первую очередь, оказать содействие, внимание и материальную помощь – ресурсами, силами, средствами – для восстановления жилых домов.

Почти 800 домов повреждено или разрушено, ветер до 25 метров в секунду. Как же все это светопреставление могло случиться с белорусской погодой и стоит ли нам думать, скажем, о сирене, оповещающей о торнадо, как в Штатах?

Ольга Петрашевская, СТВ:
Эти нетипичные явления чаще стали в Беларуси происходить?

Петр Лопух, заведующий кафедрой географического факультета Белорусского государственного университета:
Вообще-то, да, в связи с потеплением климата. Горячий воздух от нагретой земли активно поднимается вверх. В это время идут воздушные массы горизонтально. Они смешивается – и получаются вихры.

Природные воронки пополнили список аномальных для Беларуси явлений вместе с глубокими снегами (помните, как вся страна боролась с сугробами?) и, напротив, распустившимися почками и клумбами в декабре. И причиной всему – изменения климата.

Мария Герменчук, директор Республиканского гидрометцентра:
Повышение среднегодовой температуры по земному шару составляет 0,7 – 0,8 градусов на год, а в Беларуси эти добавки достигли 1,1 градуса. И это действительно серьезные изменения. Торнадо для наших широт совершенно не характерное явление.

Папка с данными об ущербе здесь символично с гербом Витебска. Северный регион не меньше столичного пострадал от самодеятельности стихии. Вместо леса обрубки, голые дома, зияющие окна, а с этого места в прямом смысле улетел целый торговый павильон, по иронии непогоды приземлившийся прямо на авто хозяина ларька.

Владимир Хотько, предприниматель:
Понесло кулять, павильон сверху, машину скрутило, восстановлению не подлежит…

А это продавец из того самого павильона. Она так и не успела выскочить, когда ларек стало швырять из стороны в сторону.

Ирина Карман, житель Шарковщины:
Кроме молитвы ничего не было, я поняла, что сейчас придавит полками. Очнулась я под машиной.

Если подсчитать все убытки хотя бы приблизительно – провода, крыши, фермы, тот же забор у школы, смены рабочих – сумма получится наверняка не меньшая, чем шок у тех, кто пострадал от смерча. Но обидно, конечно, и за огороды, в которые всю весну вкладывали душу, а теперь урожай, будто после прицельного огня.

Житель Дзержинска:
Стеклянная была тепличка. Огурчики пропали, на зиму никаких заготовок не смогу сделать. (А чего улыбаетесь?) Улыбаюсь, а что делать?

И вот в этом, как нам кажется, и есть понимание, что белорусы, пусть еще и не с залатанными крышами и убранными деревьями, но уже справились с последствиями урагана. Конечно, обидно. Конечно, дорого. Но у нас на любой торнадо, похоже, найдется очень знатный порыв оптимизма. И этот вихрь будет однозначно посильнее.  

Новости по теме
‡агрузка...