Владимир Ковалёнок, космонавт: Невесомость – штука коварная!

18.11.2016 - 11:28

Владимир Ковалёнок, космонавт, дважды Герой Советского Союза, президент Федерации космонавтики России:
Когда полетел первый спутник, – это было 4 октября 1957 года, начало «космической эры». И у меня, у мальчишки, школьника 8-го класса, появилась мечта. Со временем полетел.

Зародилось  в душе мальчишки какое-то чувство, которое не покидало меня потом уже на протяжении длительного времени.

Мне было предложено в 1965 году проходить комиссию. Ну что сказать, комиссия была очень тяжёлая, строгая, и врачи по частям, по молекулам меня разбирали, чтобы определить: здоров или нет. Это тысяча анализов, тысяча различных проб.

Первоначально, я скажу, что неприятное ощущение вызывает. Если бы всего этого не было, мы были бы похожи на футбольный мяч. Это такое давление в голове, такое ощущение, что это вниз головой летишь. Но пару минут – а потом привыкаешь, адаптируешься. Но невесомость – штука коварная! Пришлось придумывать средства борьбы с невесомостью.

Полная и подробная версия интервью – в видеоматериале корреспондента СТВ.

Люди в материале: Владимир Ковалёнок
Loading...


Это был обычный тренировочный полёт. Вспоминаем, как Владимир Карват героически спас две деревни



Военный летчик, подполковник Владимир Карват увел падающий самолет от двух деревень. Сотни спасенных жизней ценой собственной.

О первом Герое Беларуси вспомнили в одной из серий проекта «Я шагаю по стране».

Звезду Героя он получил посмертно. Ему было всего 38.

Это был обычный тренировочный полет. Как вдруг система начала подавать тревожные сигналы.

Александр Мурычин, сослуживец Владимира Карвата (1994-96):
Он принял единственно верное решение: он до последнего момента рулями работал в кабине. Он пытался спасти самолет, спасти населённый пункт. А о себе, я думаю, он в тот момент не думал.

У него было время – катапульта бы успела выбросить в небо, но рядом, под самолетом, были люди. И несмотря на неоднократную команду покинуть кабину, он до последней секунды пытался спасти машину.

Петр Трухан, сослуживец Владимира Карвата (1994-96):
Я был уверен, что он катапультироваться не будет, потому что он будет бороться за авиационную технику. До конца. При заходе на посадку, он начал снижаться, самолёт неуправляем, он говорит: «Подо мной огни, еще немножко протяну и потом выйду из кабины». Как говорится, небо забирает лучших.

Подробности – в видеоматериале