«Внешне перед тобой может быть девочка очень стройная». Почему подростки страдают расстройством пищевого поведения?

19.10.2021 - 15:34

Новости Беларуси. Женский взгляд на острые и насущные темы. Экспертные мнения и интригующие истории в ток-шоу «Точки над i». Исключительно женский проект с мужским характером затронет самые важные вопросы жизни страны.

Юлия Крыницкая, ведущая ток-шоу:
Как вообще девочки приходят? Это кто-то внушает со стороны, или вот действительно у девочек есть проблема ожирения, и просто они потом уже доводят себя чуть ли не до анорексии? Как вот процесс идет?

Наталья Лисовская, психолог Городского детского психиатрического диспансера:
На самом деле все начинается в семье. Все то, что касается девочки недовольства собой, конечно, очень сильно дальше, скажем так, разгоняется сравнением себя со сверстниками, пониманием того, что у тебя не хватает поддержки, что ты не признан в классе и так дальше. То есть очень часто как раз таки подростковый возраст провоцирует наличие вот таких всяких разных пищевых нарушений именно за счет того, что это возраст, в принципе, сомнения и определения. Это возраст, когда гораздо легче девочке открыть тот же интернет, найти что-то такое и пытаться совершенно без каких-то, скажем так, научных обоснований…

Юлия Крыницкая:
Бездумно, скажем так?

Наталья Лисовская:
Ну, по большому счету, да. То есть таких случаев, к сожалению, на самом деле достаточно много. И очень часто девочки, которые, например, начинают очень сильно ограничивать себя в еде – и мы говорим тут, прежде всего, о той же самой анорексии – не представляют и даже не могут предположить, чем это может закончиться. То есть анорексия вообще, как в принципе пищевые нарушения, может вести даже к летальному исходу.

Опять же, если мы говорим – тут, я думаю, что имеет смысл об этом вспомнить – наиболее частый возраст начала расстройств пищевого поведения, такого как анорексия – это примерно 14-18 лет, булимия чуть-чуть сдвигается старше – примерно 15-24. Но это не значит, что старшие и младшие такой проблемы не имеют. Просто это такой, наверное, самый часто встречающийся возраст.

Говоря о своей собственной практике, я могу сказать, что чаще всего девочки, которые приходят с нарушением пищевого поведения, первое, что заявляется – это вот такое колоссальное недовольство собой. Причем чисто внешне перед тобой может быть девочка очень стройная. Даже тут я бы не стала говорить, там какая-нибудь ладненькая, пухленькая. Нет, такие как раз таки встречаются очень редко. Психиатрия все-таки. Когда начинаешь говорить с этой девочкой, опять же выясняется, что здесь очень много влияет внешних факторов, Instagram.

Юлия Крыницкая:
А родители? Вот что родители? Они видят как-то? Почему они не бьют тревогу заранее, что уже приходится обращаться в серьезные медучреждения? Вы же уже работаете в медучреждении.

Наталья Лисовская:
Во-первых, очень часто подростки хорошо скрывают все это. Очень часто родители даже не догадываются, что происходят какие-то изменения. То есть это бывает так: вот вдруг в какой-то момент, например, мама видит, что девочка значительно похудела. Но при этом оказывается, что процесс похудения длится уже достаточно длительное время. То есть такие подростки, как правило, начинают усиленно врать о том, что я поел или поела. Часто начинают избегать каких-то праздников, посиделок, то есть там, где есть возможность увидеть, скажем так, в обычной такой обстановке процесс приема пищи. То есть очень много моментов скрывают от родителей реальные проблемы.

Конечно здесь, как в принципе во многих проблемах подросткового возраста, очень важно, чтобы родители и дети были в контакте. Потому что только в контакте и девочка-подросток, и мальчики-подростки, могут проговорить, например, о том, что меня беспокоит. Уже в союзе именно родители могут привести и к врачу-диетологу, и дальше, так сказать, сориентироваться уже более основательно, скажем, с такой научной основой.

Юлия Крыницкая:
К вам попадает все-таки больше действительно девочек-худышек, чем уже у которых есть лишний вес?

Наталья Лисовская:
Да.

Юлия Крыницкая:
То есть надуманные проблемы, собственно говоря, да?

Наталья Лисовская:
Как правило, да.

«Важным моментом является соотношение талии и бёдер». Какие методики помогут диагностировать ожирение, рассказала врач-диетолог – подробнее здесь.

Loading...


«Потребляет жизнь своей дочери». Почему мама не должна становиться лучшей подругой?



Новости Беларуси. Женский взгляд на острые и насущные темы. Экспертные мнения и интригующие истории в ток-шоу «Точки над i». Исключительно женский проект с мужским характером затронет самые важные вопросы жизни страны.

Екатерина Забенько, ведущая ток-шоу:
Кристина, кто твоя лучшая подруга?

Кристина Сущеня, ведущая ток-шоу:
Я могу сказать, что для меня критерий № 1 – это искренность. А потому человек, которые всегда мне скажет правду, даст дельный совет, искренний – это мама. Потому что всегда я могу к ней прийти, и я знаю, что точно не будет какой-то сладкой лести, что вот так вот лучше.

Екатерина Забенько:
Идеальный вариант, когда мама становится лучшей подругой.

Наталья Надольская, ведущая ток-шоу:
А вот я бы хотела, чтобы Нелли прокомментировала, насколько это возможно, когда лучшая подруга – это мама? И что это за дружба?

Екатерина Забенько:
А меня еще интересует вопрос, может быть ли лучшей подругой муж? Или человек, который рядом с тобой, может ли заменить? Или подруга – это все равно ни с чем не сравнимо?

Наталья Надольская:
Давайте с мамы.

Нелли Куприянович, психолог, аналитик, лайф-коуч:
Ребята, лучшая подруга-мама – это немного перекос. С мамой должна быть близость, мама должна быть как бы вот сверху, от мамы нужно брать поддержку. К маме безопасно для себя и для мамы можно прийти, пожаловаться, запросить что-то, поплакаться, порадоваться. Мама всегда искренне и порадуется, правильно?

Но маму вводить в свои секреты, особенно нельзя вводить в какие-то свои интимные истории, в курс дела. Потому что, ну если же мама – лучшая подруга, то как бы все ей надо рассказать. Правильно?

Екатерина Забенько:
Мама, я тут покурила. Лет в 12. Мама такая: «Вот как сохранить дружбу с ребенком»? Когда хочется вот так просто сразу…

Нелли Куприянович:
Если мама излишне подруга к своей дочери, то тогда автоматически происходит: мама потребляет жизнь своей дочери. То есть проживает за нее и вместе с ней ее жизнь. А вопрос тогда, что у мамы в своей личной жизни, да?

Когда у женщины нет своих подруг, женщина обязательно должна эмоционально обмениваться с кем-то энергией. Вот нам прямо надо с кем-то поговорить, поделиться чем-то, пожаловаться. Если этого нет, женщина тогда в этом начинает захлебываться, и тогда начинается как бы интоксикация изнутри. И тут может под раздачу попасть муж. И женщина бессознательно делает себе мужа подружкой. Но она тогда теряет в муже мужчину. Он слушает вот это все ее.

Наталья Надольская:
Потому что с подружками не спят.

Нелли Куприянович:
Да, правильно. И потом он потихонечку начинает куда-нибудь уплывать. На работу, на рыбалку, куда-нибудь туда. Или там: «Я в домике, оставьте меня в покое».

У девочки должны быть подруги – для дружбы, мама – для поддержки, для безусловной любви и безусловного принятия, и муж должен быть для героических поступков и для того, чтобы кружил.

Екатерина Забенько:
Все ниши должны быть заполнены.

Нелли Куприянович:
Отдельно, с четкими границами.

Наталья Надольская:
Мне кажется, современные родители хотят дружить со своими детьми. Это своего рода такой контроль. Я тебе друг, ты мне расскажи, и я так выужу из тебя эту информацию. Я не думаю, что родители прямо так жаждут дружить с собственными детьми.

Нелли Куприянович:
Для контроля, вы все правильно говорите. Излишняя вот эта дружба – это для контроля из страха родительского. Страшно, что вдруг с ребенком что-то случится. Хочу что-то сделать на предупреждение какой-нибудь проблемы. Родитель должен принимать ребенка таким, какой он есть и поддерживать по запросу ребенка.

Наталья Надольская:
А вот эти мамы, которые хотят со своими дочерьми ходить в ночные клубы. Это как? Это подружки или это тоже контроль?

Нелли Куприянович:
Это не подружки. Ну как девочка может нормально комфортно себя чувствовать в клубе, там, не знаю, позажигать с кем-нибудь, позаигрывать? Или как мама может себя чувствовать в это время в клубе?

Если мама идет, опускается на уровень своей дочери: «Я такая же, как ты. Все такая молодая, классная. Пойдем потусить». Это идет формат конкуренции: две сестры, как бы ничего хорошего. Вот здесь, кстати, бывают такие истории, когда девушка встречается с молодым человеком, приводит его домой. А замуж за него выходит мама.

Кристина Сущеня:
Да вы что, были такие истории?

Наталья Надольская:
Так много? У вас у всех есть такие истории?

Нелли Куприянович:
Да. Ну зачем нам такое? Нам не надо. Поэтому мамочка здесь, подружки здесь, муж тут.

Кристина Сущеня:
Все в меру, мне кажется, должно быть абсолютно.

Нелли Куприянович:
Должно быть просто все с четкими границами, и не переплетать. Если вы замужем, и у вас есть замечательная незамужняя подруга, девочки, извините, ну как бы не надо сильно часто приглашать свою подругу в гости, чтобы посидеть на троих с вашим супругом, чаю выпить. Не нужно. Идите с подружкой куда-то. И это будет правильно, это будут здоровые границы, и экологично.

Читайте подробнее:

Это не совсем здоровые отношения. Почему в женской дружбе не должно быть конкуренции? Мнение психолога

Сказать правду или лучше поддержать? Психолог рассказала, как не испортить дружески отношения

Психолог о женской дружбе: У девушек должны быть общие интересы, но точно разные вкусовые предпочтения про мужчин