Вновь потерпевший, но уже от кино. История Виталия Калоева

05.10.2018 - 11:07

Нам нравятся фильмы, основанные на реальных событиях. Мы смотрим и сравниваем: это точно было, а здесь авторы присочинили. Сценаристам и режиссерам, наверное, проще делать кино о событии, свидетелей которого уже нет: больше свободы для творческих фантазий. Ну, кто будет придираться к дорисованным образам героев, к вольной интерпретации фактов!? Главное, чтобы выглядело правдоподобно. С еще большим интересом люди смотрят фильмы – биографии. Российские киношники таких сотворили немало. Спорным вышел фильм «Высоцкий. Спасибо, что живой». Но, в общем-то, приняли.  Вечера напролет люди с удовольствием проводили у телевизоров, просматривая сериалы «Есенин», «Анна Герман», «Мессинг». К несомненным успехам создателей можно отнести фильмы о Колчаке («Адмирал»), о Валерии Харламове («Легенда №17»), Фаине Раневской («Фаина»). Перечислять киноработы о судьбах знаменитостей из прошлого можно долго. История богата на интересные личности. Тем более, они уже не возразят, если что-то пойдет не так, как было на самом деле. Видимо, совсем другое – снимать кино о таких же реальных историях, но герои которых живы-здоровы. Тут особо не пофантазируешь. 

Вот сейчас, например, по  российским экранам идет фильм «Непрощенный». В прокате он лидирует. Сюжет фильма о том, как 16 лет назад над Боденским озером в Германии столкнулись два самолета – пассажирский и грузовой. Погиб 71 человек, в основном дети. Жертвами катастрофы стали жена, маленькие сын и дочь архитектора из Осетии Виталия Калоева. Позже комиссия установила вину диспетчерской службы частной швейцарской компании Skyguide. Но пока шло расследование, Калоев ждал простых человеческих слов сочувствия и извинений от холодных расчетливых европейцев. Те предлагали родственникам жертв деньги, пытались обвинить в произошедшем погибших российских пилотов, но извиняться за ошибки своих диспетчеров отказались. Тогда Калоев спустя полтора года нашел дежурившего в ту ночь 34-летнего диспетчера Петера Нильсена и ножом убил его. Помнится, это убийство задело Запад больше, чем сама авиакатастрофа. Вся эта история фактически выросла в моральное противостояние между «цивилизованной» Европой и «дикой» Россией. «Русские пилоты не знают иностранные языки, у них плохая летная подготовка, страшный русский с бородой зарезал бедного парня…» Примерно в таком ключе обсуждались на той стороне драматические события. А на этой люди сочувствовали Калоеву, семьям других погибших детей, кто-то одобрял месть, кто-то осуждал. И все возмущались тем, как подло и высокомерно повела себя Европа.  

Роль Калоева в фильме сыграл Дмитрий Нагиев. До него «человека с бородой» играл в голливудской картине «Последствия» 2017 года Арнольд Шварценеггер. Американская версия Калоеву не понравилась. Вот что значит делать кино при живом герое или свидетеле! Он не согласен с тем, что герой Шварценеггера в фильме постоянно вызывает к себе жалость, хотя на самом деле он не хотел, чтобы его жалели, а жаждал только справедливости. Замечания были и по другим персонажам и эпизодам. Не так было, и всё тут!  И с российским фильмом «Непрощенный» связана конфликтная история. Якобы Калоев просил Нагиева не показывать его трусом. Калоев же утверждает, что разговора такого не было и с Нагиевым он вообще не знаком. И потом – какой же он трус, если решился на такое ради торжества справедливости! «Придумывают разную чепуху, а потом доказывай им, что и как». Так ли было, не знаем. Только некоторые склонны оценивать это недоразумение как попытку сделать громкую рекламу фильму накануне выхода в прокат: чем больше шума перед премьерой, тем больше денег отобъется. А интересы человека, который это все пережил, не в счет, потому как художественный вымысел в искусстве – вещь допустимая.   

В. Д.   

Люди в материале: Виталий Калоев
Loading...


Отражена судьба всего народа. Три белорусских фильма о войне, которые получили международное признание



Идут годы, ветераны уходят, война становится все дальше от нового поколения, но боль и память не стереть. В золотом фонде Музея истории белорусского кино отдельную главу занимает Великая Отечественная. Эти картины стали новым шагом к правде и перевернули сознание. После их просмотра вы уже не будете прежними. Каждая из историй режет без ножа.

13-летний Ванечка посреди бомбежек и пуль остается сиротой. Горе забрало все слезы и закалило характер. Он эвакуируется за Урал, устраивается на завод и подставляет свое плечо другим. Недетское мужество восхищает, за что подростка все величают Иваном Макаровичем. Героическая драма от Игоря Добролюбова взорвала Венецианский фестиваль в 70-м году и получила «Серебряную Минерву».

Игорь Авдеев, руководитель Музея истории белорусского кино:
Жюри отметило эту картину за удивительно правдивое воспроизведение атмосферы военного времени, настолько пронзительной была эта картина во всех деталях. Произошло это потому что авторы белорусского кино во главе с кинорежиссером Игорем Добролюбовым рассказывали не отвлеченную какую-то историю военного детства, а фактически свою собственную, они пережили все это сами в детском возрасте. Страх, ужас и другие эмоции, которые они тогда испытали.

Свинцовые 40-е продолжает драма «Через кладбище», в основу которой легла повесть Павла Нилина. Во время боев за Сталинград группа белорусских партизан подрывает вражеские эшелоны. За снарядами к механику Бугрееву отправляют молодого Михася с Сазон Ивановичем. Но как гром среди ясного неба на след героев нападают немцы.

В 1995 году по решению ЮНЕСКО эта картина вошла в сотню лучших фильмов о войне, и дело не только в сюжете.

Игорь Авдеев:
Авторы одними из первых рассказали о том, что происходило в душах людей, переживших шок, разочарование на начальном этапе войны, ведь предполагалось, что события будут развиваться совершенно иначе: война будет краткосрочной. Вот как люди преодолевали кладбище надежд в собственных душах и возрождались к активному сопротивлению. Впервые средствами кино эта проблема была изучена в нашей картине «Через кладбище», которая принесла в белорусское кино мощный творческий импульс.

Еще одна невероятно сильная лента – «Знак беды». Экранизация по одноименной повести Василя Быкова. В центре сюжета судьба крестьянской семьи. Степанида и Петрок живут на глухом хуторе Яхимовщина. Их сын служит в танковых войсках, дочь учится на доктора, но начинается война. Оккупанты перекрывают кислород деревне. Меж зверских издевательств всплывает прошлое героев, когда их раскулачили во время коллективизации. Но предают Родину отнюдь не «кулаки», односельчане-пролетарии превращаются в полицаев. Не выдержав оков змеиного логова, Петрок идет на открытый протест и погибает, а его жена запирается в хате и поджигает ее. Гран-при ВВС за лучший неанглоязычный фильм 1987 года.

Игорь Авдеев:
В этой судьбе отражена судьба всего белорусского народа это обобщенные образы, поэтому основная нагрузка лежала на исполнителях главных ролей это Геннадий Гарбук и Нина Русланова.

Здесь они явили все свое актерское мастерство, чтобы представить на экране яркие национальные характеры белорусов в переломный момент истории.