Вновь потерпевший, но уже от кино. История Виталия Калоева

05.10.2018 - 11:07

Нам нравятся фильмы, основанные на реальных событиях. Мы смотрим и сравниваем: это точно было, а здесь авторы присочинили. Сценаристам и режиссерам, наверное, проще делать кино о событии, свидетелей которого уже нет: больше свободы для творческих фантазий. Ну, кто будет придираться к дорисованным образам героев, к вольной интерпретации фактов!? Главное, чтобы выглядело правдоподобно. С еще большим интересом люди смотрят фильмы – биографии. Российские киношники таких сотворили немало. Спорным вышел фильм «Высоцкий. Спасибо, что живой». Но, в общем-то, приняли.  Вечера напролет люди с удовольствием проводили у телевизоров, просматривая сериалы «Есенин», «Анна Герман», «Мессинг». К несомненным успехам создателей можно отнести фильмы о Колчаке («Адмирал»), о Валерии Харламове («Легенда №17»), Фаине Раневской («Фаина»). Перечислять киноработы о судьбах знаменитостей из прошлого можно долго. История богата на интересные личности. Тем более, они уже не возразят, если что-то пойдет не так, как было на самом деле. Видимо, совсем другое – снимать кино о таких же реальных историях, но герои которых живы-здоровы. Тут особо не пофантазируешь. 

Вот сейчас, например, по  российским экранам идет фильм «Непрощенный». В прокате он лидирует. Сюжет фильма о том, как 16 лет назад над Боденским озером в Германии столкнулись два самолета – пассажирский и грузовой. Погиб 71 человек, в основном дети. Жертвами катастрофы стали жена, маленькие сын и дочь архитектора из Осетии Виталия Калоева. Позже комиссия установила вину диспетчерской службы частной швейцарской компании Skyguide. Но пока шло расследование, Калоев ждал простых человеческих слов сочувствия и извинений от холодных расчетливых европейцев. Те предлагали родственникам жертв деньги, пытались обвинить в произошедшем погибших российских пилотов, но извиняться за ошибки своих диспетчеров отказались. Тогда Калоев спустя полтора года нашел дежурившего в ту ночь 34-летнего диспетчера Петера Нильсена и ножом убил его. Помнится, это убийство задело Запад больше, чем сама авиакатастрофа. Вся эта история фактически выросла в моральное противостояние между «цивилизованной» Европой и «дикой» Россией. «Русские пилоты не знают иностранные языки, у них плохая летная подготовка, страшный русский с бородой зарезал бедного парня…» Примерно в таком ключе обсуждались на той стороне драматические события. А на этой люди сочувствовали Калоеву, семьям других погибших детей, кто-то одобрял месть, кто-то осуждал. И все возмущались тем, как подло и высокомерно повела себя Европа.  

Роль Калоева в фильме сыграл Дмитрий Нагиев. До него «человека с бородой» играл в голливудской картине «Последствия» 2017 года Арнольд Шварценеггер. Американская версия Калоеву не понравилась. Вот что значит делать кино при живом герое или свидетеле! Он не согласен с тем, что герой Шварценеггера в фильме постоянно вызывает к себе жалость, хотя на самом деле он не хотел, чтобы его жалели, а жаждал только справедливости. Замечания были и по другим персонажам и эпизодам. Не так было, и всё тут!  И с российским фильмом «Непрощенный» связана конфликтная история. Якобы Калоев просил Нагиева не показывать его трусом. Калоев же утверждает, что разговора такого не было и с Нагиевым он вообще не знаком. И потом – какой же он трус, если решился на такое ради торжества справедливости! «Придумывают разную чепуху, а потом доказывай им, что и как». Так ли было, не знаем. Только некоторые склонны оценивать это недоразумение как попытку сделать громкую рекламу фильму накануне выхода в прокат: чем больше шума перед премьерой, тем больше денег отобъется. А интересы человека, который это все пережил, не в счет, потому как художественный вымысел в искусстве – вещь допустимая.   

В. Д.   

Люди в материале: Виталий Калоев
Loading...


«Буратино, оказывается, сделан из полена, а я думал, его купили». Фильмы для незрячих появились на YouTube-канале «Беларусьфильма»



Совместный проект запустили Национальная киностудия «Беларусьфильм» и социально-культурное учреждение «МоцАрт». Он реализуется на YouTube-канале «Беларусьфильма» в специальном разделе «Фильмы с аудиодескрипцией».

Аудиодескрипция – это техника словесного описания визуальной информации, недоступной незрячим или слабовидящим людям. Благодаря ей, все любители кино могут мысленно представить видеоряд и понять содержание фильма.

Гости программы «Новое утро» на РТР-Беларусь – специалист по связям с общественностью РУП «Национальная киностудия «Беларусьфильм» – Алёна Астапович и директор социально-культурного учреждения «МоцАрт» – Александр Калоша.

С чего началось такое сотрудничество?

Александр Калоша, директор социально-культурного учреждения «МоцАрт»:
Два года назад, когда образовался «МоцАрт», который состоит из двух слов – «моц» – это по-белорусски сила и «арт» – это искусство, у нас родилась такая идея – сделать и адаптировать фильмы для незрячих. Мы назвали этот проект по-белорусски «Бязмежнае кіно» или «Кино без границ». Обратились к руководству нашей национальной кинокомпании, те сразу же откликнулись и нас поддержали. Они предложили сделать аудиодескрипцию к 12 фильмам «золотой» серии киностудии. И мы начали два года назад это делать.

Какие фильмы были сделаны с аудиодескрипцией?

Александр Калоша:
Мы начали с детского фильма «Приключения Буратино», «Белые росы», «В августе 44-го», «Город мастеров», «Красная шапочка», то есть это фильмы, знаковые для белорусского кино. Мы начали их распространять по библиотекам для незрячих и бесплатно показывать в кинотеатрах Беларуси.

Какие отзывы вы уже получили о проекте?

Александр Калоша:
Отзывы очень хорошие. Надо понять, что людям с ограниченным зрением очень важно приобщиться к киноискусству. И, казалось бы, лет 20-30 назад мы об этом даже не мечтали. Казалось, что визуальное искусство закрыто для таких людей. Но техника сейчас позволяет сделать такие проекты и адаптировать фильмы.

Как это работает?

Александр Калоша:
Аудиодескрипция – это особая техника, описание визуальной информации. Фильмы дополняются специальной аудиодорожкой, на которой описывается то, что происходит на экране.

Кто создает эти аудиодорожки?

Александр Калоша:
В основном, это журналисты. У нас есть определенный такой штат журналистов, который прошел обучение. Сначала внимательно смотрится фильм несколько раз, потом пишется текст, далее этот текст сверяется с фильмом, входит ли он в эти аудиодорожки. Это слушает потом незрячий специалист-тестировщик, который говорит, что он не понимает, и мы это переписываем. Далее в студии записывает диктор и накладываем на видео нашу аудиодорожку.

Это не комментирование того, что происходит на экране, это используются уже какие-то другие техники?

Александр Калоша:
Да. Там мы должны быть объективными, мы не должны давать свою оценку и трактовку к фильмам. Мы должны рассказать ярко, максимально точно и сжато о том, что происходит на экране.

Особенно интересно работать с детьми, когда незрячие детки понимают, что фильм, который они раньше слушали, им мама или папа объясняли, на самом деле немножко не такой. Недавно, когда мы показывали фильм про Буратино, подошёл незрячий мальчик и сказал: «Вы знаете, а Буратино, оказывается, сделан из полена, а я думал, его купили в магазине». Он до этого не знал, а когда послушал наш фильм, он понял, и для него это было открытием. У нас просто слезы навернулись, что незрячий мальчик это понял. И это здорово!

Как отнеслись к этому предложению на киностудии?

Алёна Астапович, специалист по связям с общественностью РУП «Национальная киностудия «Беларусьфильм»:
Когда на киностудию поступило предложение сделать фильмы с аудиодескрипцией, наше руководство сразу поддержало, потому что мы тесно сотрудничаем со 188-й школой для слабовидящих детей. Они как раз сейчас готовят научный проект к 95-летию белорусского кино. Отзывы у нас положительные. Фильмы были показаны в кинотеатрах, люди благодарят за такую возможность, что и слабовидящие могут ощутить белорусское искусство и окунуться в него. Мы будем продолжать наше сотрудничество. Сейчас у нас юбилейный год, нам в декабре исполняется 95 лет, поэтому эта акция частично приурочена и к нашему празднику.

У вас также есть работы и с арт-объектами. Каким образом происходит эта работа?

Александр Калоша:
Что касается театральных работ, то это похоже на фильмы. Наш специальный аудиодескриптор сидел в специальной комнате, мы раздавали незрячим зрителям наушники, они наряду со всеми сидели в зале и слушали, что происходило на сцене. Это мы сделали впервые в истории белорусского театра. Был аншлаг и незрячие были очень довольны.

На YouTube-канале некоторые люди спрашивали: зачем тогда видео показывать? Затем, что незрячий человек может посмотреть фильм вместе с семьей, то есть он почувствует себя равным. То же самое – театральная постановка. Когда в Купаловский театр пришли незрячие, сели в этот зал, ощутили этот запах, атмосферу и были как все. Просто надели наушники и послушали то, что они не видят. Это было, действительно, здорово!

Что касается арт-объектов – мы просто описываем картину. Когда мы это делаем, становится иногда грустно, потому что мы понимаем, что не все возможно описать. Какое великое счастье человека, который видит радугу, цвета и небо.