Во время реставрации Большого театра нашли три закопанных трупа немецких офицеров

30.11.2019 - 17:31

Художественный руководитель Большого театра рассказал о том, что было со зданием во время ВОВ, в программе «В людях».

Валентин Елизарьев, художественный руководитель Национального академического Большого театра оперы и балета Республики Беларусь:
Как относились немецкие оккупанты во время войны: на сцене был гараж гестапо. Там есть отдельный въезд с улицы. А в зрительном зале была военная конюшня. Театр был разделён на ложи. И получалось, что каждая ложа – это стойло для лошади военной. Во время реставрации предыдущей, не последней, нашли три закопанных трупа немецких офицеров при наградах, в парадной форме.

Также в интервью Валентин Елизарьев рассказал:

– как отнёсся к «Лебединому озеру» по ТВ во время путча

– о работе с Плисецкой и какие постановки готовит сейчас

– отчего чувствует себя белорусом советского происхождения

– почему любит рыбу, а не мясо

И сводил съёмочную группу на крышу театра.

Смотрите 30 ноября в 21.15 на РТР-Беларусь.

Люди в материале: Валентин Елизарьев
Loading...


Как первая в СССР женщина-дирижёр туристам мороженое продала: «Поворачивается в зал, кланяется – на первом ряду сидят те самые немцы»



В 60-е годы в Большом театр Беларуси работает настоящая плеяда талантливых музыкантов и исполнителей. Особая гордость театральных подмостков – первая в Советском Союзе женщина-дирижёр Татьяна Коломийцева, рассказали в одной из серий документального цикла «Тайны Беларуси».

Про её суровый нрав слагали легенды! Но коллегам она запомнилась диетой «кофе-мороженое-сигареты» и бесконечной преданностью работе. 

Виктор Скоробогатов, солист Большого театра (1977-2005 гг.), заслуженный артист Республики Беларусь:
Жила она возле цирка, и у неё был большой-большой пёс. Мороженое страшно любил этот пёс. И она, естественно, подходила к этому киоску. И они знакомы были с этой продавщицей. Потому что каждый день Татьяна Михайловна покупала у неё довольно много мороженого для своего пса. Мороженщица говорит: «Ой, Татьяна Михайловна, видите, никого нет, а мне срочно нужно позвонить. Ну, постойте тут минуточку». «Да, пожалуйста. Идите, звоните». А тут подходит целая группа. Продала некоторое количество этих мороженых.

Женщина во фраке за дирижёрским пультом и без того сражала наповал всех и каждого! Но в тот вечер изумлённые туристы были шокированы тем, как дама из кафе-мороженого превосходно владеет дирижерской палочкой! 

Виктор Скоробогатов:
Вечером «Лоэнгрин», выходит к пульту Татьяна Михайловна, включается свет, она поворачивается в зал, кланяется, поднимает оркестр, – на первом ряду сидят те самые немцы, которые утром у неё покупали мороженое… Что же они подумали в этот момент, а?..

Именно Татьяна Коломийцева впервые в Советском Союзе поставила оперный спектакль «Орестея».

Античный сюжет в обработке Сергея Танеева не просто запомнился белорусским зрителям, но и был высоко отмечен самыми строгими советскими критиками – оперу издали на виниле. 

Надежда Бунцевич, музыкально-театральный критик:
Мифологический сюжет. Казалось бы, что-то совершенно далёкое от советской действительности. Да, там было сделано много купюр, но это было, действительно, освоение новой территории, оперной территории.

И признание эта опера нашла в том, что она была записана на пластинки фирмы «Мелодия». И это была единственная запись во всем Советском Союзе. Следующее обращение было уже только в XXI веке. То есть вдруг Оперный театр Беларуси становится в центре всей всесоюзной жизни культурной.