Продан нацистами на закрытом аукционе? Все версии, куда мог деться крест Евфросинии Полоцкой

05.06.2020 - 13:29

В 30-ые годы XX  века, когда проводилась кампания по изъятию церковных ценностей, древний крест Евфросинии Полоцкой был реквизирован из монастыря и передан в Полоцкий финотдел. В 1928 году крест исследовала комиссия из Белгосмузея, которую возглавлял Вацлав Ластовский, тогда же реликвию привезли в Минск. А далее – в Могилев.

Еще перед Великой Отечественной войной этот город готовился стать столицей, и туда стекались изъятые из храмов ценности. Хранить святыню было решено не в местном историческом музее, а вместе с другими драгоценными артефактами. Крест отправили в комнату-сейф Могилевского обкома партии.

Ключ от бронированной двери этого секретного убежища хранился якобы лишь у директора музея, однако, входить туда он мог только в присутствии партийных работников.

В 1944 году, когда Могилев освободили от фашистских-захватчиков, возник вопрос: куда делись ценности, ведь сейф оказался пуст. Серебряный и золотой ключи от Могилева, сани Наполеона, трон Екатерины II, сотни старинных икон XIII-XVIII веков, коллекция риз и окладов, было там и Слуцкое Евангелие.

Вот список ценностей, который собственноручно по памяти составил 22 декабря 1944 года тот самый директор музея Иван Мигулин. Прилагается и акт о стоимости потерь.

Александра Буракова, заведующая экспозиционно-выставочным отделом Могилёвского областного краеведческого музея:
По воспоминаниям Мигулина, замочная скважина была автогеном расширена. Мигулин в акте 1944 года вписал ценности и дал им оценочную стоимость. Причем оценивал он предметы по памяти, произвольно. Нужно было предъявить репарационные платежи Германии. Крест, например, Мигулин оценил в 6 миллионов рублей, ризы, оклады для икон, утварь церковную оценил в 10 миллионов. В целом, все ценности были оценены в 60 миллионов.

Точной даты пропажи Креста никто не знает. Скорее всего, он и другие сокровища исчезли в первые дни войны. Хотя в советское время приоритетной версией был, все-таки, «немецкий след». И вот весьма мифическая история. Дело якобы обстояло так: шел по улице немец и заметил через окно блеск золота. Приказал вскрыть двери комнаты-сейфа автогеном и нашел сокровища. Такие «концы» в то время весьма устраивали партийно-советскую верхушку – немцам тогда частенько приписывали грабеж. И, в принципе, небезосновательно. 

Александр Мазурицкий, профессор, культуролог (Москва):
Ни одна страна не имела столько структур, которая занималась грабежом культурных ценностей. «Миссия Линц», которой руководил директор Дрезденской галереи Ганс Поссе. «Миссия Линц» – это Гитлер решил построить музей музеев в своем родном городе. Он же был австриец. Картины, музейные экспонаты, библиотеки свозились туда.

Геринг, который в своем поместье Каринхалле где-то полторы тысячи книг, где-то тысячи музейных экспонатов – книги уникальные были. Когда он бежал в американскую зону из оккупации, целый вагон понадобился, чтобы увезти это все.

Штаб министра восточной территории Розенберга. И это еще не все. Мало кто знает, что во время войны нацисты проводили закрытые аукционы в Швейцарии. Там они продавали культурные ценности, которые удавалось награбить. Кстати, на этих аукционах были представители стран, которые относились к гитлеровской коалиции. Для чего эти аукционы проводились? Война связана с большими расходами, надо было брать деньги. Конечно, какая-то часть экспонатов могла попасть на территорию США.

Отрабатывалась и «американская» версия. На ее проработку натолкнул ответ на запрос могилевских музейных работников из Эрмитажа. Петербургские искусствоведы заявили, что вероятней всего крест находится в фонде Морганов. Еще в 90-ых белорусские культурные поисковики этот вариант проработали. Изучив в Нью-Йорке каталог ценностей, аккумулированных в фонде Морганов и Рокфеллеровском центре, пришли к выводу: США – ложный след.

Это подтвердили и ответы Интерпола, который в 1991 году также подключился к поискам, зарегистрировав нашу святыню под номером «34-1130». Но старожилы Могилева, пережившие оккупацию, уверяют: немцы двери автогеном не вскрывали, замочную скважину отомкнули ключом. Вероятно, это кто-то из приближенных к тайному хранилищу. Так, возможно, крест вместе с другими раритетами, все-таки, удалось эвакуировать?

Александр Мазурицкий:
Маршруты дислокации, маршруты хранения – ничего этого не было. Все это делалось на живую нитку. Мало чего удалось вывезти с территории Беларуси, которая первая подверглась атакам немецкой армии.

Loading...


Откуда на страницах белорусского Евангелия варяжские драконы? Посмотрите на эту уникальную рукопись



Новости Беларуси. Откуда в белорусское Евангелие попали варяжские драконы? Уникальную рукопись, созданную на территории нашей страны в XVII веке, представили в Гомеле, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

До наших дней раритет дошел благодаря особому отношению к книгам старообрядцев. Святыню сохранили потомки некогда пришедших с территории Московского княжества христиан, не принявших реформу патриарха Никона. В XXI веке рукопись заняла свое место в музейной экспозиции.

С подробностями Александр Добриян.

Драконы, пожалуй, последнее, что ожидает увидеть, листая Библию, человек, далекий от христианства. Драконы сегодня – это скорее про викингов.

Оглавление охраняют два очень красивых, чешуйчатых дракона.

На рисунке драконы глотают огромных рыб, о которых говорят лишь хвосты, торчащие из пастей. Однако эта аллегория в XVII веке была хорошо понятна любому христианину, отлично знавшему: рыба – один из символов Христа, а дракон – тот самый враг человека.

Мария Ганькина, заведующая филиалом Ветковского музея старообрядчества и народных традиций имени Ф.Г. Шклярова:
И поглотив в себя, дракон прорастает такими прекрасными несуществующими в действительности цветами, растениями. А несуществующие растения – это символ вечной райской жизни, к которой стремится каждый христианин всеми своими деяниями, поступками и мыслями.

Говоря проще, в этой книге – путь к вечной жизни. Евангелие от Луки создано в XVII веке в окрестностях Ветки. В то время это старообрядческое поселение, образовавшееся на окраинах ВКЛ, стало настоящим культурным и духовным центром. Книги и иконы отсюда расходились по всему старообрядческому миру.

Александр Добриян, корреспондент СТВ:
Каждая новая глава в рукописной книге начинается с так называемой буквицы. Заглавная буква выполняется в особой манере, используя растительные и животные орнаменты. Сразу сложно разобрать, что же это за буква. Но если присмотреться внимательнее, можно заметить даже глаза, которые всматриваются в читателя.

Кстати, изображение, сама стилистика драконов вполне могут иметь китайские корни. Культурный обмен на Великом шелковом пути был неотъемлемой частью большой торговли. Традиционные китайские мотивы постепенно двигались на запад, через Византию попадая на берега Днепра. На белорусских землях эти образы нашли воплощение даже в народной традиции. Например, в одной из старообрядческих деревень драконы украшали оконные наличники еще несколько десятилетий назад.