Угадаете, для чего нужна эта штука? На это не смогли ответить даже знатоки «Что? Где? Когда?»

04.10.2019 - 14:41

Этнографический комплекс в музее-заповеднике «Заславль» – это небольшой музей под открытым небом. Деревянные, музеефицированные постройки начала XX века показывают повседневную местечковую жизнь. В центре комплекса — «хата завозніка». Сюда завозили зерно на помол.

Сможете отгадать? Семь головоломок, которые вызвали бы затруднения даже у знатоков «Что? Где? Когда?» (читать здесь).  

Как и сто лет назад, хата по-прежнему принимает гостей. В том числе, корреспондентов программы «Центральный регион».

Елена Покинко, научный сотрудник историко-культурного музея-заповедника «Заславль»:
Наша задача – довести информацию о том времени. Рассказать о тех, как нам кажется, повседневных вещах. Как попадал, например, хлеб на стол. У нас есть такая экскурсия – «По следам хлеба». Или «В гости к мельнику», где мельник рассказывает деткам весь процесс. И заканчиваем мы «хатой завозніка», где рассказываем, для чего она нужна, и как здесь люди проводили время.

Резная мебель, настоящая печь и запах полевых трав. Здесь во всем атмосфера сельского уюта. Через предметы домашнего обихода шаг за шагом узнаешь, как жили наши прадедушки и прабабушки. Белорусский колорит в полной мере.

Борис Харевич показал нам, какое приспособление придумали наши предки, чтобы с легкостью снимать сапоги.

Борис Харевич, старший научный сотрудник историко-культурного музея-заповедника «Заславль»:
Раньше люди носили сапоги. Обматывали портянки. И когда целый день походишь в сапогах, ноги упревают, и снять очень сложно. Поэтому дома помогала жена. А здесь люди были оторваны от дома, тоже ходили. Им тоже надо было снимать сапоги. Знатокам прислали такое изделие – надо гордиться – из Брестской области. И когда в конце обсуждали, какой вопрос самый интересный, когда они проиграли, кстати, то им отослали очень крупную сумму. Значит, нужно знать историю, и тогда человек будет на этом выигрывать.

Сама же мельница сохранилась идеально. Запустить её в работу можно и сейчас. Жителям Заславля и его окрестностей она служила до 1985 года. Деревянный амбар у мельницы стоит на каменном фундаменте. Внутри, вдоль стен, тянутся амбары для зерна.

Борис Харевич:
Перед вами предметы быта, которыми пользовались люди 50-60 лет назад. Бочки, у них есть так называемые уши. В Беларуси называется – кубел. Маленький кубелец – там хранилось сало, колбасы. Корзина – сявенька. Сюда засыпалось зерно, перевязывалась корзинка через плечо, и таким образом мы могли посеять зерно.


 

Люди в материале: Елена Покинко, Борис Харевич
Loading...


Несвижские мумии: как помогли при бальзамировании тела Сталина и куда пропали 30 саркофагов?



Костел Божьего Тела в Несвиже – неотъемлемая часть радзивилловского наследия. Это первая всецело барочная по­стройка на территории Восточной Европы и вторая – в мире. Но не только этим известен храм. Дело в том, что за все годы своего существования он ни разу не был закрыт.

В последние годы особый интерес вызывает семейная усыпальница Радзивиллов. Начало этой истории положил еще Радзивилл Сиротка.

Алексей Будник, завсектором по научно-экскурсионной работе Национального историко-культурного музея-заповедника «Несвиж»:
Есть очень интересное мнение, что Сиротка когда был на территории Сирии, Египта и Палестины, привез сюда схемы бальзамирования. Сложно что-то однозначно сказать, потому что он – человек образованный, интересовался всем, вникал во все. Откуда он мог привезти бальзамирование – до сих пор идут споры.

Но известно точно, что по возращении из Египта он купил две мумии, которые вез сюда. К сожалению, злой рок не позволил сюда довезти эти мумии. Начался шторм, суеверные матросы, узнав, что у него мумии, заставили его выбросить их за борт.

Андрей Блинец, старший научный сотрудник Национального историко-культурного музея-заповедника «Несвиж»:
Несвиж был в тренде мировой культуры. И нельзя сказать, что мы что-то копировали. Мы шли в этом по нормам той Европы. Изначально под костелом было несколько отдельных помещений. В одном должны были быть похоронены представители рода Радзивиллов. Во втором – монахи-иезуиты, в третьем – зажиточные горожане, которые делали пожертвования на эту церковь. Далее была отдельная крипта Скарульских. И лет 100 с лишним эти традиции неукоснительно соблюдались.

Пётр Шарко, ксендз:
В 1750 году Радзивилл Рыбонька получил разрешение Папы Римского – Людовика ХIV на расширение крипты. До этого времени сообщается, что хоронили только князей Радзивиллов.



Крипта Несвиж­ского костела считается третьей по масштабам семей­ной усыпальницей в Европе – после усыпальницы Бурбонов во Фран­ции и Габсбургов в Австрии. Довольно долгое время она была окутана множеством загадок и легенд. Правда, и сейчас тайн меньше не стало!

Андрей Блинец:
Как конкретно бальзамировали Сиротку, как бальзамировали его близких… Я думаю, никто сказать не может. Многие знания уже утрачены, но мы можем сказать, что мумии есть несвижские. Хотя им далеко до египетских. Они есть – традиции есть.

На протяжении практически всего существования особый интерес к крипте проявляли ученые. Точно известно про три исследования в ХХ веке. Некоторые ставили своей целью узнать секреты бальзамирования. Но были и более прагматичные цели.

Андрей Блинец:
Цель – посмотреть на сохранность покойников и переодеть их. В частности – например, что быстрее всего была переодета мумия Сиротки, поскольку тот самый плащ пилигрима, в котором его похоронили, был банально съеден молью. Вторая экспедиция работала в костеле в 1953 году. Это год смерти Сталина, и ее деятельность связывают именно с этим событием. Якобы группа ученых – и московских, и белорусских должны были посмотреть радзивилловский способ мумификации, чтобы использовать свои наработки в последующем бальзамировании тела вождя народа. Комиссия работала под грифом большой секретности. И насколько я знаю, результаты работы до сих пор не обнародованы.

И сегодня крипта – предмет изучения не только белорусских исследователей.  Так какие тайны сейчас пытаются разгадать ученые?   

Андрей Блинец:
В 21 веке, в 2016 году белорусско-литовские исследователи несколько раз уже спускались в крипту – вскрывали отдельные саркофаги. Для чего это нужно? Во-первых, за много-много лет нет ясности насчет того, кто похоронен в крипте. 38 захоронений не атрибутированы. То есть мы не знаем, кто там лежит. Это больше половины.

Как выявили исследователи – атрибутация некоторых захоронений оказалось неверной. Многое, о чем рассказывали экскурсоводы на редких экскурсиях оказалось неправдой. Как например, тот факт, что у саркофага Сиротки находятся останки его верного слуги Скарульского, наука опровергла!

Андрей Блинец:
Вскрывали это саркофаг. Выяснилось, что в этом саркофаге останки Винцента Иеронима Радзивилла. То есть знакомого Пане Коханку, который скончался в 1787 году в возрасте 27 лет. То есть ничего общего со Скарульским.

Пётр Шарко, ксендз:
Радзивиллы делали часто так, что саркофаг рассыпался, и, возможно не было времени, возможности. И они в соседний саркофаг хоронили останки, кто рядом лежал. Но в это ничего плохого также не видно – родня. Думаю, они там не поссорились, вместе лежа. Поэтому сколько здесь конкретно захоронений, тяжело сказать. Может, когда все саркофаги будут реставрироваться, откроют, и будет видно, что там внутри, тогда все эти догадки и цифры сойдутся.

Сейчас важно не только установить, кто же захоронен в крипте. Ученым предстоит разгадать еще одну загадку. Математическую! Войны, запустение и даже подтопления оставили свой отпечаток на захоронениях. Разбежка с цифрами 1937 года – серьезная. Тогда речь шла про 102 саркофага. Сейчас их в крипте 70. Куда исчезли остальные? Или все-таки есть второй, доселе неизвестный уровень радзивиловской крипты? 

Андрей Блинец:
Там можно поставить 102 саркофага. Но они будут стоять друг на друге. Насчет версии того, что под этой криптой есть еще одна – в этом году там уже были археологи. И можно утверждать, что второго подземного этажа там нет.