Война за водонапорную колонку: сосед обнёс её забором, инвалид ходит за водой в другой конец деревни

02.07.2019 - 17:29

Буря в стакане воды! В деревне Селец Минского района началась настоящая война за водонапорную колонку! Соседи мирно жили годами и вместе пользовались благом цивилизации.

Но в один прекрасный день хозяин вот этого участка поставил на пути к колонке огромный забор.

А чтобы оградить паломничество – посадил на цепь овчарку.  

Ирина Куприянцева:
Я сюда пришла попросить воды. Потому что ребёнка привезли, маленький бассейн налить. Они меня выставили и сказали, что колонка вот там.

Для семьи Куприянцевых поведение соседа – как нож в спину! Ирине сложно передвигаться – у женщины инвалидность. В страшную жару ей и вовсе приходится преодолевать марафонскую дистанцию! Принести несколько литров питьевой воды с другого конца деревни – целое испытание. 

Владимир Куприянцев:
Мне сходить можно сюда. Я ещё нормально себя чувствую. Но когда есть необходимость в течение недели, когда меня нет – понятное дело. Что это сложно.

Ирина Куприянцева:
Просим соседа и бесплатно он это не делает. Потому что самим нам… Я с костылём, а свекровь – ей 80 лет и она тоже инвалид. 

Наладить диалог с соседями не удаётся уже несколько лет. А все попытки доказать свою правоту заканчиваются скандалами. 

Ирина Куприянцева:
Сначала мужчина невысокого роста, а потом женщина вылетела, начала кричать и показала мне, что колонка вот там. Я говорю: «Спасибо большое».

Корреспонденты нашей программы направляются к обидчикам. Но объяснить, почему дачники не делятся водой с соседями – так и не смогли. 

Корреспондент СТВ:
Есть колонка, она ваша?

Мужчина:
Да.

Корреспондент СТВ:
И вы владелец этого дома?

Мужчина:
Не я владелец, я просто хозяйкин муж.

Спустя несколько минут интервью владельцы участка разродились откровением: колонка находится на их личной территории – вход для посторонних на участок заказан! 

Мужчина:
Я езжу сюда 5 лет. Почему вы за 5 лет не обратились?

Ирина Куприянцева:
Вы не даёте воды!

Мужчина:
А вы хоть раз подходили?

Ирина Куприянцева:
Вы не даёте. В прошлую субботу меня выставили вон.

Единственная инстанция, способная помочь зарыть топор войны между соседями – местный сельсовет. Именно там должны дать ответ на вопрос: кому, по документам, принадлежит земля? 

Андрей Барановский, адвокат:
Отправной точкой будет законность нахождения земельного участка, на котором расположен колодец, у теперешнего землепользователя. Возврат самовольно захваченных земельных участков осуществляется по решению исполкомов, в данном случае, сельсовета. Необходимо землепользователю, чьи права нарушаются, обратиться с заявлением в сельсовет и поставить вопрос о том, чтобы сельсовет вынес решению о возврате незаконно захваченного участка. 

Корреспонденты нашей программы уверяют: местные власти не понаслышке знают про разборки соседей, но спасать дачников от обезвоживания никто не спешит! Всех обиженных чиновники отправляют в «Водоканал».

Варвара Митрофанова-Смирнова, председатель Лошанского сельского исполнительного комитета:
Мы только устно обращались, потому что заявление было устное и мы обращались тоже устно. 

Корреспондент СТВ:
А когда письменное будет составлено?

Варвара Митрофанова-Смирнова:
Когда будет обращение.

Корреспондент СТВ:
Мы можем сейчас составить обращение?

Варвара Митрофанова-Смирнова:
Конечно.

Раздосадованные герои сюжета направили письмо и буквально через 4 дня в деревню приехали специалисты службы водосбыта. Выяснить: когда и по какому праву источник оказался за забором – невозможно. 

Наталья Оленева, начальник службы водосбыта ГП «Водоканал Минского района» (по телефону):
Никак не определишь. Это было в 1992 году и они уже её себе отгородили. И это было не в нашей жизни, скажем так. Потому что ЖКХ даже не существует с 1992 года.

После такого вердикта у Куприянцевых опустились руки! Ведь сейчас у них выбор без выбора – пользоваться колонкой вдали от дома, либо срочно выложить кругленькую сумму за бурение скважины. 

Андрей Барановский:
Даже если колонка раньше была на землях общего пользования, а теперь часть этого земельного участка оказалась в собственности у землепользователя, то тут способом защиты права будет установление обязательств на возмездной основе у собственника. Я говорю о сервитуте. Других вариантов нет.

Смогут ли соседи договориться и разрешить водный коллапс – узнаем совсем скоро! Мы будем следить за развитием событий.



«Жахнуліся мы гэтаму вельмі моцна». У мемориала Богдановичу в Минске стоит бытовка и разбросан мусор. Когда уберут?



В самом центре Минска у мемориала Максиму Богдановичу развернули самую настоящую перевалочную базу. Вплотную к памятнику выросла двухэтажная бытовка, а в метре от неё – самый настоящий строительный склад, рассказали в программе «Добро пожаловаться».

Валентина Короткина, научный сотрудник Литературного музея Максима Богдановича:
Жахнуліся мы гэтаму вельмі моцна у маі, калі 25 мая, у дзень смерці Максіма Багдановіча, дзень памяці мы адзначаем, мы прышлі сюды з экскурсіяй. Я заходзіла напярэдадні, агледзела тэрыторыю, мы развялі рукамі: што ты зробіш, ідуць будаўнічыя працы. І давялося праводзіць экскурсію вось у такіх умовах, калі людзі прыйшлі кветкі ўскласці, падыйсьці паглядзець, але магчымасць адносная.

На этом самом месте когда-то стоял дом Богдановичей. Вот только прочесть цитату поэта, которая увековечена на мемориале, сегодня невозможно! К знаменитым словам ни пройти, ни проехать! Туристам туда путь заказан!

Мужчина:
Во-первых, у нас запах от туалетов. Работы там уже никакой нет у них, отделка лёгкая такая. Можно их маленькие поставить на территории и убрать, памятник очистить.

Возмущенная до глубины души Валентина попыталась выяснить, у кого хватило совести устроить свалку в историческом месте.

Валентина Короткина:
Калі мы падыйшлі да чалавека, ён сказаў: «Я проста чалавек, зайшоў сюды паесці». Пасля гэты чалавек, зраумеўшы, што яго здымаюць, сышоў у бытоўку. Калі я зайшла да яго і спытала, дзе пашпарт аб’екта, і хто, увогуле, вядзе нагляд, чалавек, які проста зайшоў паесці, меў ключы ад бытоўкі, закрыў яе на ключ і проста сышоў з аб’екта.

Откуда растут ноги у беспредела, интересуется и съёмочная группа нашей программы. Журналисты отправляются прямиком на стройплощадку.

Мужчина:
Паспорт на данный момент сняли, так как…

Женщина:
Как давно его сняли? Его не было неделю назад здесь тоже?

Мужчина:
Нет, не неделю. Почему?

Женщина:
Мы знімалі ў мінулы аўторак.

Женщина:
И его не было.

Мужчина:
Ну, сняли потому что ограждение, убирали же всё вокруг строительной площадки. Нет, в здании где-то находится.

Женщина:
Где-то в здании? Фотографию покажите паспорта.

Мужчина:
Сейчас могу сфотографировать сходить, показать вам.

Женщина:
Давайте.

Мужчина:
К сожалению, паспорт вывезен, для пуско-наладочных работ он не нужен, территория освобождается, всё вывозится.

Тем временем, поклонники творчества поэта бьют тревогу! Ржавый забор вдоль бытового городка разделил судьбу памятника на до и после! Теперь вместо цветов у его подножия лишь горы мусора!

Валентина Короткина:
Гэта тэрыторыя адкрытая, тут жылы дом, дзеці. Я не ведаю, увогуле, як гэта можа быць. Тэрыторыя мемарыяла мае ахоўную зону, па-першае. Але мы зараз кажам не пра ахоўную зону, мы стаім на тэрыторыі мемарыяла, вось шыльда «Гісторыка-культурная каштоўнасць», вось адзін з падыходаў, палова мемарыяла з цытатами, перакладам.

Женщина:
Вон пакеты валяются, бычки валяются, само прилетело?

Мужчина:
У нас каждый день убирается бытовой городок, бытовые помещения. Здесь каждый вечер молодёжь какая-то, не знаю.

Когда свернутся работы и как скоро исчезнет бытовка? С этими вопросом съёмочная группа СТВ обратилась к компании-заказчику.

Олег Пилат, начальник производственного отдела КУП «Мінская спадчына»:
Ремонтно-реставрационные работы по объекту завершены, объект находится в стадии сдачи в эксплуатацию. Бытовой городок расположен в непосредственной близости от памятника, устроен в соответствии с утверждённой проектно-сметной документацией, он огорожен в соответствии со строительными нормами и правилами. Законность данного решения не вызывает сомнений.

Как скоро туристы смогут подойти к достопримечательности и наведут ли здесь порядок по всем правилам, узнаем совсем скоро. Мы будем следить за развитием событий!