Война за водонапорную колонку: сосед обнёс её забором, инвалид ходит за водой в другой конец деревни

02.07.2019 - 17:29

Буря в стакане воды! В деревне Селец Минского района началась настоящая война за водонапорную колонку! Соседи мирно жили годами и вместе пользовались благом цивилизации.

Но в один прекрасный день хозяин вот этого участка поставил на пути к колонке огромный забор.

А чтобы оградить паломничество – посадил на цепь овчарку.  

Ирина Куприянцева:
Я сюда пришла попросить воды. Потому что ребёнка привезли, маленький бассейн налить. Они меня выставили и сказали, что колонка вот там.

Для семьи Куприянцевых поведение соседа – как нож в спину! Ирине сложно передвигаться – у женщины инвалидность. В страшную жару ей и вовсе приходится преодолевать марафонскую дистанцию! Принести несколько литров питьевой воды с другого конца деревни – целое испытание. 

Владимир Куприянцев:
Мне сходить можно сюда. Я ещё нормально себя чувствую. Но когда есть необходимость в течение недели, когда меня нет – понятное дело. Что это сложно.

Ирина Куприянцева:
Просим соседа и бесплатно он это не делает. Потому что самим нам… Я с костылём, а свекровь – ей 80 лет и она тоже инвалид. 

Наладить диалог с соседями не удаётся уже несколько лет. А все попытки доказать свою правоту заканчиваются скандалами. 

Ирина Куприянцева:
Сначала мужчина невысокого роста, а потом женщина вылетела, начала кричать и показала мне, что колонка вот там. Я говорю: «Спасибо большое».

Корреспонденты нашей программы направляются к обидчикам. Но объяснить, почему дачники не делятся водой с соседями – так и не смогли. 

Корреспондент СТВ:
Есть колонка, она ваша?

Мужчина:
Да.

Корреспондент СТВ:
И вы владелец этого дома?

Мужчина:
Не я владелец, я просто хозяйкин муж.

Спустя несколько минут интервью владельцы участка разродились откровением: колонка находится на их личной территории – вход для посторонних на участок заказан! 

Мужчина:
Я езжу сюда 5 лет. Почему вы за 5 лет не обратились?

Ирина Куприянцева:
Вы не даёте воды!

Мужчина:
А вы хоть раз подходили?

Ирина Куприянцева:
Вы не даёте. В прошлую субботу меня выставили вон.

Единственная инстанция, способная помочь зарыть топор войны между соседями – местный сельсовет. Именно там должны дать ответ на вопрос: кому, по документам, принадлежит земля? 

Андрей Барановский, адвокат:
Отправной точкой будет законность нахождения земельного участка, на котором расположен колодец, у теперешнего землепользователя. Возврат самовольно захваченных земельных участков осуществляется по решению исполкомов, в данном случае, сельсовета. Необходимо землепользователю, чьи права нарушаются, обратиться с заявлением в сельсовет и поставить вопрос о том, чтобы сельсовет вынес решению о возврате незаконно захваченного участка. 

Корреспонденты нашей программы уверяют: местные власти не понаслышке знают про разборки соседей, но спасать дачников от обезвоживания никто не спешит! Всех обиженных чиновники отправляют в «Водоканал».

Варвара Митрофанова-Смирнова, председатель Лошанского сельского исполнительного комитета:
Мы только устно обращались, потому что заявление было устное и мы обращались тоже устно. 

Корреспондент СТВ:
А когда письменное будет составлено?

Варвара Митрофанова-Смирнова:
Когда будет обращение.

Корреспондент СТВ:
Мы можем сейчас составить обращение?

Варвара Митрофанова-Смирнова:
Конечно.

Раздосадованные герои сюжета направили письмо и буквально через 4 дня в деревню приехали специалисты службы водосбыта. Выяснить: когда и по какому праву источник оказался за забором – невозможно. 

Наталья Оленева, начальник службы водосбыта ГП «Водоканал Минского района» (по телефону):
Никак не определишь. Это было в 1992 году и они уже её себе отгородили. И это было не в нашей жизни, скажем так. Потому что ЖКХ даже не существует с 1992 года.

После такого вердикта у Куприянцевых опустились руки! Ведь сейчас у них выбор без выбора – пользоваться колонкой вдали от дома, либо срочно выложить кругленькую сумму за бурение скважины. 

Андрей Барановский:
Даже если колонка раньше была на землях общего пользования, а теперь часть этого земельного участка оказалась в собственности у землепользователя, то тут способом защиты права будет установление обязательств на возмездной основе у собственника. Я говорю о сервитуте. Других вариантов нет.

Смогут ли соседи договориться и разрешить водный коллапс – узнаем совсем скоро! Мы будем следить за развитием событий.

Loading...


«Она такая жирная, и такой хвост». Сотрудники минского расчётно-справочного центра работают в холоде, и их атакуют крысы



Новости Беларуси. Тему следующего репортажа подсказали зрители СТВ, которые обратились на горячую линию телеканала. В расчётно-справочном центре №6 Московского района столицы отопления нет уже третью неделю, а замена коммуникаций во время капитального ремонта привела из подвала толпы крыс.  

Съемочная группа Вероники Гришковой выехала на место и попыталась разобраться в ситуации. 



В расчётно-справочном центре №6 Московского района, действительно, прохладно – батареи здесь не работают третью неделю, а сегодня отопление перекрыли и вовсе по всему району – идёт капремонт и врезка нового оборудования. 



Мария Семенчук, паспортист расчетно-справочного центра № 6 Московского района:
Жаловались во все инстанции. Но все туда-сюда футболят, а сдвигов никаких. У нас начальник заболела. И девочки. Все в соплях ходим, потому что холодно.



И если раньше спасали обогреватели, теперь и они бесполезны – электроэнергию отключили в 10 домах. Планово, конечно, но и это не греет ни душу, ни тело. 

Чтобы хоть как-то работать, сотрудники и посетители идут на всевозможные ухищрения – благо, XXI век на дворе.



Вероника Гришкова, корреспондент:
А это кадры не из фильма ужасов. Реальная картина. После того, как в здании начался капитальный ремонт в туалет стало ходить страшно. Там живут крысы.

 

Хвостатым в центре не рады. И хотя засвидетельствовать присутствие грызуна мы не смогли, но вещдоки на месте преступления она оставила. 

Мария Левшик, паспортист расчетно-справочного центра № 6 Московского района:
Боимся в туалет ходить, потому что крысы. Когда заходим, с таким ужасом. Она такая жирная. Ну, я видела одну, она убегала. И такой хвост. И такая большущая-большущая.

Крысиные бега и холод вынудили жителей района обратиться на горячую линию СТВ. С появлением в центре съёмочной группы нашего канала, стали приходить и ответственные лица. Сначала мы застали сантехника центра информационных технологий Мингорисполкома, к которому и относится РСЦ. Он проверил трубы на наших глазах и заверил, что проблема не в приборах отопления.

Михаил Шпилевский, сантехник Центра информационных технологий Мингорисполкома:
Отправили разобраться, что к чему. Может, завоздушены тут батареи. Но воздуха здесь нет, я просмотрел здесь всё.

Затем на объект приехала комиссия, чтобы выявить причину холодных батарей. Правда, изначально общения с нами пытались избежать.  



Но после совещания пошли на контакт и немного прояснили ситуацию. Расчётно-справочный центр не жилой фонд, а потому к ЖКХ это помещение и его коммуникации отношения не имеют. 

Людмила Гусельцева, ведущий инженер отдела капитального ремонта ЖКХ №1 Московского района:
Капитальный ремонт происходит в жилом доме. Какие договора и с кем они заключили – это надо выяснять РСЦ к ЖРЭО. Если у них есть договор, то они обязаны обследовать, если нет, то не обязаны.



Лишь на следующий день выяснилось, причина похолодания в отдельно взятом центре глубже. В прямом смысле слова. В подвале здания «спрятался» неучтённый тепловой узел.

В проекте капитального ремонта жилого дома его нет, а по факту – именно через него подаётся тепло в расчётно-справочный центр. 

Дмитрий Алейчик, начальник производственного отдела ЖКХ №1 Московского района:
Этот узел не учтён. И он не будет учтён, потому что работы по капитальному ремонту производятся только в пределах здания, жилой части. А сторонние помещения в состав капитального ремонта не входят. Принято решение по замене участка трубопровода в теплоузле, который расположен под этим зданием.



Главный итог — подключить центр к системе отопления обещали к завтрашнему утру. Временно, пока центр информационных технологий не сможет провести ремонт теплоузла. А сегодня историей заинтересовалась Федерация профсоюзов. Тем, кто забыл о трудовых нормах, провели ликбез. Они едины для всех, и температурные – строго прописаны. 



Александр Зайцев, технический инспектор труда Федерации профсоюзов Беларуси:
Здесь температура предусмотрена допустимая 20-22 градуса. При таких условиях работники могут работать. К примеру, ниже, чем 12 градусов, вообще запрещается работать. Например, при 14 градусах 2 часа можно работать. При 15 – 3 часа. И так далее.



Федерация профсоюзов взяла ситуацию на контроль. К слову, мы уточнили у работников центра — после обеда организацию снабдили двумя большими обогревателями. Обещаем не оставлять историю без внимания.