Возвращенные ценности Национального художественного музея

23.01.2015 - 13:53

Национальный художественный музей богат своей историей и экспонатами со своей историей. Среди огромного разнообразия произведений особое место занимают те, что вернулись в фонды, несмотря на все препятствия и трудности. Официальная история музея началась в январе 1939 года, когда была создана Государственная картинная галерея. Просуществовала она всего 2 года — пока не началась Великая Отечественная война. В первые ее дни все собрание произведений исчезло бесследно.

Судьба большинства произведений Государственной картинной галереи до сих пор неизвестна. Поиски ведутся по сей день. Лишь некоторым экспонатам посчастливилось вернуться в нынешний Национальный художественный музей. Среди них — бюст князя Румянцева-Задунайского работы Шубина.

Вернулась в фонды музея и картины «Осень» Левитана, «Утро весны» Кудревича. Причем, история спасения последней уникальна.

Чудесным образом спаслись работы тогда еще никому неизвестного художника Юделя Пэна.

В конце войны советскими солдатами в городах Восточной Пруссии была найдена целая коллекция портретов из Несвижа. Многие из них окутаны тайнами и мифами, но достоверно известно одно.

Сегодня все экспонаты, которые вернулись в музей, сотрудники берегут как зеницу ока. Многие из них сейчас реставрируются. В стенах музея не теряют надежды, что когда-нибудь удастся разыскать и другие произведения, которые сейчас могут храниться в частных коллекциях.

Этим произведениям суждено было получить вторую жизнь, чтобы мы и сегодня могли любоваться истинным достоянием нашей страны. Сотрудники Национального художественного музея уверены, возвращенные ценности и есть доказательство существования чуда.

Люди в материале: Надежда Усова
Возвращенные ценности Национального художественного музея
Фото. Возвращенные ценности Национального художественного музея
Возвращенные ценности Национального художественного музея
Фото. Возвращенные ценности Национального художественного музея
Возвращенные ценности Национального художественного музея
Фото. Возвращенные ценности Национального художественного музея
Возвращенные ценности Национального художественного музея
Фото. Возвращенные ценности Национального художественного музея
Возвращенные ценности Национального художественного музея
Фото. Возвращенные ценности Национального художественного музея
Loading...


Возвели всего за пять лет. Как появился Национальный художественный музей



Как появился Национальный художественный музей в Беларуси, рассказали в документальном проекте «Тайны Беларуси».

Почетную миссию возводить музей среди руин и пепла доверили молодому архитектору Михаилу Бакланову. Принято беспрецедентное решение – строить храм искусства поближе к проспекту. Это было первое здание в Советском Союзе, спроектированное специально под музей. Массивные колонны и тяжелый фасад должны были на контрасте играть с легким вестибюлем. Здесь же впервые был опробован новый способ отделки – церазитная штукатурка. Правда, многие идеи архитектора так и остались на бумаге.

Надежда Усова, ведущий научный сотрудник Национального художественного музея Беларуси:
Первый проект был – галерея, храм искусства. Он сам нашел для нее место – где стоит сейчас новое здание Министерства иностранных дел. Проект должен был быть очень удачным для картинной галереи. Само здание находилось на возвышенности и террасами спускалось к реке. Там предполагались фонтаны, лестницы. Но главный архитектор города не утвердил этот проект.

Строительство шло стахановскими темпами – махину возвели всего за пять лет. Новоселье музейщики справляли под сводом строительных лесов. Хранилища и экспозиционные залы стали заполнять шедеврами, не дожидаясь ввода здания в эксплуатацию.

Ирина Назимова, искусствовед, сотрудник Национального художественного музея Беларуси (1957-1990 г.):
Когда надо было переносить золоченые рамы, мы просто их надевали на шею и в этих рамах мы шли как в крестном ходе Репина.

Государственный художественный музей должен был распахнуть свои двери 5 ноября 57-ого. Дата рифмовалась с 40-летием Октябрьской революции. Чтобы не завалить сроки, стройку пришлось ускорять – порой и в ущерб итоговому проекту. Бакланов с боем отвоевывал каждую деталь.

Надежда Усова:
Вот он запланировал в наших знаменитых нишах многофигурные композиции со знаменами. Но вдруг он увидел, что созданы совершенно другие скульптуры – тайно от него. Он пришел в ярость. Времени уже не было и пришлось эти скульптуры установить. Михаил Иванович попал в больницу, открывали здание уже без него.