Вперед, в прошлое: у кого было пиво лучше – у Христа или анабаптистов? | Столичное телевидение - СТВ
новости СТВ в твиттере

Вперед, в прошлое: у кого было пиво лучше – у Христа или анабаптистов?

23.04.2016 - 16:17

Искать в прошлом образцы – довольно обычное дело: раньше мужики были трудолюбивее и крепче, девки блюли себя, начальство совмещало суровость со справедливостью – в общем, как ни крути, опоздали мы родиться, безнадежно опоздали. И вот, не сговариваясь, две пивоваренные конторы попробовали проверить – а так ли это справедливо? Хотя бы в применении к слабым, но, тем не менее, довольно алкогольным напиткам? Открытия были чудесны: торопиться в прошлое, кажется, все-таки незачем.  

«Золотой век» – он, как известно, является тем вожделенным прошлым, к которому мы так стремимся и от которого неумолимо делаемся всё дальше. На самом деле, не приведи нас Господь вернуться на 500 лет назад или, паче того, на 2000. По правде говоря, повидаться с Христом – все равно, что встретиться с Джорджем Клуни. Что вам сказать Ему, что может сказать вам Он?

Дистанционное, через эпохи, общение много содержательнее и продуктивнее: не отвлекает зрелище ни штопанных хитонов, ни запыленных пяток – от прошлого дошла одна только чистая идея и никаких суетных мелочей. Что же касается бытийной фактуры, то тогдашняя для нас, привыкших к теплым ватер-клозетам, была слишком груба: ни зубной пасты, ни пипифакса, ни мыла, ни проточной воды. Грубая пища, опять же.

Вот, кстати, в Израиле попытались воссоздать в точности пиво Христово: подошли к делу с научной скрупулезностью, даже генетический анализ пшеницы провели, чтобы выяснить – какое зерно применяли? Ковыряние в земле и папирусах дало подробные сведения о технологии, ингредиентах, пропорциях: продукт вышел странный – не то чтобы дрянь, но современным вкусовым стандартам результат оказался совершенно перпендикулярен.

Итаи Гутман, владелец пивоварни «Герцель»:
На статью этих парней из университета наткнулся случайно. Они там геном пшеничного зерна описывали. Я выбрал такое же для своего пива. Связался с этими учеными в Тель-Авиве. Они мне давали инструкции, как химически воспроизвести процесс. Вышла очень странная штука: малиновый вкус у пива, хотя, конечно, ягод там нет и в помине.

Историки установили, что вино, действительно, в дни, когда вершились апостольские деяния, было публикой любимо. Появилось оно здесь при эллинистических царях, а потом окончательно утвердилось в римскую эпоху.

Однако в христовы времена вину еще приходилось отвоевывать аудиторию у пива: оно в регионе распространилось 7 тысяч лет тому назад, во времена протошумерские и древневавилонские. Судя по эксперименту компании «Герцель», тогдашнее пшеничное пойло имело привкус меда и ягод, практически не пенилось и содержало 3 процента алкоголя. В общем, не для гурманов оно – для охотников помутить разум. Не удивительно, что иудеи от него довольно легко отказались в пользу вина.

Кстати, возвращаться к истокам желания оно не пробудило: вино когда-то звали «Сангва Кристи» – «Кровь Христова», архаическое же пиво цветом и вкусом напоминало иные физиологические жидкости. В общем, держатель пивоварни на холмах Иерусалимских после первой партии, с трудом распроданной, готовит теперь по 20 литров в день – для себя, друзей и гипервосторженных туристов, которым все равно что пить, лишь бы святоземельное.

Другой эксперимент такого рода поставлен в Германии. Здесь отмечают 500-летие закона о чистоте пива: его, как будто, приняли в Баварии в 1516 – событие это относится, скорее, к легендарным, чем к историческим. Открывшиеся маркетинговые возможности не побрезговали использовать даже монахи – деньги, чай, никому не лишние.

Мартин Глааб, пресс-секретарь монастыря Андехс:
Закон о чистоте пива ничуть свободу пивовара не стесняет. Да, могут использовать только хмель, солод и воду, но ведь они могут быть разными! По самым осторожным подсчетам, только те разновидности хмеля и солода, которые нам известны, позволяют произвести не меньше миллиона сортов пива. Мы здесь, в монастыре, любим поэкспериментировать!

Валентин Зиглер, монах:
Монастыри всегда были научными центрами. Хотя культурными и производственными тоже. И сейчас мы стараемся держать марку – делаем лучшее монастырское, лучшее баварское и, без ложной скромности, лучшее немецкое пиво! Честно говоря, консерватизм себя оправдывает: пиво можно делать тысячами способов, но самые простые, изначальные, позволяют достигать наилучшего результата!

Все 20 миллионов бутылок в юбилейном году будут произведены монахами в точном соответствии со стандартами 500-летней давности. Здесь, как будто, верность традициям, вопреки иерусалимскому опыту, обещает колоссальные прибыли. Дело, видимо, в том, что люди, отстающие от нас на 5 столетий, нам гораздо ближе отстающих на 20 столетий: совпадение вкусов, чувств, мнений просто-таки зримое.

По правде говоря, на тех, древних, мы глядим глазами не собственными, а наших пятивековой давности пращуров: это ж они затеяли Возрождение, реабилитацию и воссоздание античности. Воссозданная, однако, мало что общего имела с реальной. По правде говоря, даже в книгах древних авторах уже не разберешь, чему две тысячи лет, а что добавлено монастырскими переписчиками? С жизнью людей тоже: в 16-м веке земля везде и всюду несла на себе отпечаток преобразовательного труда; в Христовы времена человек только-только вытаптывал площадочки для обустройства жизни среди полной первозданности. Да хотя бы то же пиво взять: пятисотлетнее – почти удобоваримо, а то, древнеиерусалимское, пиво только по имени – неудобоваримое, незнакомое, чужое, как эпоха, которой оно порождено.

Вперед, в прошлое: у кого было пиво лучше – у Христа или анабаптистов?