Врач-ветеринар Александр Ушачёв: Считаю, что моя профессия - самая добрая!

04.03.2015 - 10:16

Чтобы угадать сегодняшнее настроение ветеринара Александра - не нужно лишних слов, достаточно взглянуть на его рабочую одежду. Костюм с микки-маусами предназначен для самых неудачных дней, еще есть с розовыми хрюшками, спанч-бобами и любимый - серый. Но даже самый плохой день не меняет его отношения к пациентам - это просто небезопасно.

Добрым ко всему живому Александр был с детства. В доме не переводились рыбки, хомячки, попугайчики. Поступление в ветеринарную академию было закономерным, но вызвало удивление и протест у его родителей. Они считали, что серебряный медалист может выбрать более престижную профессию.

«Приходи к нему лечиться и корова и волчица.» За 15 лет работы кого только не было в кабинете ветеринара! Даже козу приводили на прием. У недовольных пациентов разговор короткий, но и реакция у ветеринара хорошая.

При всей своей любви к мохнатым и пернатым пациентам, доктор считает, что сам не вправе иметь домашнего питомца.  Он не сможет дать ему необходимого тепла и внимания, потому что все силы растрачиваются на работе.

Среди хозяев пациентов ветеринара редко встречаются дети. Сегодня подрастающее поколение уже не мечтает иметь собаку, и это грустно. Доктор уверен, что вырастая вместе с животным, человек получает прививку добра на всю жизнь.

Люди в материале: Александр Ушачёв
Loading...


«Оно должно лежать у меня перед глазами». Посмотрели на рабочий стол Александра Мрочека



Директор РНПЦ «Кардиология» откровенно рассказал о себе в программе «В людях».

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Разные рабочие столы я видел у многих руководителей: у кого-то идеальная чистота, у кого-то куча документов. У Вас, я смотрю, и справочники, и журналы, и документы. Это всё Вам нужно?

Александр Мрочек, кардиолог, доктор медицинских наук, член-корреспондент НАН Беларуси, академик БМА, профессор:
Знаете, я обычно, когда не нужно, со стола удаляю. Вот если что-то где-то не дочитал, что-то где-то к чему-то должен возвратиться, оно должно лежать у меня перед глазами на рабочем столе. Чтобы каждый день, хотя бы, может быть, я каждый день я не смогу это всё прочесть, но каждый день должно напоминать о том, что я это, эту процедуру не совершил.