Вязович о «Дакаре»: «Оптимальный результат – это МАЗ на трёх первых ступенях пьедестала»

03.11.2019 - 21:04

Пилот команды «МАЗ-СПОРТавто» – в программе «В людях».

Читайте в материале:

­– почему на «Дакаре» сложнее выступать, чем Домрачевой в биатлоне, и почему это бы поняла Цилинская

– как белорусы готовятся к гонке в Саудовской Аравии по Интернету

– какую ошибку допустил на ралли «Шёлковый путь-2019»

– и что белорусскую команду воспринимают, как рекламный проект МАЗа, а не профессиональных спортсменов

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
В прошлом году вы были вторыми на «Дакаре» – команда МАЗа. В этом – шестыми. Какой результат для Вас является оптимальным – я понимаю, что уже на второе место шагнули и уже почувствовали это. Хочется как бы дальше подтягиваться и соответствовать?

Сергей Вязович, пилот команды «МАЗ-СПОРТавто»:
Конечно, хочется. Оптимальный результат – это МАЗ на трёх первых ступенях пьедестала. На самом деле, внутри страны было, наверное, не совсем дооценено. И многие люди, по объективным причинам, не понимают цену этого второго места, потому что не популярен этот вид спорта и не все представляют, через что пришлось пройти команде.

А это именно командный вид спорта. Там никто не представляет никакой ценности по отдельности – ни члена экипажа, ни автомобиль, ни кто-то другой. Это командный вид спорта, в который вкладывается большое количество труда большого количества людей.

Вадим Щеглов:
Больше 30 человек – команда.

Сергей Вязович:
Больше 30 человек – это участвуем мы только в самом соревновании. Но очень много подразделений завода задействовано во время подготовки. И вопрос: «Что в МАЗе белорусского?», – самый частый вопрос, задаваемый нам. Там 95%, наверное, белорусского. И на это работают многие даже заводы холдингов – не только основное предприятие.

Вадим Щеглов:
Обидно: 6-ое место после 2-го. Команда сработала хуже?

Сергей Вязович:
На самом деле, нет. Команда не сработала хуже. Мы, как экипаж, допустили ошибку на втором этапе, попали в аварию, не потеряли там много времени, но повредили передний мост. И на следующий день эта поломка вылезла, и мы остановились почти на 5 часов для ремонта машины. И вот это было как раз-таки последствием аварии, последствием переворота, и мы потеряли 5 часов, и уже просто не смогли нагнать. Я не могу сейчас точно сказать, сколько мы проиграли лидеру на финише, но знаю, что меньше 6 часов.

Я вот смотрю за разными видами спорта – наверное, один из самых популярных у нас – биатлон. Можно приехать, если можно так сказать, на одни выходные и стать несколькократным чемпионом мира, олимпийским чемпионом. Что удалось Дарье Домрачевой. Каждый день проходит разный вид спорта – и ты чемпион. У нас гонка проходит две недели. Сколько бы ты этапов не выиграл, важно, какое место занимаешь в генеральной классификации. Вот здесь, наверное, Цилинская нас бы поняла, потому что это, как многодневная гонка, а чемпион только один, в конце всего.

Мы много выигрывали этапов, много раз были в ТОП-3 на этапах, но удержаться в генеральной классификации в ТОП-3 нам удалось только один раз. Это большая работа, и у тебя попытка один раз в год.

Вадим Щеглов:
Олимпийские игры проходят раз в четыре года – зимние, летние. И за ними, действительно, следит весь мир. Права на телевизионную трансляцию раскупают крупнейшие телевизионные компании, огромные деньги бюджета, рекламного бюджета. А «Дакар» насколько популярен? Почему нам нужно в это вкладывать?

Сергей Вязович:
«Дакар» – вторая по узнаваемости гонка в мире, после «Формулы 1». К сожалению, все трансляции и вещание опять же кладутся на плечи предприятия: для выкупа прав, для выкупа вертолётного видео. Самое зрелищное видео – это вертолётное. Ралли-рейд нельзя посмотреть, придя в зрительскую зону. Вы увидите, как мимо вас проносится один грузовик, через минуту – второй и так далее. И это не то, что хочет видеть зритель. Нам приходится пока пробивать дорогу себе и быть первопроходцами в этом виде спорта на мировой арене.

Вадим Щеглов:
Вы сейчас активно готовитесь к старту 2020 года, который пройдёт в Саудовской Аравии. Какие есть особые требования к спортсмену в процессе подготовки?

Сергей Вязович:
Никто, кроме нас, и до нас не имел в стране опыта подготовки этому виду спорта. И каждый год мы эту подготовку меняем, ищем людей, которые могли бы нам в этом помочь. Потому что и на нас, в том числе, это свалилось, как снег на голову: как готовиться к таким странам, например, как Саудовская Аравия. Вообще, является закрытой страной, какой у неё там климат, что происходит внутри страны, какое будет питание, какая там влажность, какие температурные режимы будут – мы можем только догадываться и брать информацию из Интернета. И тяжело очень готовиться.

Вадим Щеглов:
Вот наши спортсмены собираются на Олимпиаду в Токио – там тоже будут ужасные погодные условия – в июле будет Олимпиада. У нас есть целый научно-исследовательский институт спортивный, который уже сегодня подбирает оптимальный режим, составляет для спортсменов, учёных готовит к этому, чтобы наши спортсмены акклиматизировались. Я так понимаю, что здесь у вас на откуп вам отдано. Вы там, в Интернете посмотрели, почитали.

Сергей Вязович:
Ну да. Я этим спортсменам, конечно, очень сильно завидую в этом плане, что вокруг них есть столько профессионалов. У нас чуть выглядит всё по-другому.

Вадим Щеглов:
А Вам не обидно в какой-то ситуации, что, вроде бы, ломаетесь, рискуете жизнью, и в то же время вот так?

Сергей Вязович:
Обидно. Но, на сегодняшний день, нас воспринимают все, как рекламный проект МАЗа, а не профессиональных спортсменов.

Вадим Щеглов:
Многие в «Формуле-1» болиды прячут. Они накрывают их тентами, тканью зашивают. В режиме строжайшей секретности перевозят автомобили. У вас на заводе здесь они стоят. Не боитесь, что кто-то сфотографирует и конкурентам передаст?

Сергей Вязович:
Во-первых, не так просто их сфотографировать, учитывая даже то, что они стоят открытые. На заводе фото-видеосъёмка запрещена, да и машины никогда не остаются без присмотра. Но прямо вот так, чтобы мы их накрывали и прятали, так, конечно, мы не делаем.

Вадим Щеглов:
А там нет такой конкуренции, как в «Формуле-1», да?

Сергей Вязович:
Конкуренция есть. Не знаю, как в «Формуле-1». Конкуренция серьёзная, и целый год команда нарабатывает всякие новинки. И вот на техническом осмотре перед «Дакаром» как раз сейчас это вот через месяц произойдёт, там уже все выкладывают свои козыри. Там уже команды ничего не могут сделать. Мы уже приехали: и либо у тебя есть что-то новое либо его нет.

Вадим Щеглов:
А в чём эти козыри обычно заключаются?

Сергей Вязович:
Работа с двигателем, работа с подвеской, с аэродинамикой, с весом автомобиля.

Вадим Щеглов:
Сергей, для Вас это будет уже 8-ая гонка. Как часто меняете автомобиль – каждый год или, всё-таки, один, и просто дорабатываете.

Сергей Вязович:
Нет. Мы. на сегодняшний день, имеем, чтобы не сбиться со счёта, наверное, уже шестое поколение грузовика. Сейчас я говорю про автомобиль капотной конфигурации. Модернизируется после каждой гонки.

Вадим Щеглов:
У белоруской же сборной нет опыта управления капотником, до этого не было?

Сергей Вязович:
Не было. Конечно, это первый автомобиль. Мы на нём проехали две гонки. Они были для нас очень удачными. Мы выиграли гонку в Марокко. И на «Шёлковом пути» 2019 года с первого дня мы лидировали на протяжении 6 этапов. Но за два дня до финиша я попал в аварию, допустил сам, как пилот, ошибку: мы перевернулись и повредили каркас безопасности – это трубы, которые находятся внутри кабины. Это те элементы, которые не могут быть отремонтированы во время гонки. После этого экипаж однозначно судьями снимается с гонки. Несмотря на то, что ты можешь продолжить движение.

Если повреждены элементы безопасности, гонка для вас завершена. Нам понадобилось где-то два месяца, чтобы прийти в себя и ринуться с головой в подготовку к «Дакар-2019». Но это теперь чуть-чуть давит, с этим тоже придётся справляться на «Дакар-2020», что нужно ехать и быстро, и не допускать ошибок. И психолог нам бы не помешал.

Вадим Щеглов:
Это же достаточно экстремальный вид спорта и достаточно опасный. Люди погибают на трассе?

Сергей Вязович:
В «Дакаре», начиная с его основания, только в 2018 и 2019 годах не гибли. Все остальные годы гибли. 41 издание «Дакара» уже прошло. И только лишь в двух не гибли участники. В «Дакаре» едут мотоциклисты, квадроциклисты те, кто меньше защищён. Редко, когда случается это с грузовиками. Мы, всё-таки, больше защищены, и автомобиль имеет ограничение скорости, связанное с безопасностью. Грузовики в гонке могут двигаться со скоростью не более 140 километров в час.

Вадим Щеглов:
А что будет, если быстрее?

Сергей Вязович:
Штраф. Временной и денежный штраф за каждые 150 метров превышения. То есть за нами следит GPS, никто там с радаром не стоит, стоит прибор GPS, который обновляется каждые 150 метров.

И если вот ваша скорость превышала хотя бы на 1 километр в час больше, чем 150 метров, записывается сигнал. На финише гонки подходит судья с ноутбуком, снимает показания прибора. И за каждый такой сигнал вы получаете минуту и 100 евро.

Вадим Щеглов:
Несколько же экипажей белорусских участвует в «Дакаре»?

Сергей Вязович:
Три.

Вадим Щеглов:
Да, но вы между собой как-то соревнуетесь или Вам куда приятнее, что Беларусь в лидерах?

Сергей Вязович:
Нет, мы между собой не соревнуемся. У нас существует во время гонки определённая тактика. Она может меняться, в зависимости от произошедшего на трассе.

Например, на сегодня, как правило, это два экипажа едут на результат, а один экипаж их страхует. Кто из них будет выполнять эту роль, со старта это понятно – мы определяемся с ролями. А вот во время – в зависимости от того, кто насобирал каких неприятностей. То есть лидер может стать и тем экипажем, который должен страховать впереди идущих.

Люди в материале: Сергей Вязович
Loading...


«Это большая отдушина для меня». Сергей Вязович рассказал о своём хобби



Пилот команды «МАЗ-СПОРТавто» откровенно рассказал о себе в программе «В людях».

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
А хобби – наверняка, автомобили?

Сергей Вязович, пилот команды «МАЗ-СПОРТавто»:
А хобби – это, конечно же, обыкновенное классическое ралли. Это гонки на легковых автомобилях – я постоянно в них принимаю участие уже очень много лет. В принципе, с этого и началась моя карьера. Да, это большая отдушина для меня.

Этот адреналин от скорости, от гонок – это как покушать обыкновенному человеку. И тогда у тебя и улыбка на лице, и хорошее настроение.