Выставка уникальных белорусских икон представлена в Национальном художественном музее

14.11.2016 - 13:48

Православные, католические и униатские иконы, созданные в разное время и в разных стилях, стали жемчужинами коллекции Национального художественного музея. Летом лучшие экземпляры этой коллекции увидела публика под сводами старой пинакотеки Ватикана.

Сегодня же свой «золотой запас» художественный музей демонстрируют в Минске, причём в полном объеме – выставку дополнили габаритными иконами. Предлагаем окунуться в удивительный мир белорусской иконописи.  

И вот первый образец, который, несомненно, заслуживает нашего внимания. Алтарная икона «Богоматерь Одигитрия (Минская)». Этот шедевр белорусской школы из деревни Хохлово датируется 18 веком.

На территории Беларуси сохранилось мало икон. Однако уже по тем образцам, которые дошли до нас, можно с лёгкостью судить о высоком уровне белорусской школы Иконописи. Так, например, вот эта жемчужина национальной коллекции чуть ли не единственный представитель Минского региона отличается своей необыкновенной красотой.

Особый интерес вызывает и вот этот живописный апостольский ряд из католического монастыря Святой Бригитты, что в Гродно. Кстати, основали его супруги – великий маршалок литовский Кшыштоф Веселовский и его жена Александра в память о любимой, безвременно ушедшей, приемной дочери Гризельды. Тогда же главным украшением монастыря стало вот это произведение белорусской Иконописи. 

Ещё одна икона, которая вот уже несколько десятилетий приковывает внимание верующих, «Богоматерь Одигитрия Краковская». С её происхождением связана чудесная история.

Ещё одна жемчужина национальной коллекции  – «Царские врата», созданные ещё в 17 веке и открывшие уже в 21 веке белорусам двери Ватикан. По ним можно также судить о развитии белорусской школы Иконописи. Ведь, этот образец создан в соответствии со всеми канонами.

Уникальные творения мастеров из униатских храмов Беларуси также заслужили  внимание зрителей в Ватикане. Два праздничных ряда из разных регионов Беларуси демонстрируют удивительное мастерство белорусских иконописцев.

Люди в материале: Любовь Сысоева
Фото.
Фото.
Фото.
Фото.
Loading...


Возвели всего за пять лет. Как появился Национальный художественный музей



Как появился Национальный художественный музей в Беларуси, рассказали в документальном проекте «Тайны Беларуси».

Почетную миссию возводить музей среди руин и пепла доверили молодому архитектору Михаилу Бакланову. Принято беспрецедентное решение – строить храм искусства поближе к проспекту. Это было первое здание в Советском Союзе, спроектированное специально под музей. Массивные колонны и тяжелый фасад должны были на контрасте играть с легким вестибюлем. Здесь же впервые был опробован новый способ отделки – церазитная штукатурка. Правда, многие идеи архитектора так и остались на бумаге.

Надежда Усова, ведущий научный сотрудник Национального художественного музея Беларуси:
Первый проект был – галерея, храм искусства. Он сам нашел для нее место – где стоит сейчас новое здание Министерства иностранных дел. Проект должен был быть очень удачным для картинной галереи. Само здание находилось на возвышенности и террасами спускалось к реке. Там предполагались фонтаны, лестницы. Но главный архитектор города не утвердил этот проект.

Строительство шло стахановскими темпами – махину возвели всего за пять лет. Новоселье музейщики справляли под сводом строительных лесов. Хранилища и экспозиционные залы стали заполнять шедеврами, не дожидаясь ввода здания в эксплуатацию.

Ирина Назимова, искусствовед, сотрудник Национального художественного музея Беларуси (1957-1990 г.):
Когда надо было переносить золоченые рамы, мы просто их надевали на шею и в этих рамах мы шли как в крестном ходе Репина.

Государственный художественный музей должен был распахнуть свои двери 5 ноября 57-ого. Дата рифмовалась с 40-летием Октябрьской революции. Чтобы не завалить сроки, стройку пришлось ускорять – порой и в ущерб итоговому проекту. Бакланов с боем отвоевывал каждую деталь.

Надежда Усова:
Вот он запланировал в наших знаменитых нишах многофигурные композиции со знаменами. Но вдруг он увидел, что созданы совершенно другие скульптуры – тайно от него. Он пришел в ярость. Времени уже не было и пришлось эти скульптуры установить. Михаил Иванович попал в больницу, открывали здание уже без него.