ВЗГЛЯД (Россия): Интернет готовится вернуться к анархизму

02.10.2018 - 18:08

По мнению «отцов-основателей» интернета, к настоящему дню его идею извратили, поставив в зависимость от корпораций и государств, которые вводят цензуру и собирают данные пользователей. Поэтому они запускают альтернативный проект «анархического интернета». Проблема в том, что он может стать не только благом, но и государственной угрозой. Однако у России есть ответ на нее.

Проектом «альтернативного» децентрализованного интернета под кодовым названием DWeb сейчас заняты не кто-нибудь, а команда создателя Всемирной паутины Тима Бернерса-Ли. Уже понятно, что средства на него найдутся, а его подход к «избавлению от гнета» со стороны корпораций и государств в теории вполне жизнеспособен.

Интернет, который мы потеряли

Сама по себе идея децентрализованного интернета не нова. Можно даже сказать, что именно с нее интернет и начинался, поскольку был задуман как всеобщая нейтральная сеть, где каждый может внести равный вклад в создание контента и тем самым послужить на благо информационному обществу. В первые годы существования Всемирной паутины ее пользователи практиковали прямую связь друг с другом через свои настольные компьютеры, но после 2000 года, с появлением Web 2.0, ситуация резко изменилась. Большая часть наиболее рейтинговых ресурсов оказалась сосредоточена в руках корпораций, контролирующих, кому, когда и к какой информации предоставлять доступ. При этом они аккумулируют контактные и платежные данные и лоббируют принятие законов, вводящих жесткую цензуру.

«Интернет потерпел крах вместо того, чтобы служить человечеству, как это должно было быть, – заявил Тим Бернерс-Ли в интервью журналу Vanity Fair в августе этого года. – У человека были невероятно большие возможности. Все это было основано на отсутствии центральной власти, к которой нужно было обращаться за разрешением. Чувство индивидуального контроля, расширение возможностей – это то, что мы потеряли... Власть интернета не была присвоена или украдена. Мы, и нас таких миллиарды, сами отдали ее... Facebook, Google и Amazon теперь монополизируют почти все, что происходит в интернете, – от того, что мы покупаем, до новостей, которые мы бы хотели читать».

Именно поэтому группа веб-разработчиков во главе с «отцом интернета» и задумалась над проектом новой сети DWeb, или Web 3.0. Предполагается, что она основана на принципе круговой поруки: вся информация будет передаваться по сети, минуя серверы, а значит крупные корпорации и государство.

Подразумевается, что информация будет выкладываться в общий доступ обычными пользователями, использующими в качестве хранилища жесткие диски своих компьютеров. Такой тип сети известен как P2P (peer-to-peer – равный к равному): каждое устройство одновременно является и клиентом, и сервером, веб-сайты и файлы передаются с компьютера на компьютер. При этом DWeb не будет использовать ссылки типа http и https, которые ищут местоположение информации, а будет сразу искать содержание.

«В традиционной сети мы указываем на это место и притворяемся, что информация существует только в одном месте. И из этого вытекает вся эта монополизация, потому что тот, кто контролирует местоположение, контролирует доступ к информации», – объяснил The Guardian менеджер проектов организации Protocol Labs Мэтт Зумвальт.

Главное мероприятие адептов «нового интернета» – Децентрализованный веб-саммит – нынешним летом прошло в Сан-Франциско уже в третий раз, собрав порядка 800 специалистов. На нем Бернерс-Ли представил проект по созданию децентрализованных социальных приложений Solid (social linked data), разработанный в Массачусетском технологическом институте. Пока разработка проекта движется медленно, но авторы утверждают, что он постепенно набирает популярность. «Каждые несколько дней появляется новый человек. Некоторые из них услышали о потенциале Solid и захотели перевернуть мир с ног на голову. Люди, работающие в лаборатории, пытаются представить, каким может быть другой интернет. В интернете может существовать другое общество, если мы предоставим людям анонимность и вернем им контроль над их данными. Мы строим целую экосистему», – уверяет Бернерс-Ли.

При этом подчеркивается, что предприятие обречено на успех именно благодаря своему «анархистскому духу». «Децентрализованные сети могут выиграть в третьей эпохе интернета по той же причине, по которой они выиграли в первой: завоевав сердца и умы предпринимателей и разработчиков, – пишет в своем блоге инвестор и веб-разработчик Крис Диксон. – Хрестоматийным примером этого может стать соперничество в 2000-х годах между Википедией и ее централизованным конкурентом Encarta. Если бы вы сравнили эта два продукта в начале 2000-х, то Encarta показалась бы лучше по охвату и точности. Но Википедия продвигалась вперед намного быстрее, потому что у нее было активное сообщество добровольцев, которых привлекал децентрализованный дух. К 2005 году Википедия стала самым популярным справочным сайтом в интернете, а Encarta была закрыта в 2009-м».

Криптовалютная ловушка

Нельзя сказать, что заявленные принципы «альтернативного интернета» не используются на практике уже сейчас. Например, уже 15 лет сравнительно успешно работает децентрализованный протокол BitTorrent, который построен на принципе загрузки и раздачи информации с личных устройств, это теперь один из основных способов распространения «пиратского контента» (фильмов, музыки, софта).

В 2014 году появилась сеть под названием SAFE, которая использует существующий интернет, но не хранит данные на крупных серверах. Разработчики рассматривали ее как «надстройку» над интернетом, которая использует децентрализованный принцип: каждый, кто присоединяется к сети, должен был превратить свой компьютер в ее часть.

Существуют даже децентрализованные аналоги поисковых систем, например, YaCy (Yet another Cyberspace). Она работает по принципу одноранговой сети P2P: каждый компьютер, на котором установлен основной программный модуль, сканирует интернет самостоятельно, то есть является аналогом поискового робота. Затем полученные результаты собираются в общую базу, которую используют все участники YaCy.

Но один из наиболее известных примеров децентрализованного интернета – технология блокчейн. Ее принцип действия строится на распространении и хранении данных между цепочками блоков без использования единого сервера. Каждый такой блок содержит ссылку на предыдущий, а пользователи могут изменять только те части цепочки, от которых у них есть закрытые ключи. То есть любой файл, содержащий какие-либо ценности, можно отправить в любую точку мира, а доступ (ключ) к нему передавать третьему лицу.

На практике таким ключом являются криптовалюты во главе с биткоином. Уже существуют и такие из них, что позволяют монетизировать пользование децентрализованным интернетом – люди зарабатывают на предоставлении места для хранения данных на своем устройстве. В прошлом году на подобный проект под названием Filecoin разработчикам удалось собрать без малого 205 млн долларов.

Отметились на флагах борьбы за полностью свободный интернет и наши соотечественники. Компания создателя сети «ВКонтакте» Павла Дурова в этом году приступила к тестированию проекта Telegram Passport – виртуального паспорта, предназначенного для идентификации пользователей в Telegram Open Network (TON). По сути, это децентрализованная альтернатива существующей сети, обеспечивающая, как утверждается, полную анонимность и свободу ее пользователям. Помимо мессенджера Telegram, в TON входят криптовалюта Gram, платежная система TON Storage и система поиска TON DNS.

Другое дело, что именно блокчейн, обеспечивая проект средствами, в конечном итоге может создать трудности для достижения конечной цели создателей DWeb – свободы от корпораций.

«Криптовалюты могут быть одним из способов монетизации данного проекта. А если у него есть монетизация, то он рано или поздно перестанет быть свободным от корпораций, – комментирует ситуацию для газеты ВЗГЛЯД главный редактор портала СОНАР-2050 Иван Лизан. – Рекламу в интернете не всегда контролировали ИТ-корпорации типа Google, Facebook и «Яндекс». Были десятки мелких контор, но они умерли, когда Брин и Пейдж додумались создать системы AdWords, AdSense и PageRank. После этого монополизация рынка рекламы стала неизбежной. Так может быть и с интернетом, где вместо рекламного двигателя будет двигатель криптовалютный. Просто если мы сейчас финансируем корпорации, просматривая их рекламу, то в альтернативном интернете в ваш браузер будет встроен майнер криптовалют – сейчас сайты с ними браузерами и поисковиками блокируются».

Интересно, что к развитию идей децентрализованного интернета приложили руку и те самые пресловутые корпорации. Другое дело, что они подчас предлагали заведомо ошибочный путь. В 2013 году технический директор Google Эрик Шмидт выпустил книгу «Новый цифровой мир», где прозвучало предложение развивать P2P-сети в обход цензуры на основе мощных мобильных устройств.

«Суть идеи заключалась в том, что ваш смартфон и отправляет запросы, и служит промежуточным сервером, чтобы другие пользователи через вас могли обмениваться данными, – рассказал газете ВЗГЛЯД ИТ-эксперт Владислав Самойлик. – Но сразу возникает много нюансов, потому что, скорее всего, это будет сеть «ближнего боя», зависимая от наличия поблизости wi-fi или Bluetooth. Если представить, что это будет сделано иначе, например, на основе операторов, которые будут давать сеть, то возникает другая проблема: в случае беспроводных соединений IP-адрес генерируется динамически, то есть вы не можете подключиться к любому пользователю. Так что если вы хотите выйти куда-то далеко, например, из России в Америку, то сначала надо войти в некоторый пункт маршрутизации, где ваш IP-адрес заменится на публичный с помощью протокола NAT (преобразование сетевых адресов). Для получения этого адреса все равно нужны серверы, через которые пойдет весь трафик, и в конечном итоге вопрос о децентрализации просто снимается».

Поэтому, полагает Самойлик, децентрализованный интернет может быть реализован только в локальных сетях, причем преимущественно в крупных городах, где будет множество устройств, включенных в сеть. Как это будет работать в отдаленных районах, где есть всего несколько доступных точек wi-fi, не вполне понятно.

Россия не пропадет

Противники развития децентрализованного интернета говорят о ряде существенных рисков сетей типа DWeb. Главный из них – неконтролируемое распространение опасного контента. Тот же принцип, что исключает сбор личных данных, хранит анонимность распространителей детской порнографии, наркоторговцев и террористов. При этом законы об авторском праве или об удалении лживой информации попросту не смогут исполняться.

Однако, по мнению специалистов, при желании государство все равно сможет найти способы контролировать контент. «Это не будет обычной прослушкой, но два самых логичных способа вполне очевидны, – отмечает Самойлик. – Первый заключается в банальной регистрации ботов: люди, работающие на государство, будут писать программы, которые будут просматривать этот «альтернативный интернет» и собирать нужную информацию. Второе вытекает из первого: на основе этой информации будут выявлять крупных пользователей и принимать меры в их отношении.

В условиях России я не вижу проблем, чтобы определять таких пользователей».

Проще говоря, избавиться от государства не получится – оно находится на страже своих интересов. «Ему важно обеспечение госбезопасности и соблюдение баланса между интересами правообладателей и пользователей, – напоминает Иван Лизан. – Интернет не сразу же зарегулировали – сперва до него никому не было дела. Примерно такая же история была с самолетами: воздушные кодексы государств были приняты существенно позже их появления. Так же и интернет вошел в период зрелости, когда у государства возникла потребность его регулирования. К настоящему времени оно неплохо научилось регулировать процессы в сети, так что хоть интернет 2.0, хоть интернет 3.0 – это уже не имеет значения».

В целом необходимость определенного контроля за интернетом оспаривают очень немногие специалисты. «В любом обществе всегда будут ненормальные люди. Но контроль не обязательно означает, что государство применяет организованное насилие ко всем нарушителям норм. Контролем может заниматься и некая общественная структура, которая более или менее гуманна. В любом случае, обойтись без контроля нельзя, что бы ни говорили апологеты свободного рынка. Неконтролируемый интернет очень полезен для получения информации. А что будет, если в децентрализованной системе какая-то часть выйдет из строя? Кто будет осуществлять поддержку всей системы?» – риторически вопросил у газеты ВЗГЛЯД редактор телеграмм-канала Politeconomics Хазби Будунов.

Есть и чисто технические проблемы расширения сетей типа DWeb. Например, существующие смартфоны не готовы к столь высокой нагрузке. Система P2P, заложенная в основу децентрализованного интернета, может функционировать только при достаточном объеме памяти и мощности аккумулятора. Учитывая, что, по данным исследования компании Mediascope, около 60% россиян выходят в интернет именно через смартфоны, масштаб проблемы очевиден. Чтобы конкурировать с «традиционным» интернетом, новая сеть должна иметь преимущества в скорости и доступности, которых пока что нет. Отсюда и скептическое отношение к подобным проектам. «Я пока не вижу альтернативы существующей идеологии Сети. В любом случае, свернуть такой огромный массив социальных практик, который уже сложился в Сети, нелегко», – констатирует известный теоретик медиасферы Андрей Мирошниченко.

«На первых порах что-то новое действительно может быть свободным, – резюмирует Иван Лизан. – Но затем в этом новом неизбежно концентрируется капитал, и условный рынок идеальной конкуренции переходит сперва к олигополиям, а затем и к монополиям. Так было с обычным интернетом, так будет и с сетью, свободной от каких-либо корпораций. Просто капитализм не переделаешь – он такой, какой есть, а социализма пока на горизонте не видно».

Источник: ВЗГЛЯД.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.

Люди в материале: нет
Loading...


Aftenposten. Экстремальная температура станет нормой



Исключительно сухое и жаркое лето не меняет смысла предостережений климатологов, связанных с будущим: самым большим испытанием для Норвегии станут экстремальные осадки.

«Афтенпостен» (Aftenposten): А насколько экстремальным было жаркое и сухое лето этого года?

Хельге Дранге (Helge Drange): Летние месяцы с мая по июль были рекордно жаркими – на два градуса теплее, чем в 1947 году, в предыдущее экстремальное лето. В Осло температуру измеряют с 1837 года, так что жара установила серьезный рекорд! Эти же месяцы были и очень сухими, такими же, как летом 1947, 1976 и 1994 годов.

Хельге Дранге (Helge Drange) работает в Центре изучения климата в Бьеркнесе (Bjerknes) и является профессором океанографии в Университете Бергена.

– Какие признаки климатических изменений Вы видите?

– Мы знаем, что в северном полушарии растет количество осадков, мы знаем также, что уровень океана повышается. Морские льды в Арктике уменьшаются и по площади, и по толщине. Мы знаем, что ледники и гренландские льды тают, мы знаем, что тундра размораживается. Весна наступает раньше, а осень – позднее. И температура вообще повышается. Так что есть очень много разных изменений, но все они из одной и той же истории.

– Но ведь летом этого года осадков практически не было?

– Естественные вариации будут всегда. Например, прошлое лето было не жарким, но очень мокрым. Но мы здесь говорим о двух разных вещах: вариациях год от года, которые мы называем «погодой», и более долговременных изменениях, которые мы называем «климатом». Когда мы говорим о климатических изменениях, мы ищем тенденции в течение длительного времени. В Норвегии за последние сто лет количество осадков выросло на 20%. А температура за тот же период выросла примерно на один градус.

– Один градус за сто лет звучит не так-то много. Почему это становится проблемой?

– А зимой это даже почти приятно, правда? Но давайте посмотрим на взаимосвязь. В прошлый раз, когда Земля была действительно теплой, температура на два-три градуса превышала ту среднюю температуру, которую мы имеем сейчас. Это случилось более трех миллионов лет тому назад. И тогда понимаешь, что мы вот-вот встретимся с климатом, который современный человек никогда не видел.

Летом чаще будет жарче

– Следует ли нам ожидать в будущем, что летом чаще будет сухо и жарко?

– Да, летом чаще будет жарко и сухо, и мы должны ожидать также, что жара будет длиться дольше. Это не означает, что следующее лето также будет жарким, но жара летом будет чаще. И это не означает, что одновременно непременно будет засуха. Основной проблемой для Норвегии будут осадки, и летом тоже.

– Возможно, в какой-то момент нам придется перестать называть подобную погоду «экстремальной»?

– Да. Если мы продолжим с выбросами парниковых газов так, как сейчас, в конце этого века станет нормой то, что сегодня воспринимается как экстремальная погода.

– На земном шаре температура не везде повышается одинаково. Какова сейчас ситуация в Арктике?

– Она невероятная и пугающая. За последние сто лет средняя температура на Шпицбергене выросла на 2,5 градуса. За тот же период зимняя температура поднялась на 3 градуса. Шпицберген переживает тотальное изменение климата и погоды. Главная причина состоит в том, что льды отступают, а это означает колоссальные последствия. Здесь действительно пора бить тревогу.

– Кари Хьенос Хьос (Kari Kjønaas Kjos) из Партии прогресса несколько недель тому назад заявила в беседе с Aftenposten, что она не уверена в том, что жара является следствием парниковых выбросов, и она считает, что нам повезло, что у нас такое замечательное лето. А что Вы об этом думаете?

– Это ранит меня в самое сердце. И одновременно показывает, насколько велика потребность объяснять серьезность происходящего. Мы думаем, что современный человек независим, что мы можем подняться над природой и полностью все контролируем. Но происходит нечто противоположное. Мы отдаляемся от природы и сил природы и становимся от этого более уязвимыми.

– Каким образом?

– Людей становится больше, в основном, мы живем в городах. Когда происходят такие экстремальные события, они могут привести к летальному исходу, перебоям в снабжении водой, проблемами с урожаем и снижению производства продовольствия. Достаточно подумать о Ближнем Востоке и о том, что сокращение источников воды может привести к беспорядкам. Сегодняшняя ситуация с беженцами серьезна, но если у нас появятся климатические беженцы, тогда станет просто опасно.

Не думаю, что нам удастся довести выбросы до нуля

– В Парижских соглашениях от 2015 года ООН решила, что все страны должны ограничить свои выбросы парниковых газов, с тем, чтобы температура на Земле повышалась не больше, чем на два градуса, а лучше на полтора. Несколько реалистично то, что нам это удастся?

– Судя по сегодняшней ситуации, ответ – нет. Цель в полтора градуса мы уже почти достигли. Для того, чтобы добиться цели в два градуса, нам нужно иметь нулевые выбросы в течение 20-30 лет, и нет ничего, что указывало бы, что мы сможем этого добиться. На самом деле ни одно государство не имеет шанса достичь этой цели. У нас в стране мы открываем все новые месторождения и расширяем активность в поиске нефти и газа, так что наша политика также не соответствует идее нулевых выбросов в ближайшем будущем.

– Звучит довольно мрачно?

– Да, это так! Мы говорим об экзистенциальной проблеме для людей и всего живого на земле. Мы говорим о будущем очень многих поколений.

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.