«Я был хулиганом в молодости». Дед Мороз рассказал о своей жизни, потайном кармане в бороде и показал жену

07.01.2020 - 16:40

Дед Мороз откровенно рассказал о себе в программе «В людях».

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Владимир, вот Вы – главный Дед Мороз страны. Наверное, сейчас лучше убрать детей от телеэкранов, потому что многие увидят, что, оказывается, главный Дед Мороз страны – ненастоящий.

Владимир Радивилов, Главный Дед Мороз Беларуси:
Ха-ха-ха! Такого быть не может!

«Я тоже верю в Деда Мороза»

Вадим Щеглов:
Каково это – такое количество лет поддерживать эту сказку и заставлять человека верить в волшебство?

Владимир Радивилов:
Я скажу, что как бы то ни было, но главными героями новогодних представлений всегда являются Дед Мороз и Снегурочка. Без этого никак нельзя. Потому что это тот персонаж, который ведёт детей и потихоньку затягивает к себе в сказку. Потому что это и есть волшебство. Без него никак невозможно! Дети в это верят. Я тоже верю в Деда Мороза и в добрые, хорошие силы, которые помогают нам.

Вадим Щеглов:
Я до 5 лет верил в Деда Мороза, потом перестал, а теперь, Вы знаете, снова поверил.

Владимир Радивилов:                         
Правильно! Потому что Дед Мороз и есть, будем говорить, таким добрым чараўніком, который вот эту линию прокладывает между сказкой, добром, любовью.

Вадим Щеглов:
А сегодня этого не хватает, да? Хочется иногда…

Владимир Радивилов:         
Да, хочется помечтать, увидеть Деда Мороза, подержаться за его посох, задумать желание. Вот это есть у людей, это возвратится назад – дети и взрослые, всё-таки, вернутся к Деду Морозу. Хотя всё это уже возвращается. Смотрят на Деда Мороза. Я вижу, как выходит Дед Мороз, и дети с открытым ртом: «Пришёл Дед Мороз».

«У меня борода – есть карманчик, и там есть шоколадочки у меня всегда»

Вадим Щеглов:
А был период забвения Деда Мороза?

Владимир Радивилов:         
В мои 25 лет, в которых я был Дедом Морозом, я этого не замечал. Может, до нас ещё было.

Вадим Щеглов:
То есть верили всегда одинаково?

Владимир Радивилов:         
Я хочу сказать, что пришла когда-то ко мне девочка, встала, поговорила со мной. Я говорю: «Что ты хочешь в подарок от Деда Мороза? На ушко мне скажи».  Тайну, конечно, можно рассказать: у меня борода – есть карманчик, и там есть шоколадочки у меня всегда. Я ей раз из-под бороды шоколадку – она: «О! А где же Дед Мороз взял шоколадку?! Может, ещё одну дашь брату?» Я говорю: «Конечно, дам!» Раз – даю ей вторую. «Всё! Я верю в Деда Мороза», – говорит.

Вадим Щеглов:
Часто бывает, что Дед Мороз выступает за «спасибо», ведь такой плотный график?

Владимир Радивилов:         
Я скажу, для детей можно выступить за «спасибо», потому что этот праздник, особенно если это дом для детей, которые не видят родителей, я с удовольствием приезжаю и работаю, потому что всегда детей надо чем-то обогреть. Дед Мороз, как главный персонаж всех новогодних праздников, дарит детям свою улыбку, свою частичку сердца и доброту, которая как бы их так объединяет. Они к Деду Морозу идут. Я думаю, самое главное, чтобы бороду не оторвали. Они хорошо идут к Деду Морозу.

«Сейчас просят всё: кто-то машину папе поменять, кто-то дачу поменять»

Вадим Щеглов:
За эти 25 лет, что Вы – Дед Мороз, как меняются предпочтения ребёнка? Раньше просили куклы, конфеты… А теперь что просят: айфоны?

Владимир Радивилов:
Нет, я хочу сказать, что наша молодёжь идёт в ногу со временем: всё высматривает. Невозможно! Если я уже не могу за ними успеть! А как они? Я не знаю, как они успевают. Но они всегда в компьютерах сидели. Поэтому сейчас просят всё: кто-то машину просит папе поменять, кто-то дачу поменять, кто-то маме что-то такое…

Вадим Щеглов:
Ничего себе!

Владимир Радивилов:
Да! Я говорю: «Хорошо, сынок. Не волнуйся. Вырастешь ты, вырастет папа ещё – сложите и купите машину. Поэтому очень просят всё. Но самое главное – был напор у девчат маленьких – куклы Барби. Раньше была одна кукла Барби, а сейчас их, наверное, штук 10-12, которые моются, купаются, одевают платья. Это такая очень серьёзная система. Поэтому я когда вник в это, о, думаю, это не по мне, не по-дедморозовски.

Вадим Щеглов:
Коньки какие-то…

Владимир Радивилов:
О! Это триумф! Сейчас какие-то есть коньки, которые загораются. Но это не коньки, а такие – одеваешь ногу, застёгиваешь ремешками. Я уже это всё посмотрел уже. И начинаешь кататься. Но я скажу, если человек не умеет кататься, это можно разбиться. Это не так-то просто.

Вадим Щеглов:
У Вас коллеги в Финляндии, в Америке, в России.  

Владимир Радивилов:
Да, брат – Мороз Иванович.

Вадим Щеглов:
А в чём особенность именно белорусского Деда Мороза?

Владимир Радивилов:
Особенность в том, что резиденция главного Деда Мороза, то бишь меня, в Беловежской пуще находится – красивое, замечательное поместье, куда приезжают и зимой, и летом дети и взрослые. Это одно из больших чудес, которые у нас есть в Беларуси, в Беловежской пуще.

«Блок пародий: Людмила Зыкина, Вахтанг Кикабидзе. Около 60 у меня в наборе артистов»

Вадим Щеглов:
Какие жизненные испытания Вам приходилось преодолевать в жизни?

Владимир Радивилов:
Когда я поступал в училище имени Глинки, когда в Москву поступал, там на одно место было 18 человек, это было трудно. Я сказал себе: «Нет, ты должен поступить».  Я приезжал туда, был три дня, снимал гостиницу в Москве и поступил. Как бы мне это ни стоило, я должен был поступить во всероссийскую творческую мастерскую артистов эстрады. Я поступил, как и хотел, но это было трудно. Это были бессонные ночи, программа, задавали какие-то вопросы.

Вадим Щеглов:
Что вы готовили?

Владимир Радивилов:
Это был музыкальный блок пародий, в котором была Людмила Зыкина, Вахтанг Кикабидзе. Около 60 у меня в наборе артистов.

Вадим Щеглов:
Тем не менее, Вы решили вернуться в Беларусь после окончания.

Владимир Радивилов:
Да.

Вадим Щеглов:
А Вы не думали, что ваша жизнь могла бы по-другому сложиться?

Владимир Радивилов:
Да, меня приглашали в Росконцерт. У меня есть такой монолог, как дедушка приходит продавать курицу в ларёк. Это образ был продавца, который: «Ну что ж, берите куры. Берите куры».  «А чего ж они такие синие?» Это не синие, это просто немолодые». Это был хороший монолог, который я хорошо сделал. Но дело в том, что я   истинный белорус, я сказал: «Нет». Я закончил, уехал к себе на родину и начал работать в Белгосфилармонии, как и работаю. У меня большой блок пародий об артистах нашей эстрады: Владимир Мулявин.

Вадим Щеглов:
Какой у Вас был самый любимый образ, который вы пародировали?

Владимир Радивилов:
Разговорный – Георгий Милляр. Я когда-то в своё время, здесь есть кинотеатр «Пионер», когда я был ещё учащимся был в училище имени Глинки, мне надо было найти образ, и я ходил на сказку «Кощей Бессмертный» три раза. Женщина, которая продавала билетики, думала: «Ну, молодой человек так любит сказки». Я три раза ходил, потихонечку, раз – и вошёл в образ Георгия Милляра.

О Санта-Клаусе в рекламе: «Обижает. Это неправильно»

Вадим Щеглов:
В последнее время, это моё личное наблюдение, наметилась какая-то тенденция девальвации нашего белорусского Деда Мороза. Появляются какие-то Санта-Клаусы, в рекламе стали активно американцев показывать. У вас вот даже украшена сцена – так у нас в жизни никогда не украшали! У нас же есть свои, белорусские традиции.

Владимир Радивилов:
Какая-то одна из больших фирм одела Санта-Клауса в красный цвет. Он раньше был чёрный цвет – это я читал. Наш Дед Мороз входит через дверь, а Санта-Клаус через трубу. У него ещё мешок. Он мешок достаёт и дарит подарки детям. А я – Дед Мороз – всё это дарю волшебным посохом.

Вадим Щеглов:
Вы обращали внимание, что в рекламе на телевидении, в билбордах используется, всё-таки, персонаж больше Санта-Клауса, чем Деда Мороза. Вас это не обижает?

Владимир Радивилов:
Обижает. Это неправильно. У нас есть свой. У нас был и есть Зюзя Поозерский – это от него произошли наши. У нас же очень богатая, структурная и настоящая энциклопедия нашего всего. Это Баба Яга, это Леший – это всё оттуда. У нас это кладезь. Если это поднять, и его подымают. У нас исторический был Дед Мороз. Это не Мороз Иванович. Раньше называли его Мороз Трескун. Вот это все наши, белорусские персонажи. Хотя, говорили, что да, самый первый Дед Мороз произошёл от Николая Угодника Чудотворца. Тот дарил подарки и всё остальное прихожанам, и просто так всё дарил.

Татьяна Радивилова, жена, концертный директор:
Я отвечаю за весь реквизит, за его костюмы, плюс вся административная работа, концертные договоры, организацию съёмок, интервью, график артиста. С удовольствием делаю всё, чтобы артисту было комфортно находиться на сцене, чтобы тот дар и талант мог полностью на сцене проявить, а не заниматься этой административной рутиной.

О коллекции: «Есть Дед Мороз, которому уже 105 лет. Он прабабушки моей супруги»

Вадим Щеглов:
Я знаю, что Вы коллекционируете Дедов Морозов.

Владимир Радивилов:
Да, много. Очень много.

Вадим Щеглов:
Сколько в Вашей коллекции?

Владимир Радивилов:
Примерно уже где-то под 180. Они разные: кто-то ходит, кто-то крутится и говорит на русском, на белорусском не было – ещё ни разу не встретил. Есть Дед Мороз, которому уже 105 лет. Это Дед Мороз прабабушки моей супруги. Если кто помнит и зритель, может быть, знает, раньше, когда разбивались игрушки – стеклянные же были – они их собирали. Потолкут – получается такая пудра стеклянная. Делали из ваты Деда Мороза красиво. И потом обливали клеем и вот этим посыпали. И получался шикарный Дед Мороз! У меня такой Дед Мороз есть. Это исторический. Сейчас таких не делают. Есть игрушки старинные. Если кто помнит, раз – зажимчик, раз – вошла и висит. У меня ещё такие есть игрушки.

Вадим Щеглов:
Сейчас с особым трепетом люди хранят те советские игрушки – сейчас это очень большая редкость.

Владимир Радивилов:
Ох! Сейчас таких нет, это дефицит.

Вадим Щеглов:
Потому что там была каждая игрушка мини-произведением искусства.

Владимир Радивилов:
Правильно. Ручная работа, роспись ручная. Дороговато, но зато это же была игрушка – любо-дорого посмотреть! А сейчас пластмасса висит. Нет той красоты, которая была раньше. Но я думаю, мы к этому вернемся всё равно.

«Я был очень большой хулиган. Я был непоседа»

Вадим Щеглов:
Ассоциация из моего детства и, наверняка, из вашего – по колено снега, дома засыпанные у бабушки в деревне, когда никто не чистит и выходишь утром, берёшь лопату и чистишь.

Владимир Радивилов:
Да, я помню, это городской посёлок Круглое был, когда мы все малышами выходили, даже помню: когда-то отец ещё открывал окно, чтобы очистить дверь, такие были сугробы и метели. Мы с ребятами заливали корку водой вверх, она заледенела и делали ходы, полностью дома целые были внизу. Помню, приходишь, мама говорит: «Быстренько снимай рубашку». Она была вся мокрая. «Вот выкручивай её». Одеваешь новую сухую и опять пошёл играть.

Вадим Щеглов:
Люди, которые участвовали в школьной самодеятельности, развивались, были талантливыми, они всегда были на виду.

Владимир Радивилов:
Если вам признаться честно, я был очень хулиганом в молодости. Я был очень большой хулиган. Я был непоседа. Мы что-то где-то делали, что-то где-то пакостили, потому что всегда то играли в монетки, то в тюка играли. Уже звонок прозвенел, а мы всё в тюка играем.

Вадим Щеглов:
Если говорить о Вашем детстве, что Вы хотели найти под ёлкой?

Владимир Радивилов:
Я помню детство – городской посёлок Круглое. Сейчас – город Круглое. Я в детский сад там ходил. Я помню, что нянечка одевалась в Деда Мороза, меня ставили, помню, на табуреточку – стихи – это я помню очень хорошо. Помню ещё самые первые коньки. Их не помнит никто. Они надевались на валенки. Они были без ботинок. Их на валенки надевали и привязывали верёвочками. И потом катались. Это я помню 100%.

Вадим Щеглов:
А Ваши родители? Расскажите о них.

Владимир Радивилов:
Ну, мамы уже нет, папы уже нет. Уже такое время – Царствие им небесное. Но, я хочу сказать, благодаря им я, может быть, и стал артистом. Во-первых, потому что мама хорошо пела, папа хорошо пел. Играли на всех инструментах все! Вообще-то, родня певучая, родня артистическая!

О работе в оперном и филармонии: «Артист должен быть разноплановым, так интереснее жить»

Вадим Щеглов:
В свободное от новогодних праздников время Вы работаете в филармонии.

Владимир Радивилов:
Да. Это гастрольный отдел.

Вадим Щеглов:
И подрабатываете в оперном театре, причем там Вы играете надзирателя.

Владимир Радивилов:
Да, это «Летучая мышь». Артист должен быть разноплановым, так интереснее жить и я люблю так.

Вадим Щеглов:
Фрош это алкоголик?

Владимир Радивилов:
Не алкоголик, а любитель выпить, поэтому так это получается. Самое главное – я люблю новые роли. Я окунаюсь с головой и делаю всё, чтобы эта роль была красива и подошла ко мне.

Вадим Щеглов:
Как праздник трансформировался в современности?

Владимир Радивилов:
Ох… Раньше что было? Раньше была зима! Мы в сугробах делали ходы, дома строили! А сейчас! Я посмотрел: Боже мой, если бы у меня были такие спортзалы, бассейны – живи – не хочу!

Почему ему загадывают желания взрослые: «Верит в добрую хорошую сказку, которая ему поможет»   

Вадим Щеглов:
Вы за 25 лет воспитали не одно поколение детей. Как меняются поколения детей? Какими были дети 25 лет назад и какие они сейчас?

Владимир Радивилов:
Это всё надо судить о том, как у нас сейчас всё продвинуто. Дети идут в ногу со временем, у нас всё меняется, всё хорошеет, всё блестит. И дети смотрят в Интернете, что есть новое, что выпускается: какие-то гаджеты, телефоны и всё остальное дети это моментально схватывают и хотят это иметь у себя.

Вадим Щеглов:
Бывает, что взрослые обращаются к Деду Морозу?

Владимир Радивилов:
Конечно. Берут за волшебный посох и задумывают желание.

Вадим Щеглов:
Это от чего, от какого-то отчаяния, что уже ничего не помогает и пойду к Деду Морозу?

Владимир Радивилов:
Нет. Это говорит о том, что тот человек или тот ребёнок верит в добрую хорошую сказку, которая ему поможет. И взрослому тоже. Тоже верит в Деда Мороза.

Вадим Щеглов:
Бывали ли случаи, когда раз и навсегда хотелось покончить со сказочным образом, отказаться от роли Деда Мороза, ведь это изматывает?

Владимир Радивилов:
Я хочу сказать, что я горд, что я являюсь Дедом Морозом. Я счастлив, что могу детям отдать частичку сердца, доброты и улыбки, потому что ничего нет на свете дороже, чем дети. Это наше будущее.

Вадим Щеглов:
Не устаёте?

Владимир Радивилов:
Все устают, но надо терпеть. Я себе даже говорил, когда сидел дома: «Так Владимир Геннадьевич, срочно, как бы ты не хотел, больной или не больной – сделать детям подарок».

Дед Мороз любит готовить мясо

Вадим Щеглов:
Где этот Новый год будете встречать Вы? И как Вы его обычно встречаете?

Владимир Радивилов:
Встречаю дома. Татьяна Александровна, Матушка Зима накроет столик. Выпью, я точно знаю, бокал шампанского и буду отдыхать, потому что у нас ёлки потом. Да, 1-го числа – ёлка.

Татьяна Радивилова:
Муж очень любит готовить и у нас в этом плане разделились обязанности. Он любит готовить горячее мясо, а я люблю салаты разные.

«Обычно у меня расписано на квартал вперёд: где съёмки, где какие концерты»

Вадим Щеглов:
У Вас, наверное, всё расписано буквально по дням?

Владимир Радивилов:
Всё! Обычно у меня расписано на месяца три вперёд, на квартал вперёд расписывается: где съёмки, где какие концерты.

Вадим Щеглов:
Какие гонорары у Деда Мороза?

Владимир Радивилов:
Это коммерческая тайна. Ха-ха-ха!

«Моя супруга – это мой тыл, это моя крепость. И я рад, что за моей спиной стоит такая женщина»

Вадим Щеглов:
Вы со своей супругой со школьных лет знакомы.

Владимир Радивилов:
Да, учились в одной школе.

Вадим Щеглов:
Как ей удается совмещать сразу несколько профессий? Она же у вас и пиар-менеджер, и секретарь, и администратор, и директор…

Владимир Радивилов:
Всё, да! На ней висят все костюмы концертные. И Деда Мороза костюм на ней висит. Чтобы красиво всё сделано. Ой… Ну что ж делать? Такая у неё судьба – выйти замуж за артиста. Это трудная для неё веха, я хочу сказать. Но для меня моя супруга – это мой тыл, это моя крепость. И я рад, что за моей спиной стоит такая женщина, которую я люблю, ценю и уважаю. Она чётко стоит на страже Моего Величества Дедоморозовской королевской знати.

Татьяна Радивилова:
Учились в одной школе, я младше на год. Его этот талант ещё с детства проявился, во всех школьных мероприятиях он солировал, пел, на гитаре он ещё играет. Знали друг друга, но ещё сильно не общались, а потом он уже учился в Минске в музыкальном училище имени Глинки, а я в нархозе. И вот тогда у нас эта искра, стали встречаться так плотненько, закончили учебные заведения и поженились.

«Возьмите со старого года всё хорошее и перенесите в новый. А всё плохое оставьте в старом году»

Вадим Щеглов:
Есть периоды, когда не совсем просто, особенно – у нас, у славянских народов. Они говорят: «Слушайте, этот год был тяжёлым». Следующий раз говорят: «Этот год ещё тяжелее!» И у них каждый год тяжелее прошлого.

Владимир Радивилов:
Всегда говорю: дорогие мои друзья, дорогие коллеги, дорогие гости нашей столицы, дорогие минчане, всегда надо делать так: вы если идёте в новый год, то возьмите со старого года всё хорошее и перенесите в новый. А всё плохое оставьте в старом году. И будет легче жить!

Вадим Щеглов:
В непростое иногда время хочется всегда поверить в чудо, на минутку вернуться в детство, в самую счастливую пору своей жизни и загадать желание. А что можете Вы, как главный Дед Мороз страны пожелать нам, взрослым?

Владимир Радивилов:
Всего самого-самого доброго! С Новым годом и Рождеством!

Люди в материале: Владимир Радивилов
Loading...


Благотворительная помощь акции «Наши дети» составила 1 миллион 300 тысяч рублей



Новости Беларуси. На карте добра акции «Наши дети» отмечены более сотни учреждений, а благотворительная помощь марафона чудес составила 1 миллион 300 тысяч рублей, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Средства направили на подарки и поздравления маленьким белорусам. Это не только сладости, но и бытовая, компьютерная техника, игры, спортивные тренажеры и, безусловно, внимание к каждому ребенку.

Самые яркие и трогательные моменты – в репортаже Ксении Худолей.

Накануне Нового года Лиля загадала желание: профессиональные наушники и планшет. Не для хвастовства, а чтобы слышать музыку и создавать собственные хиты. Звуки для 12-летней девочки – целая жизнь. Она с рождения живет в темноте, учится в школе для незрячих и без стеснения выступает на сцене. Сделать мечту былью маленькой вокалистке помогли ее ровесницы. Учащиеся Могилевского колледжа искусств целую неделю выступали в городском универмаге и собирали деньги на мечту.

Лилия Курик:
Новый год – это просто волшебный праздник. Мне нравится, когда много народа, на меня все смотрят. Все, в общем, отлично.

В рамках акции «Наши дети» более миллиона маленьких белорусов получили подарки и поздравления: сладости, компьютеры и планшеты, спортивные тренажеры и, конечно, внимание. За время доброго марафона благотворителям удалось собрать более миллиона рублей.

Самые яркие моменты останутся в памяти детей теплыми воспоминаниями. Это и главная елка страны, и изящные балы во всех регионах, и встречи с теми, кто всегда готов помогать.

Эдуард Томильчик, начальник главного управления Министерства образования Беларуси:
Министерством образования также проводился сбор средств для акции «Наши дети». Собрано порядка 30 тысяч рублей. На эти деньги будет закуплено спортивное оборудование, спортивное снаряжение. Это снаряжение будет передано в сельские школы в каждом из регионов Республики Беларусь.

Впервые старт благотворительного марафона был дан одновременно во всех областях. В маршруте добра за месяц были отмечены 122 точки. Это школы-интернаты, детские дома, центры реабилитации и больницы. Ребята не только принимали гостей, но и сами становились участниками масштабных мероприятий.

Свой билет на Рождественский хоккейный турнир на приз главы государства получил и маленький Родион, воспитанник одного из столичных приютов. За несколько дней до Нового года он встретил своих спортивных кумиров. Тогда в гости к ребятам с непростой судьбой приехали известные белорусские спортсмены. А уже через неделю Родион оказался среди тысяч зрителей хоккейных баталий.

Родион Давыдович:
Конечно, там не просто наши белорусы играют. Там играет даже наш Президент, Григорьевич Александр Лукашенко. Мне даже матч очень понравится, потому что он проходил не на «Минск-Арене», а на «Чижовка-Арене». «Чижовка-Арену» я знаю очень хорошо. Я там уже был: смотрел матчи и катался там на катке.

Я хочу стать трехкратным олимпийским чемпионом по дзюдо.

Для акции, которая стала доброй традицией, следующий год – юбилейный. Четверть века наши дети продолжают верить в чудо и верить нам.

 Ксения Худолей, корреспондент:
 И пусть череда зимних праздников завершилась и пришла пора прятать украшения до следующего года, ярких эмоций нашим детям хватит для того, чтобы сделать шаг навстречу своим заветным мечтам. Ведь у чудес нет срока годности, а для волшебства любое время подходящее.