«Я стала опытнее и осторожнее». Алёна Ланская о том, что происходило с коллегами в 2020 году, и о ситуации с Instagram

13.06.2021 - 19:24

Новости Беларуси. Гостья программы «В людях» Алена Ланская, заслуженная артистка Республики Беларусь, рассказала о том, что происходило с коллегами в прошлом году, и о ситуации с Instagram.

Ольга Коршун, ведущая:
Кроме того, что вы талантливая певица, вы еще и очень смелая девушка. Вы активно и открыто высказываете свою гражданскую позицию. Это дорогого стоит в любое время. Таких людей, которые имеют четкое представление о своей жизни и не боятся это ретранслировать, надо еще поискать. И этот год, и прошлый стал для многих лакмусовой бумажкой. Почему вы решили и решились на такой смелый поступок?

Алена Ланская, заслуженная артистка Республики Беларусь:
Потому что вся эта история, которая произошла, я интуитивно стала чувствовать, что что-то происходит еще в начале 2020 года. Видимо, у меня интуиция очень сильно развита, потому что я просто чувствовала, что мы находимся перед бурей какой-то. Я не узнавала своих коллег, я не узнавала социальные сети, что-то начинало происходить. И особый старт этим изменениям, которые ощутила я, это был март-апрель. Когда социальные сети стали вычленять какие-то фразы из речей главы государства, раздувать их, давать совершенно другой оттенок этим словам, переворачивая, настраивая все больше в негативный лад. Потом я стала понимать, что кто-то лукавит, кто-то меня просто банит, когда я начинаю писать: «Подожди, мы же с тобой недавно виделись, что произошло?» Человек без объяснения причин или в грубой форме начинал отвечать. Я встречаю человека в жизни, он мне при этом ничего не говорит. Я никак не могла понять, что происходит. В какой-то момент я поняла, что мы организовывали благотворительный марафон – ты от души принимаешь участие, поешь, собираешь деньги, а переворачивают так, что ты как будто наживаешься на этом, что ты пиаришься. Это было в апреле. Уже началась постепенная травля. Я сначала этого не понимала, как это? Вроде все же коллеги, все же все знают. Нет, в социальных сетях одно, в жизни другое. Я потом просто поняла, что живая жизнь – это одно, а информационное пространство может быть совершенно разным. И какие причины у людей писать гадости, они только сейчас начинают появляться и выявляться. Кому-то заплатили, оказывается, где-то были какие-то группы. Публичная сфера была поделена на группы, в этих группах в какой-то момент сказали: «Или вы с нами идете, или вы не с нами». Большинство людей, которые мало-мальски спокойны, поняли, что на них давят, у них нет выбора.

Ольга Коршун:
Это ваши коллеги были поделены?

Алена Ланская:
И коллеги в том числе. Вот о чем речь. Я на многое могу закрыть глаза, поверьте. Я прекрасно понимаю, что везде есть много проблем. Люди не могут в собственной семье разобраться, когда два-три человека есть, а тут в стране, где 9,5 миллиона человек. Сложно разобраться. Безусловно, где-то ты досмотрел, где-то не досмотрел. Проблемы есть всегда, но надо не бояться того, что они есть. Надо просто брать и решать их. Но мало людей, которые готовы брать и делать это. Когда все строилось исключительно на раздувании этих проблем, но никто конструктивно не говорил, как их решать, то тут я не смогла уже сдержаться.

Ольга Коршун:
Была такая история еще и с вашим Instagram, что его удалили. Вы даже говорили, что будете подавать заявление в милицию. Чем дело кончилось?

Алена Ланская:
История с Instagram очень поучительна для всех нас, потому что когда я стала выяснять, как работает Instagram, то вы будете очень удивлены. Жаловались исключительно на фотографии, где я стояла с флагом на автопробеге. Никаких политических высказываний в Instagram у меня не было, потому что я правила изначально знала. Но то количество жалоб ботов, которые поступили в мой Instagram, это спровоцировало программу заблокировать мой аккаунт. Без объяснения причин, если бы хотя бы было предупреждение, то было бы понятно, в чем проблема. А так просто. Есть определенная схема, когда бот подписывается на мой аккаунт, жалуется и потом сразу отписывается. Тогда эта история имеет больше веса, то есть жалоба имеет больше веса. Восстановление аккаунта – это очень длительная процедура. Я должна подать заявление в милицию. После этого милиция обязана предъявить претензии Instagram. Instagram заходит на сервер, поднимает историю всех тех ботов, которые жаловались на мой канал, и обязан передать это милиции. Так это происходит на самом деле. Тогда уже милиция блокирует всех этих ботов, которые на меня жаловались. В какой-то момент я стала понимать, что тем, кто жаловался на мой аккаунт, рано или поздно бумеранг прилетает. Мне даже ничего делать не надо было, стал прилетать бумеранг.

Ольга Коршун:
Что им прилетело?

Алена Ланская:
У них стало что-то происходить то в жизни, то в семье, то с родителями. Если он помог удалить мой аккаунт, то он все равно состоит уже в базе где-то, отслеживается, на него уже там заявление другими людьми написано. То есть мне даже ничего делать не пришлось в этом формате, потому что ситуация все равно решается. Я человек мудрый, в какой-то момент я подумала: почему бы не начать все с нуля? Ведь Instagram – всего лишь частичка моей публичности.

Ольга Коршун:
На вашем месте я бы сочла это комплиментом, потому что Трампа заблокировал Twitter, а Ланскую заблокировал Instagram. Значит что-то важное там было.

Алена Ланская:
Это был такой мем, такие шутки мне присылали, что за неделю информация в социальных сетях прошла только, что Ланскую и Трампа заблокировали. Понимаете, в чем дело, если заблокировали Трампа с его 70 миллионами подписчиков (извините, если ошиблась в цифре) и меня с 22 000 подписчиков, то это говорит лишь только о том, что мы в этой истории всего лишь зерна. Мы ничего не можем решить в этом Instagram. Наоборот, все эти социальные сети по факту создавались, чтобы контролировать людей, чтобы собирать информацию о людях. Потому что социальные сети сейчас дошли до того, что я сажусь в машину, мне присылается сообщение о том, до дома с этого места ехать 10 минут. Вчера ты поспала 7 часов, сегодня ложись пораньше. Присылают рекомендации. Вот о чем, то есть считывается полностью все: сколько я часов сидела, на какие сайты заходила, где и что я смотрела, где пролайкала, где оставила комментарий. Это все хранится на серверах. Вот в чем суть.

Ольга Коршун:
Вы публичный человек, вы все равно не сможете вести закрытый образ жизни.

Алена Ланская:
Я стала осторожнее. Опытнее и осторожнее.

«Это очень теплая встреча». Алена Ланская рассказала историю этой фотографии – подробнее здесь

Люди в материале: Алёна Ланская, Ольга Коршун
Loading...


Владимир Провалинский: «Звание – это большая ответственность»



Новости Беларуси. Гость программы «В людях» – Владимир Провалинский, заслуженный артист Республики Беларусь.

Ольга Коршун, ведущая:
Давно выступаете и профессионально поете. Вы до сих пор прокачиваете свой голос?

Владимир Провалинский, заслуженный артист Республики Беларусь:
Да. Много зависти еще от режиссеров. Некоторые приглашают тебя, некоторые не приглашают. Кому-то из режиссеров ты нравишься, кому-то не нравишься. Я считаю, что если люди уже поют и выступают, у каждого режиссера своя команда, которую он подбирает. Они выступают и будут выступать. Пригласят – хорошо, не пригласят – что я буду проситься на концерт, чтобы я там спел? У меня были разные ситуации. Когда только начинал петь, мне микрофоны убирали, то есть звук убирали. Ты поешь, а тебе звук убирают. Подставы были. Вообще мог прекратиться звук, я пережил, мне интересно было, но меня победить невозможно, меня только возможно убить, но не победить. Я к примеру говорю. Я занимался и занимаюсь.

Ольга Коршун:
До сих пор занимаетесь?

Владимир Провалинский:
Да, по часу дома. Яна может сказать моя. Я распеваюсь дома, у меня все упражнения есть, работаю над собой, записываю песни, сейчас стараюсь записать песни. У меня же и новые песни есть. У меня планы были, есть и будут. Не дождутся, как я говорю.

Ольга Коршун:
У вас есть песня, которую вы мечтаете спеть, или дуэт?

Владимир Провалинский:
Лучшая песня еще впереди. Я мечтаю радовать людей, чтобы они новые песни слушали, но и старое нельзя забывать.

Ольга Коршун:
Вы много лет уже выступаете, у вас есть поклонники, есть признанные хиты, но вы до сих пор заслуженный артист, почему вы не народный? Или это не к вам вопрос? Вас вообще этот вопрос званий волнует?

Владимир Провалинский:
Я тот человек, который не претендует ни на что. Я делаю свое дело, выполняю свое дело. Считают нужным – значит… Руководству же виднее, как я понимаю. Как я могу о себе говорить, что я мечтаю быть, может, я космонавтом хочу быть.  

Ольга Коршун:
Хочу вам пожелать, чтобы это недоразумение было быстрее исправлено. Я понимаю, что для вас звание не самое важное, не определяющее в творчестве, но все-таки, мне кажется, что оно должно у вас быть.

Владимир Провалинский:
Можно иметь звание и быть никем все равно. Звание – это ответственность большая. Звание – это патриотизм в душе. Главное, чтобы звание было в сердце, душевное. Будет звание – хорошо, не будет – что ты уже сделаешь. Это же жизнь.

А вы могли бы отправиться в горячую точку с концертом? Вот что на этот вопрос ответил заслуженный артист Беларуси – подробнее здесь.