Yle (Финляндия): Поскучать – это полезно

12.09.2018 - 16:55

Современный человек совершенно не выносит скуку, но она нам необходима. За скукой следует понимание, без нее у нас не возникало бы множество идей. С другой стороны, излишние раздражители мешают нам сосредоточиться, и нынешние уроки в школе это только доказывают. Это мнение финского специалиста по воспитанию и философа Юхи Хакалы, с которым побеседовало финское издание Yle.

Вы ищете телефон в кармане, когда ждете лифт? Скорее всего, ответ положительный. Ведь современный человек совершенно не выносит скуку, считает финский профессор.

Но скука нам необходима. Без нее у нас не возникало бы множество идей. С другой стороны, излишние раздражители мешают нам сосредоточиться, и нынешние уроки в школе это только доказывают.

Это мнение специалиста по воспитанию и философа Юхи Хакалы (Juha T. Hakala), профессора Университета Ювяскюля и доцента Университета Оулу. Его последняя книга «Восхваление скуки» – продолжение произведений «Творческая лень» и «Книга сдержанности».

Учиться скуке нужно с самого детства: ребенку порой нужно дать соскучиться.

«Если ребенок говорит, что ему скучно, следует ответить: хорошо. Так тоже бывает. Жизнь – это не сплошные вершины, а, скорее, ровная череда событий», – говорит Хакала.

По его словам, сейчас мы воспитываем поколение – если не целое общество – которое относится к скуке довольно болезненно. Дети не могут сосредоточиться на учебе, в которой нет сильных раздражителей. Парадоксально, но эти же дети часто занимаются во взрослом возрасте скучной работой – например, работают чиновниками или занимаются мониторингом, пишет Хакала.

Он также критикует прошлогодние изменения в системе начальной школы Финляндии, которые опираются на дигитализацию учебного процесса. Хакала считает, что в школьной реформе не полностью учли то, что дигитализация может отразиться не только на развитии школы, но и на образе жизни юного поколения.

«Маленькие люди тоже проводят свое свободное время за теми же гаджетами. Базировать на них учебу – это не ключ к счастью».

Хакала, конечно, понимает, что в школах должны появляться современные технологии, но они все же должны использоваться разумно и с учетом всех факторов.

За скукой следует понимание

К скуке не надо стремится только ради скуки, напоминает Юха Хакала.

«Это неприятное чувство. В этом состоянии нет ничего такого, чтобы им наслаждаться».

В скуке есть плохие стороны: она провоцирует неудачи на работе и несчастные случаи, случаи хулиганства и совершение убийств. Хакала не хочет одобрять идею скуки, она не должна становиться привлекательной.

Однако скуку нужно учиться понимать – и использовать себе на пользу. Когда кажется, что ничего не происходит, мозг человека начинает сам создавать или осознавать что-то новое.

Эта мысль не нова, и Хакала опирается в своей книге на мнения исследователей, людей искусства, философов разных столетий. О важности скуки писали исследователи середины 90-х, претендовавшие на Нобелевскую премию. Тогда интернет был в зачаточном состоянии.

Бегство от скуки – даже на перекрестке со светофором

Особая проблема современности, по мнению Хакалы, заключается в чрезмерной борьбе со скукой. 40% своего времени молодежь и молодые взрослые проводят, уставившись в монитор или стуча по экрану телефона.

«Смартфоны – как лекарства для контроля над настроением, они затрагивают разные эмоции. С одной стороны, смартфоны дают нам те ощущения, которые нигде больше не получишь. С другой стороны, уставший и заскучавший, ты тарабанишь по телефону и можешь немного взбодриться», – рассуждает Хакала.

И у тех, кто заскучал на работе, один из самых популярных способов отвлечься – побродить по интернету. Однако Хакала не пытается умничать.

«И я, когда стою в длинной очереди на кассу, достаю из кармана телефон и начинаю проверять почту и „Ватсап"».

Как показывают многие исследования, время от времени скучающие люди отличаются большей креативностью. Под креативностью Хакала понимает в том числе и простые мгновения раздумий: проявления творческой натуры – это не только создание произведений искусства и замечательных инноваций, но и развитие человека в повседневных вопросах, приобретение нового взгляда на привычные вещи.

«В моменты скуки мозг начинает создавать новый собственный материал. Постоянные рассуждения о какой-либо проблеме не продвигают ее решение вперед. Нам нужны пустые мгновения, взгляд на вопрос с нового угла или со стороны», – говорит Хакала.

Скука позволяет узнать больше о нас самих

Скука не только развивает креативность, но и позволяет нам познакомиться с самими собой, говорит Юха Хакала.

«Когда сталкиваешься со скукой, становишься хозяином самому себе, изучаешь себя тщательнее».

Лауреат Нобелевской премии Иосиф Бродский представляет скуку «окном в бесконечность», психологическая Сахара «начинается прямо в вашей спальне и теснит горизонт». Хакала, как и Бродский, удивляется, почему школы не учат нас, как поступать с таким сильным чувством.

«Скука – чувство, знакомое всем, но мы всегда стараемся его избежать или отрицать».

Если бегство от скуки продолжится, то страдать будет уже общество, говорит Хакала. В обществе профессионалов все процессы ускоряются, понятия становятся все более поверхностными. Люди не изучают причины или обстоятельства, их устраивает поверхностное знание, которое находится во все более открытом доступе для огромного количества людей.

И хотя сейчас часто говорят об исчезновении единой культурной общности, Хакала обеспокоен прямо противоположным явлением.

«Как же сейчас много людей, которые читают одни и те же новости, подпитываются одними и теми же вещами! Нет ли угрозы того, что мы вскоре столкнемся с абсолютным тоталитаризмом? В наших головах будут появляться одинаковые мысли, поскольку мы получаем один и тот же материал», – рассуждает Хакала.

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.

Люди в материале: нет
Loading...


Aftenposten. Экстремальная температура станет нормой



Исключительно сухое и жаркое лето не меняет смысла предостережений климатологов, связанных с будущим: самым большим испытанием для Норвегии станут экстремальные осадки.

«Афтенпостен» (Aftenposten): А насколько экстремальным было жаркое и сухое лето этого года?

Хельге Дранге (Helge Drange): Летние месяцы с мая по июль были рекордно жаркими – на два градуса теплее, чем в 1947 году, в предыдущее экстремальное лето. В Осло температуру измеряют с 1837 года, так что жара установила серьезный рекорд! Эти же месяцы были и очень сухими, такими же, как летом 1947, 1976 и 1994 годов.

Хельге Дранге (Helge Drange) работает в Центре изучения климата в Бьеркнесе (Bjerknes) и является профессором океанографии в Университете Бергена.

– Какие признаки климатических изменений Вы видите?

– Мы знаем, что в северном полушарии растет количество осадков, мы знаем также, что уровень океана повышается. Морские льды в Арктике уменьшаются и по площади, и по толщине. Мы знаем, что ледники и гренландские льды тают, мы знаем, что тундра размораживается. Весна наступает раньше, а осень – позднее. И температура вообще повышается. Так что есть очень много разных изменений, но все они из одной и той же истории.

– Но ведь летом этого года осадков практически не было?

– Естественные вариации будут всегда. Например, прошлое лето было не жарким, но очень мокрым. Но мы здесь говорим о двух разных вещах: вариациях год от года, которые мы называем «погодой», и более долговременных изменениях, которые мы называем «климатом». Когда мы говорим о климатических изменениях, мы ищем тенденции в течение длительного времени. В Норвегии за последние сто лет количество осадков выросло на 20%. А температура за тот же период выросла примерно на один градус.

– Один градус за сто лет звучит не так-то много. Почему это становится проблемой?

– А зимой это даже почти приятно, правда? Но давайте посмотрим на взаимосвязь. В прошлый раз, когда Земля была действительно теплой, температура на два-три градуса превышала ту среднюю температуру, которую мы имеем сейчас. Это случилось более трех миллионов лет тому назад. И тогда понимаешь, что мы вот-вот встретимся с климатом, который современный человек никогда не видел.

Летом чаще будет жарче

– Следует ли нам ожидать в будущем, что летом чаще будет сухо и жарко?

– Да, летом чаще будет жарко и сухо, и мы должны ожидать также, что жара будет длиться дольше. Это не означает, что следующее лето также будет жарким, но жара летом будет чаще. И это не означает, что одновременно непременно будет засуха. Основной проблемой для Норвегии будут осадки, и летом тоже.

– Возможно, в какой-то момент нам придется перестать называть подобную погоду «экстремальной»?

– Да. Если мы продолжим с выбросами парниковых газов так, как сейчас, в конце этого века станет нормой то, что сегодня воспринимается как экстремальная погода.

– На земном шаре температура не везде повышается одинаково. Какова сейчас ситуация в Арктике?

– Она невероятная и пугающая. За последние сто лет средняя температура на Шпицбергене выросла на 2,5 градуса. За тот же период зимняя температура поднялась на 3 градуса. Шпицберген переживает тотальное изменение климата и погоды. Главная причина состоит в том, что льды отступают, а это означает колоссальные последствия. Здесь действительно пора бить тревогу.

– Кари Хьенос Хьос (Kari Kjønaas Kjos) из Партии прогресса несколько недель тому назад заявила в беседе с Aftenposten, что она не уверена в том, что жара является следствием парниковых выбросов, и она считает, что нам повезло, что у нас такое замечательное лето. А что Вы об этом думаете?

– Это ранит меня в самое сердце. И одновременно показывает, насколько велика потребность объяснять серьезность происходящего. Мы думаем, что современный человек независим, что мы можем подняться над природой и полностью все контролируем. Но происходит нечто противоположное. Мы отдаляемся от природы и сил природы и становимся от этого более уязвимыми.

– Каким образом?

– Людей становится больше, в основном, мы живем в городах. Когда происходят такие экстремальные события, они могут привести к летальному исходу, перебоям в снабжении водой, проблемами с урожаем и снижению производства продовольствия. Достаточно подумать о Ближнем Востоке и о том, что сокращение источников воды может привести к беспорядкам. Сегодняшняя ситуация с беженцами серьезна, но если у нас появятся климатические беженцы, тогда станет просто опасно.

Не думаю, что нам удастся довести выбросы до нуля

– В Парижских соглашениях от 2015 года ООН решила, что все страны должны ограничить свои выбросы парниковых газов, с тем, чтобы температура на Земле повышалась не больше, чем на два градуса, а лучше на полтора. Несколько реалистично то, что нам это удастся?

– Судя по сегодняшней ситуации, ответ – нет. Цель в полтора градуса мы уже почти достигли. Для того, чтобы добиться цели в два градуса, нам нужно иметь нулевые выбросы в течение 20-30 лет, и нет ничего, что указывало бы, что мы сможем этого добиться. На самом деле ни одно государство не имеет шанса достичь этой цели. У нас в стране мы открываем все новые месторождения и расширяем активность в поиске нефти и газа, так что наша политика также не соответствует идее нулевых выбросов в ближайшем будущем.

– Звучит довольно мрачно?

– Да, это так! Мы говорим об экзистенциальной проблеме для людей и всего живого на земле. Мы говорим о будущем очень многих поколений.

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.