Почему Гитлер так уважал Пилсудского и как относились к белорусам? Историк Андрей Геращенко ответил на вопросы Григория Азарёнка

17.02.2021 - 20:04

Новости Беларуси. Общественность Беларуси обсуждает вероятную дату нового праздника – Дня народного единства, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. На то, чтобы стать общенациональным торжеством, претендуют дни 17 сентября и 14 ноября. Оба они связаны с воссоединением восточной Беларуси и с землями, оккупированными Польшей. Актуальность такому празднику придали и события 2020 года.

Григорий Азаренок рассуждает на эту тему с историком в авторской программе «Тайные пружины политики».

Подробности смотрите в видеоматериале

Григорий Азаренок, СТВ:
У нас в гостях писатель, историк Андрей Евгеньевич Геращенко.

Говорим сегодня на историческую тему. Порассуждаем над тем, каким быть Дню народного единства (или 17 сентября), когда начался освободительный поход Красной армии, либо же 14 ноября, когда уже окончательно это было юридически закреплено – присоединение. Но для того, чтобы начать разговор, ответьте, что такое межвоенная Польша – вот эта вот гиена Европы, как ее называли?

Андрей Геращенко, историк:
Когда мы касаемся ситуации межвоенной Польши, можно понимать, что Польша впервые за долгое время обрела независимость. И у нее были определенные имперские комплексы, определенная ностальгия по периоду первой Речи Посполитой, когда господствовала местная шляхта над в том числе белорусским, украинским населением, и фактически была предпринята попытка в значительной степени вновь полонизировать территории и Западной Беларуси, и Западной Украины, и одновременно ввести такую форму правления, которая бы позволяла если не унифицировать местное население с польским населением, то по крайней мере в значительной степени его вовлечь в польскую административную систему. Например, были такие уникальные явления в Западной Беларуси, Западной Украине как осадничество. Что оно подразумевало? По сути, это были практически колонисты, как на Диком Западе, которым передавалась определенная власть над какими-то местечками, крестьянами, они имели вооруженные определенные отряды и, по сути, были опорой помимо войск и дефензивы, политической полиции, они были опорой для польских властей. Фактически все образование – вся начальная, средняя, высшая школа – вся общественная жизнь велась на польском языке. И конечно же, многие наши белорусы, украинцы испытывали большие трудности, потому что за годы нахождения в составе Российской империи не все владели польским языком. И это в значительной мере затрудняло, во всяком случае, какие-то социальные лифты, образовательные. Это было проблемой.

Григорий Азаренок:
Вы описали историческим языком. Но чтобы представить реальность, что это было? Концлагерь Береза-Картузская, те же осадники – это возрождение крепостного права фактически. То есть белорусское население с традиционным таким пренебрежением называлось «быдло» и соответственное отношение было.

На территории Польши белорусы, в общем-то, чувствовали себя достаточно плохо

Андрей Геращенко:
Абсолютно точно. Здесь большую роль сыграла и диктатура Пилсудского. Вообще, хочу сказать, что Европа того периода была достаточно быстро провеломой – видим, что происходило во всех странах Европы, начиная, там, Испания, Италия, Германия – и Польша, в общем-то, шла по этому же пути. При всех обвинениях, например, в большом авторитаризме Сталина и Советского Союза, на территории Польши белорусы, в общем-то, чувствовали себя достаточно плохо. Безусловно, была какая-то прослойка, которая владела польским языком, интегрировалась в состав Польши. А так огромные были проблемы, и самое главное, что любая попытка поставить такие вопросы как обучение на национальном языке – родном белорусском либо русском – права православной церкви, права людей в местном самоуправлении довольно жестоко подавлялись. И все это, собственно говоря, привело к тому, что буквально сразу после образования независимой Польши и после 20 года, по сути, Западная Беларусь заполыхала большой партизанской войной.

Григорий Азаренок:
Насколько я помню, Гитлер называл Пилсудского одним из немногих достойных людей Европы, правильно?

Андрей Геращенко:
Я думаю, что он видел много общего в чертах Пилсудского и своей форме правления. Он ему симпатизировал, полагая, что Пилсудский, в общем-то, может быть полезен в борьбе, теоретически, с Советским Союзом. Потом у него планы поменялись, но изначально, да, он так полагал.

Люди сами взяли власть и фактически изгнали всю польскую администрацию

Григорий Азаренок:
Как белорусы встречали Красную армию 17 сентября?

Андрей Геращенко:
Практически подавляющее большинство населения встречало очень радостно – это было торжество, это было освобождение: цветы, улыбки, объятия. Безусловно, были люди, которые потеряли что-то при приходе Красной армии – это те же осадники, те же опорные какие-то фигуры для польского практически оккупационного режима – они могли из-за угла и стрелять, и недоброжелательно встречать. Но само население, все города фактически встречали радостно. Более того, такой уникальный случай – город Скидель, недалеко от Гродно – фактически, когда Красная армия начала освободительный поход, то люди сами взяли власть и фактически изгнали всю польскую администрацию. Поляки успели спохватиться, заняли на сутки город – через сутки опять вошла Красная армия. Фактически, это было единение полное белорусов с входящей Красной армией, и это было воспринято именно как долгожданное освобождение от десятилетий польской оккупации.

Григорий Азаренок:
Если так рассуждать, то Польша, вы сказали, испытывает некие комплексы. Это ей в свое время не удалось создать империю и она, наверное, до сих пор мечтает, грезит об этом. И сегодня мы видим, что там в общем доступе карты с границей под Минском. И в этом августе мы знаем, что вооруженные силы НАТО были приведены в полную боевую готовность и смотрели, как у нас здесь ситуация будет развиваться и так далее. Мы могли бы сейчас оказаться в межвоенной Польше? Они мечтают, думают об этом?

У них до сих пор болит униженное чувство владения территориями Западной Беларуси

Андрей Геращенко:
Я думаю, что они об этом думают. Нельзя говорить, что так думает вся Польша, но, безусловно, есть реваншистские круги, которые об этом думают. Более того, в Гродно во время событий наших летних вывешивались даже польские флаги. Понятно, что не теми поляками, которые являются нормальными гражданами нашей Республики Беларусь и ощущают себя патриотами своей страны, а определенными подрывными элементами, которые также соединены с этими реваншистами по ту сторону границы. И, безусловно, есть у них такие тенденции – Польша на сегодня достаточно крупная страна по меркам Евросоюза – и, безусловно, вот эти комплексы…

Григорий Азаренок:
Они очень мощный патрон.

Андрей Геращенко:
Да, Соединенный Штаты, на которые они пытаются опираться. Безусловно, есть у них определенные планы и мысли, что в случае неблагоприятного развития ситуации и в Республике Беларусь, и в Союзном государстве, они могли бы попробовать, как они считают, вернуть себе территории, которые им принадлежат, потому что понимая, что этнически это не их земли – еще раз скажу, кресы ўсходнія – но они их воспринимают как свой некий протекторат, как Турция, условно говоря, воспринимает Сирию, например. Там хоть живут не турки, а арабы, тем не менее турки считают, что поскольку они в Османской империи были, значит их территории. И поляки – есть такие фантомные боли, когда руки уже нет, а рука болит. Вот у них до сих пор болит вот это свое, может быть, неправильно воспринимаемое униженное чувство владениями территориями Западной Беларуси. Хочу сказать, что простые поляки, вот хлопы, как они их называли когда-то, и в средние века никогда не стремились к владению на белорусских землях и даже неохотно поддерживали какие-то, например, движения и шляхты по этому подводу. Это, в общем-то, мечты и, скажем так, курс польской аристократии, верхушки, которая грезила империей, такой же, сравнимой, так допустим, Германской либо Священной Римской империей, либо сравнимой с Российской империей.

Произошло справедливое историческое разделение территории Беларуси и Польши

Григорий Азаренок:
Когда мы придаем значение дате, допустим, 17 сентября, – это не значит, что мы хотим разделить Польшу вновь, войти в нее и так далее. Мы вспоминаем дату своего освобождения и своего единения.

Андрей Геращенко:
Конечно, абсолютно точно. Потому что здесь фактически 17 сентября – это такая ключевая важнейшая дата. Вот Президент правильно говорил, что в Год единения необходимо подумать о дате единения нашего народа. Я полагаю, что эта дата идеально подходит, потому что благодаря 17 сентября наш народ стал единым целым – по сути две половины соединились, и люди получили свободу, и практически территория Республики Беларусь современная была сформирована фактически благодаря событиям, последовавшим после 17 сентября 1939 года. К полякам это не имеет отношения и враждебности. Почему? Потому что коренные территории Польши не были ни коим образом затронуты. Более того, после Великой Отечественной войны область, фактически являющаяся белорусской (Белосток, где проходило первое Народное собрание Западной Беларуси в 1939 году), была возвращена Польше. И фактически на сегодня, что интересно, белорусского населения там почти нет.

Григорий Азаренок:
Мы вопрос не ставим.

Андрей Геращенко:
И это понятно, потому что граждане хотят жить в Польше. Соответственно, и поляки многие, которые у нас, они тоже в общем-то уже считают себя белорусами – и по факту гражданства, и по факту менталитета, наверное, патриотизма. Поэтому произошло такое, я думаю, такое справедливое историческое разделение территорий Беларуси и Польши, тем более, что оно базировалось по линии признанной Керзона, так называемой, которая была определена еще после Октябрьской революции.

Коммунистическая партия Западной Беларуси очень много сделала для борьбы за свободу Беларуси

Григорий Азаренок:
Как относились в Восточной Беларуси к своим западным братьям? Что писали по этому поводу Янка Купала, Якуб Колас? На той стороне был Максим Танк, который участвовал в партизанском движении антипольском. Вот это сознание народной элиты, оно жаждало воссоединения?

Андрей Геращенко:
Не только его жаждала, а фактически все белорусы считали, что это вопрос времени. В общем-то, все понимали, что это потребует жертв, ведь до 1939 года сначала было подавлено в Западной Беларуси партизанское движение, потом подполье. Коммунистическая партия Западной Беларуси очень много, кстати, сделала для борьбы за свободу Беларуси. И, кстати, что интересно, хочу подчеркнуть, это делалось под красными флагами, потому что это был флаг революции общий и для Восточной Беларуси, и для Западной Беларуси. И Купала, и Танк, и Колас, и вся интеллигенция считали, что мы один народ и весь вопрос в том, что историческая ситуация должна измениться и мы должны воссоединиться рано или поздно. Если бы этого не произошло в 1939 году, это произошло бы позже. И в любом случае это бы случилось, потому что нельзя народ по живому разделить. Ну, бывают такие случаи – у нас там курды – это все большим несчастьем и большой кровью для народа оборачивается. А наш народ, все-таки находясь в центре Европы, наверное, должен был обрести в любом случае единство и свою независимость, что в итоге и произошло.

Loading...


Азарёнок: «Все эти Дуди и Пивоваровы, клеветники и хулители нашего Президента – проплаченные пропагандисты»



Новости Беларуси. Как создаются интернет-авторитеты и сколько это стоит? Кто пытается купить белорусский КГБ и зачем в Европе с таким остервенением избивают непривитых людей?

Авторская программа Григория Азаренка «Тайные пружины политики 2.0» в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Григорий Азаренок, СТВ:
Классика марксизма учит нас вычленять главное противоречие современной эпохи. И сегодня оно предельно простое. Это выбор между честью и бесчестьем. Ложь не есть правда, а истина всегда одна, меня зовут Григорий Азаренок, это «Тайные пружины политики 2.0», здравствуйте.

Современный захват государств происходит по-карфагенски. Если Рим вводил легионы, то держава Ганнибала действовала подлостью, хитростью, подкупом и обманом. Вторым Карфагеном стала Венеция, страна ядов и кинжалов. Затем этот змеиный дух перешел к англосаксам. Задача та же. Вечная. Разрушить Рим. Нынешний, третий – Россию. Для этого нужно уничтожить Беларусь.

Змагары вечно кичатся своими миллионами просмотров. Вот, мол, нас поддерживают. И наивные люди не понимают, как это делается. Расскажу на примере России. Все эти Дуди и Пивоваровы, клеветники и хулители нашего Президента – проплаченные пропагандисты. Жалкие и бесталанные – они ничего из себя не представляют. Повторяют мантры, созданные в штабах ЦРУ еще в прошлом веке. Но их раздувают. Исключительно с помощью технологий.

Григорий Азаренок:
В 2011 году в израильском городе Хайфа четверо выходцев из бывшего CCCР – Артем Геллер, Михаил Шапашников, Александр Шапошников и Илан Трояновский – создали собственную многоканальную сеть на YouTube. Ее основными направлениями стали управление и защита авторских прав, продвижение и оптимизация каналов внутри видеохостинга.

Легко понять, кто стоит за этими персонажами. Не добрые дяди-меценаты, а спецслужбы и военные. Под это выделяются бюджеты западных государств. Это называется спецпропаганда. Например, на раздувание Дудя было потрачено 50 миллионов рублей. Моргенштерну для «оскотинивания» наших людей заливают по 20 миллионов рублей. У нас всем этим занимался ворюга Бабарико.

Бабки, бабки, только бабки. Бесконечные, зеленые. Они их обожают. Это для них альфа и омега. Это суть их жизни. Сунгоркин, которому бы уже и о душе надо подумать и хотя бы извиниться перед нашим народом и Президентом, заявил сегодня, что предложит белорусскому КГБ залог.

Готов отдать любые деньги, чтобы освободили подлеца Можейко. Забери их с собой в могилу, дьяволу будешь взятки предлагать. А белорусы помнят лучшее русское кино.

Я мзду не беру, мне за державу обидно.

Григорий Азаренок:
Ложь и лицемерие – вот их жизнь. Вот их сущность. Они окружают нашу страну со всех сторон. Сегодня стало известно, что поляки вновь избили беженцев. В лагере Уснаж-Гурны. Людей затравили газом, жестко избили, Полчаса женщин и детей держали на холодной земле, а потом увезли вглубь Польши. И всем неполживцам плевать, все верховные комиссары по мифическим правам пьют кофе со штруделем и не давятся.

Полный маразм поглотил наших южных братьев. Энергетическая катастрофа, тотальная коррупция, убийства чиновников средь бела дня, война и религиозный раскол, полный износ инфраструктуры, повальная нищета. Вы думаете, это проблемы? «Мисс Вселенная» из Украины посмела заговорить на русском языке. Вот это настоящая проблема. Ее затравили со страшной силой. Вот эти люди учат нас жить.

Григорий Азаренок:
А вот это кадры из Парижа. Как вы думаете, кого метелят полицаи с такой лютой ненавистью? Радикалов, рецидивистов, террористов, маньяков? Нет, хуже. Они избивают страшных преступников, которые посмели войти в торговый центр без ковидного сертификата. Свободу проявили, дышать хотят, видите ли. Не устраивает это глобальную элиту. Всем сидеть и не рыпаться, будете делать столько прививок, сколько мы скажем. Скажем сидеть по домам – будете сидеть. Изобретем вам новый штамм. Скажем повесить себе веревку на шею и удавиться – удавитесь как миленькие. Мы так захотели, хозяева денег. Не нравится – получай дубинкой, а скоро отстреливать будем.

И в океане лицемерия и маразма есть остров свободы. Беларусь. Где не называют свой народ тупым быдлом, где не ломают его через колено. Где Президент слышит и чувствует людей. Потому что он и есть народ. На вашей стороне – печатный станок и бесконечные миллиарды. Флот и ракеты. Глобальная ложь и подлое лицемерие. Тысячелетиями накопленная злость.

Григорий Азаренок:
Но вы уже мертвы. Вот ваше лицо. 63-летняя трансвеститка. Ее сделали четырехзвездным адмиралом. Вот, кто ведет против нас войну. Вот, кому слепит глаза наша родина. Но мы все помним – Карфаген будет разрушен.