За помощью к ней люди приезжают со всего мира. Раскрываем полесскую тайну о «каменной девочке»

20.06.2019 - 13:18

Жизнь на болоте никогда не была легкой. Из Данилевичей ходили косить сено за 12 километров, держали большое хозяйство и растили по семеро детей в семье. Спасал Лельчицкий лес.   

Екатерина Герман, местный житель:   
Тут у нас было 700 дворов!  

Елена Карась, местный житель:  
Один год затопило, что куры поплыли. Был колхоз, а сейчас ничего нет, поля много, рабочей силы нет. Но хватит огородов, только работал бы кто.     

А работали полешуки от зари до зари. Днем на поле, ночью на кроснах. Брали на жатву своих детей. И вот однажды 8-летнюю Еву попросили помочь, но девочке куда интереснее было плести венки из синеглазых васильков.   

Елена Карась:  
Она второй раз сказала ей, она не слушает, третий раз сказала, она не слушает. А мама говорит на нее: «Чтоб ты камнем стала!». Вышла туча, грукнуло, стукнуло и вместо этой девочки появился этот камень.   

О том грехе Елене Мироновне рассказала ее мама, ей – бабушка. Как давно вырос каменный крест – никто не скажет. Но о его чудодейственной силе знают в Литве, Польше, Ираке и даже Америке. Он исцеляет от болезней и приносит в дом благополучие.

Екатерина Герман, местный житель:   
Моя внучка приезжала сюда, как замуж пошла, не было детей, а потом родила одного, через 2 года другого.

Ритуал таков. Накануне Пасхи, в Красную субботу, нужно прийти к каменной Еве, крепко обнять и попросить о самом сокровенном.  

От Пасхи до Вознесения  – самое лучшее время для поклонения. Но помогает каменный крест всегда. Главное – попросить от сердца и ни в коем случае ничего с него не снимать. Местные берегут своего ребенка, наряжают в фартушки и приносят угощения. А в Красную субботу сжигают все старое на костре.   

Екатерина Герман:  
Попа сюда привезли, он сказал: это проклятье, я ее освящать не буду. Мать ее прокляла, она связана с нечистой силой, а она людям-то помогает.  

Ева Вербило, местный житель:
И что вы думаете, была у нас церковь посреди деревни. Давайте перекопаем и завезем на церковный двор. Побыла она там недолго и стал сильный падеж скота. Ездили по разным церквям и сказали, надо поставить туда, где она родилась.

Место, где до войны стояла церковь, местные называют цвинтер. На эту Троицу они освещали кленовые листья, на Пасху – вербу, на Крещение – воду. Всего в Данилевичах около 7 крестов. Для каждого полешуки найдут платочек и слова о главном.

Мария Плех, местный житель:   
Начинаем от камня и на могилках два, так и живем, идем туда-сюда.  

К слову, еще одна каменная девочка живет в деревне Боровое Лельчицкого района. А, как известно, там, где есть вера, происходят чудеса.  

Loading...


«У меня жена – это идеал женщины. Если надо, на тракторе ездит, если надо – на погрузчике». Как белорусская семья добилась успеха в деревне



Михаил Михалкович, бригадир ОАО «Люденевичи»:
Это наши будущие коровки, которые должны в будущем произвести молоко и телят.

В деревне Березняки семья Михалковичей на вес золота. Муж – бригадир, жена – животновод. По-хозяйски выхаживают 300 голов и бороздят просторы фермы. Почти 30 лет назад судьба свела студентов в одном поезде. Спустя время молодая учительница Галина Ивановна попала в эти края по распределению и осталась навсегда.

Михаил Михалкович:
Я выиграл, образно говоря, в лотерею. У меня жена это идеал женщины. Другие жалуются, а мне повезло в том, что мы вместе на работе, вместе дома. Друг друга взаимозаменяем. Если надо, она на тракторе ездит, если надо на погрузчике. Если надо на машине сдать бумагу в контору, она в контору завезет. Нам не страшно. Любая работа.

Михаил Владимирович из многодетной семьи. Мама работала на ферме, папа – трактористом в леспромхозе. Родители научили быть мастером на все руки. Сын закончил Калинковичский техникум с красным дипломом и с 90-ых не изменяет колхозу.

Михаил Михалкович:
Я, вообще, люблю Беларусь, Родину, землю, свою деревню и страну! Я вам честно говорю.  

Богатое хозяйство и во дворе. Корова Симка скоро снова станет мамой.

Михаил Михалкович:
Сейчас мы идем в сарай, где у нас живут свиньи. Они такие интересные, вьетнамские называются, черненькие, рябенькие, маленькие.

7 лет с женой собирали материалы, чтобы построить дом. Построили, дерево посадили, сына и дочку вырастили.

Михаил Михалкович:
Между прочим, все, что дома, мы делали сами. Печку мы сделали сами. Это своими руками она сложена. Это очень нужная вещь. Через день она ее протопила, чтобы печь завтра булки. Печь нужно предварительно протопить, чтобы она держала свою температуру.

Галина Михалкович, животновод ОАО «Люденевичи»:
Что сегодня на ужин? Он говорит: «Драники». Я говорю: «Блин, так вышивать хочется». Он говорит: «Ай, тогда пельмени».

На булки по свекровиным рецептам каждые выходные слетаются гости. Дети сделали во дворе «автопарк», где снимают стресс после города. Племянникам тоже есть, где разгуляться.

Галина Михалкович:
Это машина у нас вариант пикника, если надо выехать на природу, то очень удобно.

Не соскучатся у Михалковичей и взрослые. Кругом пасека. Куда ни глянь – чудо инженерной мысли. Дровокол Владимирович подсмотрел в Интернете, а этого «верного помощника» собирал по частям 10 лет. Благодаря ему, дышит огород.

Михаил Михалкович:
Молдаване выпускали такой трактор на базе «Беларуса», и получается, их в Беларуси сохранилось очень мало. Я ценю как раритет. У меня в наследство осталась от тестя часть от него, поэтому это тоже ценно.

Силы дают корни и молодица-песня. Для любимой жены у бригадира частушки льются рекой. Послушать их собирается вся деревня.

Наших героев не раз переманивали в другие колхозы и звали в столицу. Но у них ответ один: «Лучше быть первым на деревне, чем вторым в Риме». Для своей малой родины они свернут горы, построят въездной крест и покрасят ворота.

Михаил Михалкович:
Сын и дочь ценят свою работу, и мы при работе, в любом случае нам не страшно, потому что мы защищены государством, потому что мы на государственной работе, у нас имеется соцпакет, у нас есть работа и мы улыбаемся.