Замечали, что в самолётах еду больше солят и перчат? Объясняем, почему

29.11.2019 - 20:45

Авиаперевозчики всего мира вышли на тропу войны за пассажира. Не последнюю роль в этом играет кухня. Ведь зачастую путь к сердцу путешественника лежит как раз через его желудок. Впрочем, про кулинарные авиа-эксперименты заговорили ещё в середине прошлого столетия, рассказали в одной из серий документального цикла «Тайны Беларуси»

Александра Сенькова, бортпроводник (1961-1981 гг.):
Тогда нужно было на кухню ставить одну бортпроводницу. Она сервировала подносы, нарезала гарниры. Давали консервные банки рыбы: нужно было вскрыть эту банку. И девочка вскрывала, раскладывала на специальные тарелочки. Еле успевали.

Столики металлические громадные нужно было раздать каждому пассажиру и помочь установить в подлокотники.

Сегодня за питание на борту отвечает служба кейтеринга. «Воздушные» обеды готовят тут же, на территории аэропорта, а затем доставляют на борт спецтранспортом. «Небесное меню» – отдельный вид искусства. Чтобы угодить самым привередливым, поварам приходится идти на разные ухищрения.

Татьяна Асомадинова, начальник цеха бортового питания службы «Кейтеринг»:
Стараемся солить еду, более чтобы чувствовалась соль и, конечно, перчить её. Потому что в воздухе наши рецепторы чуть-чуть притупляются.

У нас были рейсы, в основном, Индия, которые требовали настолько сильно перчёное делать, что для нас просто во рту жгло, мы не чувствовали даже вкуса!

Loading...


«В авиационном языке есть слово «запрещаю», но нет слова «разрешаю». Почему?



Если за комфорт пассажиров на борту отвечает экипаж, на земле правит балом служба диспетчеров. Весь путь самолета – под неусыпным контролем.

С момента запуска двигателя до посадки, рассказали в одной из серий документального цикла «Тайны Беларуси»

Виктор Чучулов, начальник службы воздушного движения Минского аэродромного диспетчерского центра:
У каждого авиадиспетчера – своя зона ответственности. Диспетчер руления обеспечивает управлением воздушным движением на перроне и рулёжной дорожке. Диспетчер старта самолёт подруливает. Он разрешает взлёт и разрешает посадку.

Из обязательных навыков – знание английского и безукоризненное владение специальной терминологией. Засорять эфир лишним строго запрещено. Порой это может стоить жизни.

Александр Лысюк, начальник службы воздушного движения Гомельского филиала РУП «Белаэронавигация»:
Официально существуют авиационные правила ведения радиосвязи и радиообмена. Допустим, в авиационном языке есть слово «запрещаю», но нет слова «разрешаю». Концовка «аю»- «аю» вот человек не дослышал, и всё. Сказали «запрещаю»,  а он подумает – а вдруг это «разрешаю». Поэтому есть «запрещаю» и есть слово «ждать».

Пробок в небе над Синеокой не бывает. Для этого диспетчеры всегда на связи с пилотами. Если вдруг на борту форс-мажор, тут же принимается решение о посадке вне очереди. 

Виктор Чучулов:
Экипаж докладывает, что пассажиру плохо. Диспетчер освобождает воздушное пространство и делает внеочередную посадку по кратчайшему расстоянию.

Александр Гончарук, командир экипажа:
Был рейс Минск-Амстердам. На 15-ой минуте полёта пассажиру стало плохо. Приняли решение вернуться в Минск. По прилёту у трапа нас ожидала карета «скорой помощи». Благодаря слаженным действиям, пассажир остался жив и здоров.