Занятия по футболу за месяц обойдутся больше чем в 80 рублей. Самые дорогие и популярные виды спорта для детей

02.04.2019 - 14:46

Самый популярный вид спорта сегодня – лёгкая атлетика. В этом деле наших детей вдохновляем мы сами, взрослые. Массовые забеги уже по праву стали брендом белорусской столицы. В числе участников одного из Минских полумарафонов – больше 30 тысяч человек.

Для развития юных дарований открываются новые спортивные площадки. По сути для детей, но с серьёзным профессиональным оснащением. Например, спорткомплекс «Атлет». Как говорится, всё лучшее – детям. Сейчас здесь осваивают новое направление – шестиборье. Тренеры – именитые спортсмены.

Павел Кузьминский, воспитанник Минского городского центра олимпийского резерва по лёгкой атлетике:
Шестиборье включает в себя 60 м, 60 м с барьерами, прыжок в высоту, прыжок в длину, километр и толкание ядра. 

Изношенные до дыр чешки и ноги в синяках. Чтобы добиться желанной выправки и гордого звания грации, каждой из них придётся истоптать ни одну пару носков. В этом на первый взгляд изящном, но очень суровом спорте ещё предстоит перетерпеть боль. Екатерина Галкина смогла, здесь знают не понаслышке. Именно в этих стенах начинала свой путь на Олимп известная белорусская гимнастка. В художественную берут аж с четырёх лет. Если позже, меньше шансов. Снижается детская гибкость.

Набор в группы здесь максимально филигранный. Миловидная внешность, гибкость и несклонность к полноте. Даже в таком маленьком возрасте в зале присутствует конкуренция. Тем, кто едва не дотянул до необходимых критериев, за тренировки придётся заплатить. Плюс расходы на купальники, спортивные приборы и наряды для выступлений. В общем, недешёвое удовольствие. В среднем, всего за пару занятий в неделю в течение месяца нужно выложить более 60 рублей.

Элона Осядовская, тренер СДЮШОР по художественной гимнастике:
В 12 лет начинают показывать какие-то результаты, выезжать на международные соревнования. Если ребёнок хорошо хочет выглядеть, то это очень затратно. В своём интервью Мелитина Станюта как-то сказала, что если она продаст все свои купальники, она может себе неплохую машину купить.

В числе самых дорогих также хоккей, теннис, конный спорт. Сборы и соревнования тоже большая статья затрат. Кстати, занятия по футболу только за месяц обойдутся больше чем в 80 рублей. А вот всего час на бадминтоне потянет на 40 рублей. И это притом, что своей очереди в игровой зал приходится держаться месяцами. Спорткомплексы перегружены. Так что прежде чем раскошелиться на походы своего чада в секцию или кружок, специалисты советуют, в первую очередь, выяснить, а хочет ли ребёнок заниматься спортом, в принципе?

Не менее популярны сегодня занятия по борьбе. Эти навыки пригодятся не только в спорте, но и в повседневной жизни. Здесь учат не опускать руки в сложные моменты, воспитывают дисциплину и помогают найти друзей.

Как раз-таки борьба значилась первой в списке на ведущих международных соревнованиях. Предстоящие II Европейские игры – не исключение. Эти ребята за нашу национальную команду будут держать кулачки. Впрочем, подопечные из Дворца борьбы имени Александра Медведя в этом году признаны лучшими в Беларуси. Всего здесь занимаются свыше 600 человек. Самому младшему нет и девяти.

Вячеслав Уханов, тренер Дворца борьбы им. А.Медведя:
Через наши руки проходит по 1 000 ребят и мы их всех проверяем, смотрим физическую подготовку и технику. Но если ему не суждено приносить медали, зато он станет сильным и ловким.

Сильным искусством, а именно вольной и греко-римской борьбой, сегодня увлекается и слабый пол. Выглядит весьма эффектно. На неделе молодые спортсменки отправились на международное соревнование в Эстонию. Настроены привезти «золото».

Сегодня в Минске открыты больше сотни спортивных школ на несколько десятков тысяч учеников. Активно развивается сеть таких площадок в спальных районах. В помощь городу приходят частные залы. Однако, в школах олимпийского резерва уровень подготовки выше, и занятия бесплатные. Правда, нужно обладать хорошими данными и провести кропотливую работу над совершенствованием себя.

Loading...


«Сказать, что обиды нет – солгать». Как живут и что чувствуют дети в интернате?



Новости Беларуси. Этой осенью белорусов шокировала история о том, как новорожденного мальчика нашли в общественном туалете, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.  

Я их ни разу не видел, я их не знаю. Обиды вообще никакой нет на них.  

В доме-интернате в Ивенце Андрей 13 лет. Мама отказалась от него еще в роддоме. Родителей в живых уже нет, собственно, их парень никогда и не видел. Хотелось бы ему в семью? Говорит – нет. В интернате как дома. Здешние воспитанники – друзья, а директор – одна мама на всех. Есть у Андрея близкие люди: в России живут родственники. С ними он переписывается и даже в будущем планирует навестить.  

Андрей Клок, воспитанник Ивенецкого дома-интерната для детей-инвалидов с особенностями физического развития:  
Я не люблю сидеть на одном месте. Я люблю что-то делать, продвигаться как-то дальше. Выступаю, на сцене пою. Танцую, провожу праздники ведущим. Хотелось бы поступить в университет лингвистический на иностранные языки.  

А вообще здешние дети со стойким характером. В интернате негласное правило: любить, помогать, но не смотреть жалостливыми глазами. Да и грустить здесь времени нет. Дом-интернат напоминает большую творческую лабораторию: дети учатся вышивать, занимаются гончарным производством, удивляют резьбой по дереву и увлекаются Lego.  

Глеб Кругликов, инструктор по трудотерапии Ивенецкого дома-интерната для детей-инвалидов с особенностями физического развития:  
Я общался с детьми – устроился достаточно недавно – интересовался, как им в интернате живется. Они действительно чувствую себя как дома.  

Елена Петрашкевич, директор Ивенецкого дома-интерната для детей-инвалидов с особенностями физического развития:  
Мы все любим их, мы всем им готовы помочь в любую минуту. Когда они заканчивают школу, мы всегда говорим, что вы уезжаете, если будут какие-то проблемы – не скрывайте, говорите нам, мы будем рады помочь. Я настолько люблю этот детский дом, настолько люблю этих детей, мы уже даже понимаем с одного взгляда. Мы всегда говорим о том, что мы – одна большая семья.  

Татьяна и Валентина Упик – дети этой большой семьи. Правда, сейчас они уже живут не в интернате, а самостоятельно в Минске. Каждая в квартире – это как раз про поддержку государства. Плюс ко всему – девочки работают.  

Валентина и Татьяна Упик:  
Нам захотелось попробовать: какая она, взрослая жизнь. Потому что до 20 лет ты жил в интернате. И ты на всем готовом.  
– Это абсолютно другой мир?  
– Да, это две разные Вселенные. Там – забота, любовь, розовые очки.  

Мама двойняшек отказалась от них еще в роддоме. Но не только от них: помимо девочек у женщины было еще шестеро детей. Родителей Татьяна и Валентина никогда не видели. Но зато писали женщине письма. Ни одного ответа так и не пришло.  

– Обиды нет, злости тоже.  
– Нет, сказать, что обиды нет – солгать.  
– Нет, у меня – нет.  
– Есть такая вещь. Период ты сидел, плакал, говорил: мама, почему ты меня бросила, забери домой. Со временем я понимаю, даже благодарю ее, что попала в интернат. Потому что увидела то, что не увидела бы никогда. Я съездила в Италию, Америку, Англию.  

– Вряд ли мать бы это дала.  
– Да. Я познакомилась с людьми, с которыми бы не познакомилась. Я знаю Елену Сигизмундовну – человека золотого. Я всем ставлю в пример и говорю, что все-таки есть люди, которые действительно любят свою работу и то, что делают.  

Этих ребят объединяет схожее прошлое. В свое время каждого оставил на произвол судьбы самый родной человек. Уверены, Сашу из Гомеля в ближайшее время усыновят (таких маленьких детей быстро забирают в семью), Андрей из Ивенца поступит в университет и познакомится со своими родственниками, а двойняшки Валентина и Татьяна обзаведутся каждая своей семьей, по крайней мере, Татьяна обещала точно.  

Читайте также:  

Спасение младенцев или нарушение прав ребенка? Почему в Беларуси нет беби-боксов  

Покушение на убийство с особой жестокостью. Что ждет молодую маму, которая оставила умирать собственного ребенка  

Оставила замерзать в выгребной яме. История 26-летней девушки, бросившей новорожденного в общественном туалете