Здесь и живопись, и графика, и арт-объекты, и художественное стекло. Показываем две необычные выставки в Минске

26.03.2021 - 14:34

Ирина Кузнецова, художница, дизайнер:
Называется «Арт-бургер» – это то, чем живет художник.

Не просто творческий тандем, а союз двух талантов. Необычная выставка открылась в арт-гостиной «Высокое место». Любовь к стеклу и сложным философским работам когда-то объединила этих двух незаурядных людей. Какие необычные выставки проходят в Минске, показали в программе «Минск и минчане» на СТВ.

Анна Ясюк, заведующая арт-гостиной «Высокое место»:
Выставка «Ностальгия или воспоминание о будущем» уникальна тем, что здесь представлены совершенно разные жанры. Здесь и живопись, и графика, и арт-объекты, и художественное стекло. На самом деле сразу, когда входишь, такое чувство, что здесь пять, а то и семь художников, а это два белорусских художника, пара – это Ирина и Анатолий Кузнецовы.

А что говорят друг о друге сами авторы?

Анатолий Кузнецов, художник, лауреат специальной премии Президента Республики Беларусь:
Ирина – сильный человек, она состоялась как художник по стеклу. Я учился у нее: приезжал помогать ей таскать ящики со стеклом, заодно смотрел, как это делается. И вот открылись глаза.

Ирина Кузнецова:
Мы познакомились еще в институте. Все студенты любили халтурить, а у нас в группе было шесть человек: трое ребят и три девушки. И когда мы носили наверх на пятый этаж шамот, чтобы что-то слепить, так было тяжело, а оказалось, что нам мальчики еще подсовывают камни в это ведро и говорят: «Хотите быть художниками – вот и носите». И меня очень удивило отношение Анатолия, что он говорит: «Нет, это я сделаю». Он нам помог, приезжал к нам в этот колхоз работать. Только берешь ведро – «нет, тебе нельзя поднимать». Меня настолько это покорило.

Романтическая история продолжилась на стеклозаводе «Неман».

Ирина Кузнецова:
Там большая горшковая печь, надо на лестницу вставать и смотреть туда вниз, как варится стекло. Оно там белое, желтое, красное, и оно перекатывается, оно там журчит, разговаривает.

Так поездка в Лидский район изменила не только дальнейшую жизнь художника, но и его взгляд на мир. С тех пор Анатолий Кузнецов стал абстракционистом, а Ирина – взяла его фамилию.

Анатолий Кузнецов:
Я учился у нее, она училась у меня. Мы друг другу помогаем по сей день. У нее личностный такой подход. Если она сейчас занимается живописью, то это такая живопись концептуальная, которая работает только на идею. А я могу без идеи писать.

«Воспоминание о будущем» – название неслучайное. Как говорит наш герой, это некая метафора, которая показывает связь времен. Семидесятые – восьмидесятые художник вспоминает с теплом и улыбкой.

Анатолий Кузнецов:
Мы ездили в разные места: на Гродненщину, в Поречье, такие сосновые боры там. Общались с народом, делали выставки на танцплощадках, на деревенских базарах. В район приезжают по выходным с мешками поросят покупать, ну и мы туда с картинами.

Языческие дивертисменты и слепой дождь. Именно в те годы экспериментов и сложился стиль мастера. Теперь непредметная живопись – его способ видеть мир. Вазы из ее серии «Прибой» напоминают о Балтийском море, а на заднем плане «взрываются» стекольные салюты. Зима, цветы – все это с удовольствием создавала Ирина Кузнецова в белорусской стекольной мастерской.

Ирина Кузнецова:
Но в девяностых годах наши страны разделились, и перестали поступать на стеклозавод металлы, которые добавляются в цвет. Допустим, вот эта желтая ваза, там обязательно должно быть золото, или зеленый – кобальт, медь – вот этого в Беларуси нет, поэтому у нас уже было не развито полуцветное стекло.

Хрупкое искусство сменила концептуальная живопись. Теперь наша героиня пишет картины как по нотам.

Ирина Кузнецова:
Эти работы я посвятила музыке. Они все имеют свои названия: камертон, диссонанс, стаккато, легато. Когда приходят музыканты, не читают, смотрят работы. Но это для них всегда понятно.

Создавать «звуковые» шедевры художнице помогает музыкальное образование. А вот прочитать основные цвета прибалтийских стран Ирине помогли модницы. Искусство – несомненно, важная часть жизни любой творческой женщины. Но куда важнее – надежный тыл, который вот уже много лет обеспечивает любимый муж. Увидеть чувства в стекле, арт-объектах и невероятных картинах можно до 4 апреля.

«Ангелы», «Легенды Карреля Томб» и «Птицы времен года». Даже от нескольких названий веет волшебством и магией. Кто такая Александра Романова и какие они, сказки современной принцессы? Мы заглянули в галерею «Университет культуры» на открытие персональной выставки.

Дарья Кожемяко, куратор выставки, кандидат искусствоведения, проректор по воспитательной работе БГУКИ:
Прежде всего мне Александра известна как талантливый драматург, сценарист, режиссер, фотограф, оказалось, что еще и художник. Именно изобразительным искусством Александра занялась не очень давно, не более десяти лет тому назад, поэтому представлены здесь работы непрофессионального автора, но при этом все равно поражают своим мастерством. И можно сказать, что талантливый человек талантлив во всем.

«Женщины-цветы», «Сказки сегодня», «Иллюстрации к ненаписанному роману» – все это серии графических работ. Обрывки идеально исполненных текстов и незамысловатые картинки возвращают в детство.

Марина Татаревич, директор художественной галереи «Университет культуры»:
Графика – это такой вид искусства, в котором нужны точность, трудоспособность, и Александра это демонстрирует, и в то же время, благодаря ее работам, мы можем окунуться в мир фантастических сюжетов, прочувствовать мифологические образы, архетипы, символы, ее работы дарят нам позитивные эмоции.

Кроме того, здесь каждый может мысленно разукрасить картины в свои цвета. Это работы, которые помогают познакомиться со своим внутренним ребенком. Картины-ребусы, картины-головоломки.

Анастасия Сазонова:
В каждой сказке есть последняя фраза, по которой можно додумать, которая несет какую-то глубину. И то, что отличает этого человека, она одновременно глубокая, легкая, яркая и солнечная.

Так какие же они, сказки современной принцессы? Спросим у самого автора.

Александра Романенко, режиссер, сценарист, художница:
Жизнь – это вообще сказка. У нас есть мир реальный, в котором мы живем, есть мир внутренний, и мы не можем без сказок, мы себе это создаем, потому что мы верим в самое лучшее, что у нас будет все хорошо, что к нам приедет прекрасный принц, что где-то случится наш бал, на котором мы будем блистать, возможно, в нашу жизнь войдет какое-то чудо и волшебство. Современная принцесса сменила только платье и гаджеты, а все остальное внутри такое же. 

Loading...


Здесь создают уникальную посуду в виде львов и зубров. Вот почему выходные стоит провести в Ивенце



Анастасия Макеева, корреспондент:
Беларусь славится маленькими колоритными местечками, одно из них Ивенец. Известно оно еще с XIV века благодаря князю Витовту, а еще как столица гончаров и других мастеров. 

Сундук ремесел открываем в кузне. Подкову на счастье здесь кует потомственный Вакула. Разогреваем меха, как в былые времена, и окунаемся в царство Прометея.

Станислав Габрусь, кузнец:
Да, в старину ходило такое, что кузнец как бы нечистая сила, и он из железа что хочешь сделает.

Анастасия Макеева:
А вы относите себя к нечистой силе?

Станислав Габрусь:
Ой, не знаю. Вот вам и подкова готовая, можно ее взять и загадать желание. Если вход в дом, то вешается вверх разрывом, а если выход из дома, то вешается наоборот. Почему? Чтобы все оставалось дома, а в дом, чтобы ничего не заходило (злые духи).

Закаляли сталь на Ивенецкой земле издавна. В Налибокской пуще были огромные залежи болотной руды. Строили деревеньки с доменными печами и приручали железо. Только в начале XX века здесь искрили 20 кузниц.

Без мастеров на селе не всходил хлеб и не ладилась работа. Серп и топор нужны были в каждый дом. И хоть на дворе XXI век и горячую ковку заменили холодная и машины, все же ручной труд на вес золота.

Станислав Габрусь:
Чтобы в дом воры не залезли, нужен был замок, вот кузнец тоже мог сделать замок, также к ним ключи разные. Зимой все лошади подковывались, кузнец тоже это делал.

Интересно, что раньше в стенах мастерской была конюшня. История живописных просторов на берегу Волмы уходит корнями к знатному роду Плевако. Роскошная усадьба, белый двор, молчат руины. Здесь бурлила светская жизнь, дамы и кавалеры прогуливались в тени липовых аллей, была своя каплица, винокурня, различные хозпостройки.

Так, в былом сарае разместили музей местечкового быта. Бабушкины интерьеры с пышными подушками, оладушками из печи и вышитыми картинами согревают, как вязаная шаль. Здесь каждая вещь дышит историей. Из кухни и гостиной попадаем в сени.

Анастасия Макеева:
Вот на таких санях можно в прямом смысле умчаться в XIX век. Здесь и детская коляска, сплетенная из лозы, вот такие кошики, в которых хранили рыбу и килбаски. И раритетные шияны, их плели из специальной соломы, хранили одежду и зерно, чтобы не проела ни одна мышь.

На этноэкскурсии вам расскажут, что под печкой жил домовой и что в приданое молодым дарили шкаф. Ретро гардеробчик здесь берегут, так что можно сделать погромче «Утомленные солнцем» и почувствовать себя героями «Стиляг». Что ни говори, а мода наворачивает круги, воротнички и рукава-фонарики этой весной – топ. Так что загляните к бабушкам на чай.

Валентина Адамович, директор Ивенецкого музея традиционной культуры:
Вось гэта шафа маёй бабулі, я вельмі добра яе памятаю. На ей яшчэ было некалі наверше, якое было як карона. На верхнім ярусе стаяў абутак і капілюшы ляжалі. На кожнае вяселле шылася новая сукенка, таму шта людзі хадзілі да сваей радні на вяселле і паўтарацца, як і сення, было ня модна.

Глиняный перезвон – душа Ивенца. Богатые месторождения стали отличной базой. Над керамикой колдовали уже в XVI веке, а в начале XX века местечко окрестили столицей гончарства. Здесь было около 20 частных заводиков. Глазурованная посуда с волнами и хвойными веточками была нарасхват на кирмашах.

Свистульки сметали родители, считалось, что с такой забавлянкой малыши отгоняют от себя злых духов.

По силам очумелым ручкам была и изящная плитка, она пользовалась спросом далеко за пределами Синеокой.

А посуда в виде львов и зубров стала символом советской эпохи.

Валентина Адамович:
Асаблівасцю Івянца ў 70 гады стала вось такая паласатая кераміка. Такі ўзор называецца фляндроўка і па сёняшні дзень гэта візітная картка Івянца. Дзе б ні былі нашы майстры, на якія б свята ні ездзілі, на якія б выставы ні выстаўляліся, ў першую чаргу робяць вось такую фляндраваную кераміку.

Владимир Бонифациевич пошел по стопам отца и сохраняет традиции. Мгновение – и на его гончарном кругу глина превращается в красивые вазы и колокольчики. На мастер-классах благословляет молодоженов и удивляет туристов. Прикоснуться к волшебству и увезти сувенир с душой определенно стоит. А летом, когда проходит фестиваль гончаров, Ивенец напоминает старую добрую сказку.

Владимир Сосновский, гончар:
Это Богом рассчитано, посуда натуральная. Из глины и чистого воска получается такая экологически чистая посуда. Если в глиняную кружку налить чай, то чай вкуснее. В кувшин наливаешь молоко, то оно долго не портится.

Созвездие миниатюрных домиков на берегу озера вдохновляет. Прогуляйтесь по старинным улочкам и обязательно загляните в главную жемчужину – Белый костел святого Михаила Архангела. Эталон виленского барокко от Иоганна Глаубица. Искусство чистой формы XVIII века.

Его судьба – сквозь тернии к звездам. Закрывали, переделывали в православную церковь Александра Невского, в годы войны в святыне немцы расположили комендатуру. Но наследие францисканцев уберегли свыше, и храм вновь отдали католикам.

Ирина Суховецкая, старший научный сотрудник Ивенецкого музея традиционной культуры:
З пачатку XVIII стагоддзя мінскі стольнік Тэадор Ваньковіч, якому належалі Івянецкія зямлі ў той час, падараваў частку зямель манахам з ордэна Святога Францішка. У 1702 годзе ен вылучыў фінансавыя сродкі для пабудовы касцела і манастыра ў Івянцы. У 2006 годзе быў адшуканы звон, які быў схаваны вернікамі падчас вайны, і сення звон займае ганаровае месца на тэрыторыі Белага касцела.

Анастасия Макеева:
На территории костела все включено. Вот такой живой уголок с будущей мамой лошадкой Мартой, детская площадка с тренажерами, аттракционами и даже кафе.

Братцы-кролики и козы-Маруси очень дружелюбны и зарядят на позитив. Общение с братьями меньшими можно продолжить за чашечкой капучино. Идея кофейни пришла местному ксендзу.

Анжела Жилкевич, буфетчица:
Вот дети сделали такую игрушку в виде ксендза.

Здесь можно не только подкрепиться картошкой фри и пиццей, но и познакомиться с очаровательной черепашкой и послушать ивенецкие новости от попугаев. Сделать паузу в путешествии определенно стоит.

Анжела Жилкевич:
Все туристы к нам приходят выпить кофе, они считают, что он у нас какой-то особенный. Мы это рассматриваем с той позиции, что, наверное, именно от того, что он готовится на территории, проникнутой такой духовностью.

Для того, чтобы еще более было интересно кушать детям попкорн, мы закупаем вот такую посуду специально для попкорна, которая соответствует детским интересам.