Здесь собраны самые неожиданные экспонаты с изображением кота. Показываем необычную коллекцию в Минске

19.01.2021 - 14:21

Котовасия – целое кошачье царство. В этом удивительном месте собраны самые разные виды декоративного искусства с изображением котов. А началась история галереи около двадцати лет назад. Что интересного можно увидеть на этой уникальной выставке в Минске, показали в программе «Минск и минчане» на СТВ.

Василий Супрунюк, основатель галереи:
Все началось с одной маленькой фигурки, которую подарили мои друзья, они приехали из Киева и купили это на Андреевском спуске – замечательное место, где демонстрируются и продаются произведения искусства мастеров Украины.

Одна фигурка, вторая, третья. Места на полке становилось все меньше, а коллекция разрасталась и уже еле умещалась в квартире. К слову, сегодня в арт-галерее насчитывается более семи тысяч экспонатов из 106 стран.

Василий Супрунюк:
В основном, наверное, это Северная Америка – Канада, Южная Америка – Гватемала, Уругвай, Аргентина, много европейских, есть даже африканские. Есть африканские государства, которые тоже почитают кота как предмет искусства: Камерун и Мозамбик, монеты и марки в основном у них. Много из Юго-Восточной Азии. В Таиланде и на Шри-Ланке очень любят котов. Я люблю животных, искусство, я вообще люблю жизнь, людей, я всех люблю. Мне просто интересно это все.

Галерея работает на благотворительной основе. Она открыта при учреждении «Старый кот», которое занимается спасением травмированных животных и пристраивает пушистых любимцев в добрые руки. За 2020 год немало хвостатых обрело свой дом. И даже здесь поселилась парочка красавцев, дарящая внимание и ласку посетителям. С усатыми постояльцами можно не только поиграть, но и услышать о них пару увлекательных историй.

Василий Супрунюк:
Этот котик живет в галерее вместе со своими друзьями, у него довольно необычная судьба. Его зовут необычным для Беларуси именем Пако – это по-испански уменьшительно-ласкательно от имени Франциск, Святой Франциск, который был заступником животных. 

Маленького котенка нашли в одном из минских дворов и отвезли в приют.

Василий Супрунюк:
Когда посещала это приют мадам Брижит Олуа – это представитель фонда Брижит Бордо по защите животных, все котики сидели спокойно, а этот котик, будучи еще маленьким котенком, просто рвался на свободу: «Возьмите меня». Она не выдержала, конечно, его взяла, но француженка у нас в Беларуси, куда его деть? Позвонили к нам: «Возьмете?». С тех пор он живет у нас и радует посетителей галереи.

Есть еще двое обитателей арт-пространства. Одного назвали древним библейским именем Яков, а другого Негро – оттого, что черный. Множество талантливых людей приняли участие в сотворении шедевров для этой необычной коллекции.

Василий Супрунюк:
Среди произведений искусства, которые представлены в нашей галерее, есть замечательные работы мексиканского художника-импрессиониста, который работает в области декоративно-прикладного и ювелирного искусства Серхио Бустаманте. Перед вами вот эта замечательная скульптура называется «Кошка-прорицательница». Эта работа была сделана буквально в пяти экземплярах и разошлась по миру, в том числе повезло и нам. Вы видите, что это кошка с двумя лицами, что-то она предсказывает, трудно сказать, что.

Этот экспонат везли морями-океанами: он проделал длинный путь, прежде чем попасть сюда. Среди работ выдающегося мексиканского художника много других, но все они созданы словно за пределами реальности: мистичные и загадочные.

Василий Супрунюк:
Среди большого числа видов утилитарного применения предметов с котами, в нашей коллекции есть такая замечательная вещь, как маски, в основном венецианские. Но далеко не все из них сделаны в Венеции. Эти маски сделаны в Беларуси.

Кстати, интересный конкурс проводится и в самой галерее, поучаствовать в нем может любой желающий.

Василий Супрунюк:
Нам не очень сильно верится, что у нас на самом деле достойная коллекция. Но поскольку я эту тему хорошо знаю и в большинстве мест, где подобные выставки или галереи существуют, я сам побывал и лично видел, могу сказать, что мы впереди. На самом деле наш объект очень-очень значительный, я могу смело сказать, что если кто-то придет и скажет, что где-то есть в мире коллекция более разнообразная, то этот человек получит большую награду – пять тысяч рублей. Я это говорю абсолютно спокойно, потому что знаю, что он этой коллекции не найдет.

Чтобы рассмотреть все экспонаты, понадобится не один час. Они выполнены в самых разных техниках: чеканка, валяние, резка, макраме, пэчворк и даже фигурки из бивня мамонта.

Василий Супрунюк:
Минск – замечательный город, в нем много хороших, классных объектов. Я приглашаю всех с друзьями и гостями сюда к нам, потому что место на самом деле уникальное. Наша задача была показать многообразие видов декоративно-прикладного искусства. Я не знаю такого вида декоративно-прикладного искусства, которого у нас не представлено.

Так и есть: здесь можно увидеть все что угодно. Каждый найдет экспонат по душе. А для нашего героя дороги и близки сердцу раритетные ходики, которые уже давно украшают стены галереи вместе с другими произведениями искусства.

Побывав здесь, вы получите не только впечатления и эстетическое удовольствие, но еще и поможете бездомным животным – вот такое приятное доброе дело.

Loading...


На его полотнах у каждой детали есть свой смысл. Показываем уникальные картины белорусского художника Николая Опиока



Какие картины белорусского художника Николая Опиока можно увидеть на выставке «Путями времени» в Минске, показали в программе «Минск и минчане» на СТВ.

Николай Опиок, художник, заслуженный деятель искусств Республики Беларусь, руководитель Студии военных художников:
Дали возможность надеть халат, белые перчатки, спустились вместе: охранник и телохранители – открыли великолепный саркофаг, как будто там фараон лежит. И вдруг вынимают работники в белых перчатках натуральный слуцкий пояс. Это дарственные пояса шириной 40, 45, 47 см.

Расшитые серебром и золотом, эти легендарные дарственные пояса хранятся в исторических музеях многих городов мира: Киева, Москвы, Вильнюса, Варшавы, Кракова, Парижа и Нью-Йорка. В одном из таких Николаю Опиоку посчастливилось увидеть настоящее достояние белорусской культуры – так появилась одна из первых работ выдающегося художника.

Николай Опиок:
Многие художники, когда развалился Союз, всегда спекулировали, что сидят коммунисты. Я прихожу с великолепным эскизом, говорят: «Нет, он не в теме». Неправда, потому что я пришел с эскизом «Слуцкие ткачихи». «Слушай, причем здесь слуцкие ткачихи к столетию революции?» И ни один из присутствующих, все сидели партийные работники, идеологи не были врагами искусства.

Николай Опиок – мастер старой закалки. Вместе с Михаилом Савицким и другими титанами мысли его воспитала советская художественная школа. Масштаб, сложность композиции, яркий колорит, философия и потрясающие образы – все это вы можете увидеть в одном из залов Национального исторического музея. Только будьте внимательны. Ведь на таких полотнах у каждой детали есть свой смысл, будь то фон в виде профиля Янки Купалы или грозная тень Иосифа Виссарионовича.

Николай Опиок:
Все уходят. «А вы, товарищ Жюков...» – я так и назвал её: «А вы, товарищ Жюков» – «...Задержитесь». Он пишет, что сердце ушло знаете куда, все понятно. Повернулся, Сталин покурил. Вот я вместо него стою, вот профиль, трубка, лупа говорят о том, что тут кто-то есть.

Выставка кавалера ордена Франциска Скорины, заслуженного деятеля искусств Беларуси, который перешагнул 85-летний юбилей, называется «Путями времени». Каковы же пути самого автора и что сегодня изображают на полотнах военные художники?

Николай Опиок:
Мы – студия военных художников – изображаем защитников нашего Отечества. Кто, если не мы? Кто родился во время войны, после войны и сегодня преданно знаем, кто такой защитник Отечества, не просто на словах, а на деле. Если я окунусь в свое детство, то я знаю, что такое «Родина-мать зовет».

Приход немцев, жизнь в бане, а потом в землянке, зверства полицаев, тяжкая доля белорусских матерей – все это проходит перед глазами нашего героя и сейчас. У мастера есть работа «Женщины на оккупированной территории». Художник до сих пор помнит неспокойные военные ночи. Немцы искали партизан, поэтому регулярно поднимали каждую семью, выводили из землянки и обыскивали.

А сюжет этой картины Николай Опиок увидел пятилетним мальчишкой. Прошло почти 80 лет, прежде чем автор смог перенести его на полотно.

Николай Опиок:
15 июля мой район был весь занят, уже рыли ямы для евреев. У нас колодец в деревне. Мама говорит: «Ну, беги, принеси воды». Как всегда мама пацана одного, второго. Я взял ведро, бегу, прибежал – сидят солдаты. Я прибежал домой и говорю: «Мама, там солдаты». Она говорит: «Какие солдаты? Они же вчера ушли». Она мне раз вот эту гладышку с молоком: «Отнеси им». Я отнес, сидит солдат, я не мог его нарисовать таким, каким я вижу, это киношный кадр был, у него глаза в небо глядят, не шелохнулся, я принес, поставил, так и сидит. Я убежал и говорю: «Мама, дурной. Ноги босые, кровавые». Мама говорит: «О, пошли». Она схватила сало, кусочек хлеба, кружку и пошла туда, я следом.

То, что Красная армия отступала после молниеносного нападения вермахта – давно признанный факт. Но в советском искусстве об этом долгое время не принято было говорить. А тогда, в далеком знойном сорок первом, солдаты только спросили: «Где Смоленск?», немного подкрепились и тронулись в путь. Кто знает, может именно этих ребят жители родной для художника Макаровки через несколько лет будут встречать песней «Расцветали яблони и груши…» во время знаменитой операции «Багратион»? К защитникам у Николая Опиока особое трепетное отношение.

Николай Опиок:
Как я могу не сделать холст, посвященный нашим юным, маленьким, потом большим, генералами становятся люди. Каждый уважающий своих родителей, свое Отечество, свой маленький уголок – это и есть защитник Отечества.

Суворовцы и, конечно, космонавты. Есть у мастера герои, которые занимают целую стену выставочного зала. Со многими покорителями космоса Николаю Афанасьевичу довелось пообщаться лично и даже получить звездный привет.

Николай Опиок:
Это была большая конференция, она несколько дней проходила на фоне моей персональной выставки. Говорили, приветствовали, вспоминали студию военных художников имени Грекова, присутствовали художники из Академии художеств России. Самый интересный был момент, когда Климов говорит: «Ну, что ты там, Олег, говоришь нам из космоса? Сейчас Олег пролетает в зоне видимости, и он нас приветствует из космоса». Это потрясающее явление, когда мы сидим спокойно, а человек трудится.

На его полотнах есть спортсмены Александр Медведь и Дарья Домрачева, актеры белорусской сцены Стефания Станюта и Валерий Раевский, Геннадий Овсянников и Александр Денисов, музыканты Игорь Лученок и Владимир Мулявин. Но особое место, как и в сердце, занимает малая родина.

Без ложной скромности Николая Опиока можно назвать человеком-эпохой. Он родился во время коллективизации, детство пришлось на Великую Отечественную, юность – на восстановление в послевоенный период, потом – индустриализация.

Николай Опиок:
Какая была сложность. Я в пятом классе, сегодняшние дети понятия не имеют, впервые в жизни узнал, что есть художники, потому что видел картинки, а потом сказали: «Это художники делают». И мы – три человека из одной деревни, со всего района нас было три – решили найти, где учиться на художника. Я почему говорю иногда и детям, и родителям: «Не мешайте развиваться мечте!»

А тогда три друга осмелились и не прогадали. Ребята из глубинки, которые никогда не держали в руках настоящую кисточку, стали выдающимися художниками, и один из них – Николай Афанасьевич. Хранителю истории и одному из последователей реализма мы можем пожелать только долгих лет и вдохновения! Чтобы он и дальше радовал ценителей прекрасного.

Светлана Чуйкова:
Сегодня в этом зале мы видим очень красивые картины. Это такие яркие картины. Они, если присмотреться, оживают.

Алеся Дубровская:
Это портретное искусство, и я увидела здесь именно белорусский национальный такой оттенок. Очень большая работа здесь, в зале! Это Беларусь. Нужно знать, что у нас здесь есть.