Здесь жили руководители БССР и гостил Дзержинский. Заглянули во Второй Дом Советов в Минске

12.04.2019 - 21:53

Пересечение Ленина и Маркса – адрес Второго Дома Советов в Минске, рассказали в фильме «Тайны Беларуси».

Наталья Мизон, заведующая филиалом ГУ «Литературный музей Петруся Бровки»:
Через эти двери приходили сюда очень много интересных людей: и Шемякин, и Евдокия Лось и Кондрат Крапива.

Это – работа Генриха Гая и адрес проектного бюро архитектора. После революции зодчий был вынужден покинуть его вместе с остальными постояльцами.

Тимофей Акудович:
Этот дом можно назвать самым номенклатурным из всех трёх Домов Советов в Минске, потому что здесь облюбовали себе квартиры и Александр Червяков, и Дмитрий Жилунович, и Голодед, и Мазуров, Пономаренко. То есть все руководители Советской Белоруссии жили именно в этом доме.

Целый месяц, в 1920 году здесь гостил сам Феликс Дзержинский. Номенклатуру позже разбавили академиками и творческой интеллигенцией. Благодаря своим обитателям, это здание сейчас один из рекордсменов по числу мемориальных шильд – целых 9 штук.

Дом и сейчас сохранил атмосферу былых лет. Она застыла и в уникальной плитке, и в стеклянных потолках на лестничных клетках, и в световой шахте.

Сергей Сергачев, доктор архитектуры, профессор БНТУ:
Он сделан с такой обслугой хорошей. Неслучайно же потом, когда начали селиться, внутри там, на первом этаже, детские ясли появились.   

Эти апартаменты – вне времени! В партийной квартире Петрусь Бровка прожил без малого три десятка лет. Сейчас здесь полным ходом идёт ремонт, а некогда эти квадраты считались по-настоящему элитными. Сюда писатель перебрался из Третьего Дома Советов – где тоже квартировал с семьей.

Наталья Мизон:
Даже в выданном ордере нет номера дома, потому что, когда писали «Третий Дом Советов БССР»  – это и так было понятно.

 

Сегодня здесь находится музей, который носит имя писателя.

Наталья Мизон:
Эта квартира была предложена Аркадию Кулешову. Они, кстати, жили рядом – Кулешовы и Бровки – в Третьем Доме Советов. По неизвестным причинам,  они отказались и сюда въехали Бровки.    

Тогдашний председатель Союза писателей Беларуси въехал в этот дом вместе с женой, сыном и тещей.

В этом доме были предусмотрены и квартиры для прислуги. Но, как уверяют специалисты, это, скорее, отголосок истории: раньше особняк считался доходным! А значит, обязательно держал в штате обслуживающий персонал.

Наталья Мизон:
Были, конечно, женщины, которые помогали по хозяйству семье Бровок, но это норма была в то время. Вход для тех, кто помогал, был не через центральные двери, а дополнительный.



«Рассказывали родители, что башня стоит на деревянных сваях». Как живут в «Воротах Минска»



Архитектурный комплекс на Привокзальной площади – самый узнаваемый силуэт белорусской столицы. Две 11-этажные башни выросли здесь в конце 40-ых годов, когда Борис Рубаненко затеял масштабную реконструкцию района, рассказали в фильме «Тайны Беларуси». .

Сергей Сергачев, доктор архитектуры, профессор БНТУ:
Впервые в Минске была реализована не просто башня, а два района. Они дальше были застроены 5-этажными  домами. Решалось комплексно: и детский  садик, и поликлиника на первом  этаже, и магазины, и хлебный отдельно. То есть для тех людей, которые тут живут, всё было.

Сергей Лаврусевич заселился в этот дом двухлетним мальчиком с родителями и братом в 1951 году.

Сергей Лаврусевич, житель дома №1 по улице Кирова:
Строились они в те времена, когда требования к строительству были немножко другие и жильё это было немножко другое. Потолки у нас в квартире – 3 метра 30 сантиметров.

Одна из самых удивительных особенностей планировки – проходные квартиры. Для детей это было настоящим чудом – двери распахивали настежь и ребятня гоняла на велосипедах, переезжая из одной в другую. А за столом на праздники собирались сразу все жильцы.

Сергей Лаврусевич:
По внутренней планировке, по лестничной клетке между квартирами находились двери, которые связывали все квартиры. Соседние квартиры, находящиеся напротив. Вот здесь стояла дверь входная, которая закрывалась на ключ. С этой стороны  точно такая же дверь стояла – для прохода на кухню и дальше.

Со временем двери убрали, а проёмы заложили кирпичом. Но память сохранила все детали. Например, как железнодорожные пути проходили едва ли не перед подъездом. И вагоны с новосёлами останавливались под окнами нового дома.

Сергей Лаврусевич:
Рассказывали родители о том, что башня стоит, вообще, на деревянных сваях, дубовых сваях. Тот паркет, который лежит сейчас, он лежит с 1951 года. Дубово-берёзовый паркет, который выдержал большие сроки.

Родители – заслуженные железнодорожники, вместе со всеми поднимали город из руин. Семья заехала сразу в собственные апартаменты. Некоторым повезло меньше. В квартирах жили по принципу коммуналок. Две смежные комнаты, гостиная и общая кухня. Семьи росли  и постепенно обзаводились отдельным жильём. Впрочем, несмотря на то, что приходилось с кем-то делить жилплощадь, иметь квартиру в башне было очень престижно.

Сергей Лаврусевич:
Печка находилась вот здесь, топилась дровами. Здесь в 60-ые была перегородка, отдельно, как комната, как спальня.