«Здесь живут бомжи». Элитный дом на Берута разваливается на глазах обманутых дольщиков

06.06.2019 - 13:14

Стройка длиною в жизнь! Почему дольщики многоэтажки на Берута, 11А больше 10 лет обивают пороги всевозможных инстанций, разбираемся в программе «Добро пожаловаться». Дом, в котором сейчас живет около тысячи человек, находится в аварийном состоянии и больше напоминает заброшенную стройку, чем элитный жилой комплекс. 

Бетонные блоки во дворе, торчащие стальные пруты и первые трещины в новостройке – всё это далеко не полный список бед, с которыми приходится изо дня в день сталкиваться жильцам. 

Олеся Дробышевская, жительница дома по ул. Берута, 11А, г. Минск:
Здесь живут бомжи. Бывали задымления. Мы обращались уже не раз в МЧС. Например, вот этот вот забор появился 2 года назад. До этого здесь торчала арматура, бегали по стройплощадке дети.

Застройщик все эти годы кормит завтраками и уверяет: объект вот-вот сдадут в эксплуатацию. Но на деле вокруг дома только множится количество строительного мусора, разбитых окон и разрушающихся на глазах стен. Неизменным остается одно – бесконечные новые денежные поборы. 

Олеся Дробышевская:
Ни одного обследования с 2015 года. Как по технической части, так и по проектно-смемтной документации – никакие суммы нам не предоставлялись. Никаких проверок не производилось. Нам говорилось, что вот объект почти готов. Надо ещё вкинуть, вот ещё чуть-чуть. Давайте вот ещё и ещё. И часть дольщиков производили дополнительные взносы. Но куда эти деньги уходили, мы не знаем.

Чтобы попасть домой, люди вынуждены преодолеть настоящую полосу препятствий. Строительный мусор, ямы, металлические пруты – всё это буквально замуровало Ольгу в собственном доме! Женщина с инвалидностью, покупая квартиру, повелась на обещание, ведь застройщик гарантировал создать идеальную безбарьерную среду. 

Ольга Сакуренко, жительница дома по ул. Берута, 11А, г. Минск, инвалид:
Здесь недоделанные дороги. Проживаю я одна, и получается, что должна всё время просить соседей, чтобы меня сопровождали.

Люди «оборвали» телефон застройщика с вопросом: когда закончится строительный беспредел. Но на все претензии они получали только бесконечные отписки.

Татьяна Лашковская, жительница дома по ул. Берута, 11А, г. Минск:
2003 год – мы с мужем ещё здесь выбирали дом – дом элитный. Строили его, чтобы тут и сын жил, и всей семьей. Но муж так и не дожил.

Ольга Тюменцева:
Мои родители купили здесь квартиру в 2012 году, как в элитном доме. Предполагалось, что мы будем жить здесь долго и счастливо. Но уже моих родителей нет в живых, а старшая дочь пошла в школу.



Чаша терпения жильцов переполнилась, когда вместо возобновления строительства застройщик, в обход изначального проекта, сделал пристройку для собственных целей. 

Татьяна Захарчук:
Писала в Мингорисполком, во Фрунзенский исполком, в комитет по строительству. 10 встреч в прошедшем году было проведено с КСИ, чтобы застройщик снёс незаконно построенные стены.

После потока жалоб застройщик всё же ликвидировал незаконную постройку, оставив при этом огромные дыры в крыше. Именно здесь должны были находиться офисные помещения – но сейчас вместо опен-спейса тут красуются плесень и отваливающаяся штукатурка. Вместе с жильцами бунтуют и бизнесмены, вложившие деньги в долгострой.

Тамара Кравцова, хозяйка недостроенного офиса по ул. Берута, 11А, г. Минск:
Мы брали кредиты, брали ссуды для того чтобы построить офисные помещения на Берута, 11А. Нам предоставлялась информация, что в 2014 году мы сможем заселиться и вести деятельность компании. По сегодняшний день мы не можем заселиться. Посмотрите, в каком состоянии помещение: всё пришло в негодность! Я не знаю, когда этот объект сдастся, как сюда можно заселяться, какой ремонт здесь, вообще, возможно сделать?

Больше всего жильцы боятся, что их дом попросту рухнет! Дождевая вода стремительно разрушает фундамент, количество трещин заставляет всерьёз опасаться за жизнь! Люди умоляют сменить застройщика.

Дольщик строительства дома по ул. Берута, 11А, г. Минск:
Всё разваливается: вот электропроводочка, вот пеноблок, который весь обсыпается, а там стена уже пустая. То есть стенку нужно перекладывать полностью! Плесень пошла, сыро. И дальше поднимется потом по стояку на дом.

Ирина Савицкая, заместитель главы администрации Фрунзенского района г. Минска:
Даже если мы поменяем застройщика, всё равно придётся деньги собирать для завершения строительства. То есть они просто с неба не упадут, вы же понимаете. Всё в соответствии с законодательством – организация живая, действующая, она не банкрот. Им дано 3 месяца, чтобы они сдали объект в эксплуатацию.

Но словам застройщика больше не верит никто! Юристы уверяют: жильцы вправе обжаловать решение комиссии. 

Андрей Барановский, адвокат:
Если дольщики не согласны с действиями Мингорисполкома, с принятым решением, они могут в основном порядке обжаловать его, используя, в том числе, судебные инстанции. Это процедурный момент и он несложный.

Как бы ни решился строительный коллапс в этом дворе – обустройство влетит и без того пострадавшим людям в копеечку! 

Олеся Дробышевская:
То есть это опять ляжет на наши плечи? И куда мы должны вкидывать эти денежные средства дальше?

Татьяна Захарчук:
Мы можем платить только тому государственному застройщику, которому мы доверяем.

Андрей Барановский:
Если же среди дольщиков есть какие-то непримиримые противоречия, и ситуация, на самом деле, в этом случае тупиковая, то, пожалуй, единственным выходом из этой ситуации будет, на самом деле, замена застройщика. При этом это даст возможность завершить строительство путём выведения из строительства тех дольщиков, которые не желают продолжать финансирование. А, соответственно, те, кто хотят продолжать, они оплатят дополнительно денежную сумму и завершат строительство – получат свой объект, зарегистрированную собственность.

Кошмарный сон жильцов дома – это банкротство застройщика. Тогда и без того затянувшаяся стройка не закончится никогда – уверены обманутые дольщики. А пока у них есть шанс, люди готовы отстаивать свои права.

Loading...


Зачем нужны управляющие компании в сфере ЖКХ? Разбираемся вместе



 Сферу ЖКХ обсуждали во время съёмок программы «В обстановке мира».

Игорь Марзалюк, ведущий СТВ:
Насколько частные компании в этой сфере создают конкурентную среду и насколько они активны, вообще?

Геннадий Калёнов, исполнительный директор Международной ассоциации менеджмента недвижимости в Беларуси:
В Минске никаких проблем с участием частного бизнеса в сфере ЖКХ, вообще, нет, не существует. Потому что вот эти службы заказчика, или можно их так называть – муниципальные управляющие компании, по-европейски, они выполняют только одну функцию – управление. Они объявляют конкурс. Они обязаны найти поставщика услуги, соотношение цена-качество – это всё детально прописано, как это организуется, как выявляют победителя. И от имени собственников дома заключить такие договора. И в конкурсе имеют право участвовать все организации – индивидуальные предприниматели, частные компании, государственные компании, коммунальные предприятия. И они участвуют.

Например, мало кто знает, что текущий ремонт дома, он же проводится, вообще, без всяких собраний и без включения платы в эту знаменитую жировку. Люди об даже этом даже не подозревают. То есть приходит какая-то компания, заходит в подвал, меняет трубы, что-то делает. Они за это ничего не платят. Но это всё финансируется из бюджета города. И конкурс организует как раз такой муниципальный управляющий. И та организация, которая выигрывает это конкурс, выполняет эти работы. Дальше деньги переводятся из казначейства непосредственно ей. Чётко отлаженная схема, и частный бизнес в этом активно участвует.

Другое дело, что, конечно, в райисполкомах, то есть в небольших населённых пунктах это в значительно меньшей степени выражено. В силу определённых причин. Там есть базовая коммунальная организация, которая делает всё – занимается вывозом мусора, водоснабжением, теплоэнергетикой и так далее. И там организовать конкуренцию вот так очень быстро достаточно сложно. Но, имея вот это положение об организации конкурса, которое начало работать недавно, через несколько лет можно прогнозировать, что в этих маленьких городах эта конкуренция, конечно, появится. Если бизнес увидит, что государство всерьёз и надолго установило эти правила, конечно, он пойдёт.

Оксана Гайдук, заместитель председателя Постоянной комиссии по жилищной политике и строительству Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь:
Об уполномоченном лице – здесь идёт, как бы, взаимоотношения собственника жилого помещения и уполномоченного лица. То есть уполномоченное лицо выступает, по сути, в качестве заказчика тех или иных жилищно-коммунальных услуг. Тогда получается у нас ситуация, что собственник претензии по некачественному выполнению какой-либо услуги предъявляет уполномоченному лицу. К сожалению, не все граждане, опять-таки, понимают механизм. Он, в принципе, работал и раньше, но не совсем так масштабно. Сегодня с тем, что с 1 января 2020 года вышла новая редакция Жилищного кодекса, то есть уполномоченное лицо – мы идём уже более масштабными мерками, как говорится.

Игорь Марзалюк:
То есть законодательные инструменты есть?

Оксана Гайдук:
Да. Гражданин не обязан выискивать подрядчика, который выполнил некачественно услугу, а они напрямую обращается к уполномоченному лицу со своей претензией. И уполномоченное лицо обязано в рамках законодательства устранить все проблемы.

Геннадий Акстилович, начальник управления по работе с обращениями граждан и СМИ Министерства жилищно-коммунального хозяйства Республики Беларусь:
То есть оно выступает защитником прав потребителей в конкретном жилом доме.

Геннадий Калёнов:
Есть очень большие опасения по поводу работы, будем говорить прямо, это фактически управляющая компания, но государственная.

Оксана Гайдук:
Но у жильцов есть выбор. Какой способ управления общим имуществом они выберут.

Геннадий Калёнов:
Они могут изменить этот способ. Местная власть назначила это уполномоченное лицо в лице государственной организации, но собственники в любой момент могут буквально за несколько дней провести собрание, создать товарищество собственников. И всё.

Вот это вот опасение по поводу управляющих компаний – оно, собственно, к нам пришло из Российской Федерации, по большей части, и из других стран братского СНГ. И это, действительно, большая проблема. Потому что если называть вещи своими именами, то управляющих компаний там нет, и никогда не было. Это просто приватизированные ЖЭКи советские, которые заинтересованы, в основном, заработать быстрые деньги. Если так характеризовать их честно.

Я никогда не слышал, чтобы были какие-то жалобы на профессиональные управляющие компании в Швейцарии, Австрии, Германии, Бельгии и Китае, например. То есть там, где в основу положен порядок, жёсткая дисциплина и выполнение всеми участниками заранее оговорённых правил. И возможно, нам этот метод через 5-6 лет достаточно хорошо пригодится для создания конкуренции ещё в последней вот этой вот сфере – это управление совместными домовладениями.