Зеленая книга и Море соблазна. Что смотреть в кино с 24 января: советует критик

24.01.2019 - 19:33

Четверг – время кинопремьер. На этой неделе зрителей ожидает трогательный фильм о дружбе, который уже собрал пять номинаций на «Оскар»,  фильм-мистификация с Хэтэуэй и Макконахи, а также история русского хип-хопа глазами самих исполнителей.

Поможет с выбором кинообозреватель Антон Коляго.

Зеленая книга

Фото: Patti Perret. Universal Studios

Талантливый пианист нанимает для турне по южным штатам США водителя. Им оказывается вышибала по имени Тони. В такой компании героям предстоит пройти много трудностей, увидеть, чем живут люди, и подружиться.

Антон Коляго:
Фаворит наградного сезона и потенциальный обладатель пары «Оскаров» (рискнем предположить, что за сценарий и роль Махершалы Али – точно), душеспасительное, «рождественское» роуд-муви в стиле ретро, которое может не понравиться только вопреки общему мнению. Фильм о расизме, но не уже привычно радикально-либеральный, а очень старорежимный и даже ностальгирующий по временам, когда белый мог в присутствии чернокожего сказать слово на «н» и пошутить про курочку, а потом они всё равно бы подружились, потому что ведь не это главное.

Красивый мальчик

Фото: imdb.com

В семье Дэвида Шеффа трагедия – его сын Ник стал наркоманом. Отец пытается разобраться, почему так произошло, ведь мальчик – отличник из благополучной семьи, который с легкостью пережил развод родителей. Дэвид хочет понять, что стало с его сыном.

Антон Коляго:
С одной стороны, это редкий случай искренне деликатного обращения с темой наркомании, тонкое кино о том, что тяжелая зависимость не зависит от уровня благополучия и эмоциональной стабильности. С другой – ко второму часу режиссер Феликс ван Грунингем сообщает, кажется, все, что хотел, и занимается лишь разглядыванием американских пасторалей и семейных фото, что может начать вызывать раздражительную скуку, несмотря на все благие намерения картины. Вторую свою лучшую роль после «Зови меня своим именем» здесь исполнил Тимоти Шаламе – мальчик красивый, не поспоришь, но центр внимания даже не на нем, а на трагедии отца, блестяще сыгранного Стивом Кареллом.

Море соблазна

Фото: IM Global

Одинокий рыбак живет на острове в Карибском море, занимается любимым делом. Однажды его размеренную жизнь нарушает бывшая жена, второй муж которой не очень хорошо к ней относится. Женщина просит экс-супруга о защите.

Антон Коляго:
Неожиданно, главным фильмом-мистификацией января оказался не опус магнум Шьямалана, а вот этот пустяковый фильм звездного сценариста Стивена Найта, которого вы помните по «Локу» и «Острым козырькам». Банальный триллер о рыбаке-убийце режиссер наполнил кое-какими жанровыми твистами, сделав «Море соблазна» еще и драмой о домашнем насилии и даже чуть-чуть фантастикой – получилось не то, чтобы очень складно, зато живо и эффектно. Бонусом – торс Мэттью МакКонахи, для тех, кто соскучился по актеру образца середины нулевых.

BEEF: Русский хип-хоп

Скриншот из трейлера

Путь русского хип-хопа от андеграунда до артистов, собирающих стадионы, показан глазами самых ярких представителей культуры. Фильм показывает, чем живет жанр сегодня и как он смог стать музыкой номер один у современной молодежи.

Антон Коляго:
Массивное документально-музыкально-историческое исследование скандального рэпера Ромы Жигана, которое он начал делать еще в 2011 году. За это время большинство героев как раз и вырастают в больших стадионных звезд и меняются как личности (в фильме хорошо видно, как эволюционируют некоторые взгляды того же Тимати), а само кино пытается за ними угнаться и понять, как так вообще получилось и что дальше делать. Помогают с этим все первые лица русского рэпа – Оксимирон, Баста, Гуф, Скриптонит, Лигалайз, Хаски и прочие.

Люди в материале: Антон Коляго, Тимоти Шаламе
Loading...


«Зритель видит живых щенков у меня в руках, и потом эти щенки летят под танк». Как снимали фильм «Пёс рыжий»



«Пёс рыжий». Премьеры этого фильма еще не было, ее ждут в нескольких странах, а на интернет-форумах пользователи теряются в догадках: какой же будет экранизация.

О съемках кинокартины по книге Виктора Крюкова «Рыжий солдат» в программе «Специальный репортаж».По коротким промо-роликам персонаж белорусского актера Руслана Чернецкого многие записали в антигерои.

Руслан Чернецкий, актёр:
Это, можно сказать, жестокое обращение с собаками должно было происходить. Но дело в том, что это всё настолько было оправдано, что у меня даже мысли не возникло отказываться. Мне кажется, я бы на месте моего героя поступил бы также. Тут надо расставлять приоритеты. Время такое, война. Все понятно – жалко собак. Я сценарий читал – плакал.

Как бы цинично это не звучало в современном, мирном времени, перед выбором «жалость» или «смерть» точно так, как и в объективе кинокамеры, тогда давно на полях реальных сражений стояли реальные люди. Руслан и сам в армии служил кинологом, знает, что такое собачья верность, а потому и роль, стоит полагать, прочувствовал до самой глубины.

Руслан Чернецкий:
Собака всё равно – личность, как бы мы ее не воспринимали, и она привязывается к тебе. У меня был пёс. К сожалению, трагическая история. Но он мне не простил то, что я ушел в отпуск. То есть до отпуска ровно у нас были прекраснейшие отношения. Как только я вернулся из отпуска, его как подменили. Просто за 20 дней – собака абсолютно другая. Мне кажется, что он подумал, что я его предал.

А было ли предательством со стороны советских солдат отправлять собак под обстрел, обучать минированию и подрыву танков? Об этом мы будем думать еще не одно столетие. Об этом думали они, шагая рядом на верную смерть, оставляя следы солдатских сапог и верных собачьих лап.

Руслан Чернецкий:
Я читал сценарий изначально, я уже знал, что будет. Я уже представлял себе, насколько это страшно. Как бы это ни было, мы снимаем кино – существуют дублёры, куклы этих щенков. Но Его Величество – монтаж делает свои дела. Зритель видит живых щенков у меня в руках, и потом эти щенки летят под танк. Я их бросаю туда. Очень хотелось, чтобы люди увидели, какой ужас – эта война. С еще одной гранью. Чтобы человек не становился перед таким выбором – либо собака, либо моя семья. Очень хочется, чтобы народ понимал: все что угодно, только – не война.