Зеркало колдуньи, часть дворца и самая маленькая мельница в Беларуси: уникальную коллекцию собрал Владимир Цвирко

11.01.2019 - 13:04

Когда кажется, что вещь уже ни на что не годна, она отправляется на мусорку. Но только не у героя программы «Центральный регион». Для него то, обычные люди называют старьём – настоящий клад, который в умелых руках превращается в уникальный предмет интерьера.

Дорогу к его дому знают многие журналисты, художники и просто люди, которых тянет ко всему диковинному. Частный музей старинных предметов Владимира Цвирко – настоящая достопримечательность деревни Ходаково. В коллекции мастера – более 2 тысяч экспонатов. В основном, это предметы быта белорусской глубинки, но есть и весьма необычные экспонаты.

Владимир Цвирко, художник, реставратор:
С самого детства начала коллекция собираться. Совсем случайно. Это началось с трёх предметов – прялки, лопаты и утюга. Это мамины предметы. Я их забрал себе. Как-то всё спонтанно получалось: вещь приходила ко мне, она ко мне привыкала – я к ней привыкал. Мы начинали дружить, и потом только я понимал, что она должна здесь быть. Потом у меня появился проект «150 маршрутов Золотой Беларуси». Я снял все архитектурные памятники Беларуси и параллельно, конечно, эти предметы находились в деревнях, в посёлках. Где-то мне их дарили, где-то я их покупал. И постепенно они собирались, расставлялись, раскладывались. У каждого предмета своя история. Они разные. Есть фантастические, неправдоподобные.

Говорят, Вам досталось зеркало от колдуньи?

Владимир Цвирко:
Да, оно, так скажем, уже на чердаке. Оно не использовалось. Но когда мне сказали, что есть какое-то старинное зеркало, и ещё оно – зеркало колдуньи, конечно, я жутко заинтересовался. Ее звали Уля. Скорее всего – это Ульяна. Она лечила детей, домашний скот.

Я боюсь сказать, что это конец XVII-го, но это начало-середина XVIII века. А значит, ему достаточно много. В этом зеркале отражено такое огромное количество времени!

Ещё у Вас есть часть дворца?

Владимир Цвирко:
Да, это дворец под Несвижем, это летняя резиденция Радзивиллов. Полная имитация каменного дворца. Но он был построен из дерева. У меня это верхняя часть – капитель от колонны. Резная, очень красивая капитель. Я её поднял из-под ног в бурьяне, в траве просто зацепился. Вымачивал в сене – такая пропиточка, законсервировал. И вот сохранилась.

Дом Владимира – настоящий рай для старинных предметов. Мастер буквально воскрешает то, что уже отжило свой век.  И что особенно важно – экспонаты не просто пылятся на полках, а продолжают жить, правда, некоторые в ином образе. Так, колёса телеги превращаются в светильники, а швейная машинка – в письменный стол.

Как Вы научились реставрировать предметы?

Владимир Цвирко:
Я начал листать определённую литературу, знакомиться с людьми, которые меня немного вводили в курс дела. По дереву, по металлу я какие-то навыки приобрёл.

Часто ли к Вам заезжают гости посмотреть коллекцию?

Владимир Цвирко:
Приезжают люди со всей Беларуси. У меня уже получается такая биография, начиная со Штатов, Канады, Франции. Украина, Прибалтика, Германия, поляки и россияне, недавно у меня был художник со своими учениками.

Как Ваша семья относится к такому увлечению?

Владимир Цвирко:
Они точно так же приезжают, видят, спрашивают. Я начинаю рассказывать – их это цепляет, трогает. И я вижу в них тоже желание мне даже помочь. Старшая дочь занимается сценарием, режиссурой и оформлением сцены, и она берёт иногда мои предметы.

Участок мастера – также настоящий арт-объект. Конечно, музей под открытым небом лучше посещать летом, когда композицию дополняет зелёный ансамбль. Зато зимой можно лучше рассмотреть каждый экспонат в отдельности.

Владимир Цвирко:
Самая необыкновенная вещь здесь – это ветряная мельница. У неё определённый статус: она самая маленькая ветряная мельница в Беларуси и единственная в своём роде. И притом она рабочая. Это не бутафория.

Когда начали разбирать, обрадовало то, что внутренние механизмы сохранились. А всё остальное – было просто труха. Поэтому все детали пришлось заменить. Сначала замерить, зарисовать – всё, как положено. Восстанавливалась она в течение года и 10 дней.

Люди в материале: Владимир Цвирко


Развить мелкую моторику и улучшить почерк. Зачем учить детей играть на ложках



О секретах, которые хранит белорусская ложка, один из них – громкий и мелодичный, рассказываем в программе «Центральный регион».

Применение деревянной ложке этот коллектив нашёл довольно быстро. С кухни столовый прибор перекочевал в репетиционный зал.

Как музыкальный инструмент, ложки впервые стали использовать скоморохи. Деревянный стук был ритмичным аккомпанементом к частушкам. Сегодня ложки для игры в арсенале должен иметь любой ансамбль народных песен. Однако извлекать тёплый и мелодичный звук не так просто.

Василий Попруга, участник музыкального коллектива «Березинские ложкарики»:
Надо три пальца взять на нижнюю ложку. Второй палец между двумя ложками и сверху вот так. Чтобы было небольшое расстояние, чтобы был стук. Мы уже занимаемся полтора года на ложках. Я решил играть на ложках, потому что это древний белорусский инструмент игры. И надо научиться, это же родное. Сразу было очень много мозолей и неудобно. Но потом со временем всё стало получаться. Надо чувствовать ритм. Потому что если между музыкой, тогда ничего не получается.

Молодой коллектив совершенно органично влился в творческую жизнь района. В руках юных музыкантов каждая пара деревянных ложек получает новую жизнь.

С черпачком в виде сердца и те, которыми ели бурлаки. Уникальный музей деревянных ложек есть в Березино

Михаил Попруга, руководитель музыкального коллектива «Березинские ложкарики»:
У нас занимаются 7 детей разного возраста. Самый младший ходит в первый класс. А так 3-6-ые классы здесь. Узнали, что я играю на ложках, поэтому мне предложили, поскольку я играю аккомпаниатором клуба. И мне предложили с детками заниматься. Это не накладно, я радуюсь, и мне это приятно. Получается даже для меня стимул, что у меня получается, и я даже с детьми работаю. Есть рабочий кабинет, где мы проводим репетиции. Такая идея создалась, потому что в центре тут у нас самая большая ложка в Республике Беларусь, может быть, на всем постсоветском пространстве. Решили сделать школьный ансамбль детский – «Ложкарики».

Анастасия Довидович, участница музыкального коллектива «Березинские ложкарики»:
Я, вообще, раньше не знала, просто ко мне пришёл папа и сказал, что позвали заниматься на ложках. И просто записались. Первые мозоли появлялись – сильно держали и били сильно.

Анастасия Мазаник, участница музыкального коллектива «Березинские ложкарики»:
Сначала не получалось – у нас ложки падали с рук. Но потом всё получилось.

Детский коллектив ложкарей можно назвать редкостью. Игре практически не обучают в музыкальных школах. А здесь для громких занятий, как говорится, все условия. К тому же, обучать маленьких детей игре на ложках советуют медики. Это развивает чувство ритма и мелкую моторику, позволяет снизить чрезмерную активность и даже улучшить почерк.

Василий Попруга:
Этим занимались наши предки, и это наше родное, белорусское. Допустим, когда я был маленьким, мастер Осипов вырезал ложки, и я понял уже, что это наше – белорусское – деревянные ложки. И потом, когда начался набор на игру на ложках, я сразу же согласился. Потому что это интересно и очень познавательно. И вот сейчас мне кажется, что самая лёгкая композиция – это «Купалінка» і «Мітусь», а самая тяжелая – это «Черноглазая коза». Первое движение, которое я выучил, было из композиции «Купалінка».

В репертуаре ансамбля уже около 10 песен. Однако упорно работают здесь не столько над количеством композиций, как над качеством игры. Специфика народной музыки – групповое звучание. Поэтому разучить каждый фрагмент должны без спешки все вместе. 

Михаил Попруга:
Репертуар мы стараемся – белорусские народные танцы«Мітусь», «Купалінку». У нас собрались и быстрые танцы. Мы уже получили диплом. Когда у нас в Березино проходил праздник ложки, уже на третьей репетиции мы абзац играли. Приходят родители на мероприятия – радуются, снимают.

Ольга Довидович:
Ходили первоначально сюда на рисование – рядом с домом. И предложили нам заниматься ложками – согласились. Слышала, что играют на ложках. Но за очень короткий период времени учитель научил их многому. Они умеют много композиций играть. И хорошо играют! Были и синяки, и мозоли, было всё. Но всё прошло. Если ребёнок желает, зачем запрещать заниматься тем, что ему нравится.

В планах «Березинских ложкариков» – покорить большую сцену. Равнение ансамбль взял на известные несвижский и аношковский коллективы.

Василий Попруга:
Мне очень понравились несвижские ложкари, потому что у них очень много элементов, и они все очень сложные. И ещё есть подтанцовка всякая. Очень много всяких композиций, декораций, и всё это, конечно, очень красиво.

А пока день за днём, шаг за шагом белорусская ложка вновь становится привычной и любимой. Дополняет интерьер, помогает с макияжем, сохраняет экологию. И главное – объединяет взрослых и детей, белорусов и зарубежных соседей. Ведь резная ложка — язык всемирный, на нем говорит история, его не нужно переводить.

Самую большую в мире деревянную ложку сделали в Березино – 23 метра!