«Жить нам не за что». Хотела работать на аттракционе, но сломала ногу во время практики. Кто оплатит лечение?

30.04.2019 - 17:48

Минчанка Елена Давыдик вытирает слёзы – ещё совсем недавно она собиралась приступить к новой работе, а сейчас вынуждена провести несколько месяцев в гипсе!

Сможет ли женщина получить материальную компенсацию, разбирались корреспонденты программы «Добро пожаловаться».

Почти 2 года женщина опекает отца-инвалида, из-за болезни родственника ей пришлось бросить работу. Пособия катастрофически не хватало, Елена решила пойти на курсы и получить новую профессию. В Центре повышения квалификации монтажников и строителей женщине предложили работу на аттракционах. 

Елена Давыдик, минчанка:
Курсы начинались с 4 марта, по 4 апреля. Из них 2 недели было теоретическое обучение, 2 недели должна быть практика. После практики «Минскзеленстрой» должен был меня на эту же работу устроить и предоставить именно тот аттракцион, который изначально закрепили за мной.

Елена сдала экзамен по теории на «отлично», и собиралась с головой уйти в новую профессию. Вместе с группой курсантов её направили в столичный парк Горького. Но поскольку до начала сезона аттракционов оставалось время, студентов заняли уборкой! 

Елена Давыдик:
Мы на практике щетками по металлу отдирали старую краску с заборов, красили заборы. 1 апреля я должна была вымыть аттракцион, подготовить его. Я получила у завхоза моющее, перчатки, набрала в ведёрко тёплой воды и пришла к аттракциону, он был закрыт.

То, что произошло дальше, больше напоминает дурной сон. Одно неловкое движение – и Елена оказалась на больничной койке!

Елена Давыдик:
Я становилась на забор. Поскользнувшись, подвернула ногу, услышала хруст… Вызвали скорую помощь. Перелом левой ноги со смещением осколков. Мне необходимо оплатить коммунальные услуги, Интернет, телефон, телевизор. Два кредита брала на строительство квартиры. И жить нам не за что!

Елена впала в отчаяние! Ведь, лежа в гипсе, она лишена возможности зарабатывать, и сама может стать обузой для близких. Сейчас женщина с трудом передвигается по квартире и еле справляется с уходом за больным отцом. Что ей делать дальше и кто оплатит лечение – вопросы, над которыми обессилевшая героиня бьётся до сих пор. 

Наталья Филипчик, адвокат:
К одной из категорий граждан, жизнь и здоровье которых подлежит обязательному страхованию от несчастных случаев, относятся также и практиканты, учащиеся, которые заканчивают курсы повышения квалификации и направляются для прохождения производственной практики. События, в результате которых практикант, выполняя полученные ему задания, причиняет вред своему здоровью, называются страховым случаем.

В администрации парка настроены категорично и не верят ни единому слову Елены. Сломать ногу женщина могла где угодно!

Главный инженер УП «Минскзеленстрой» (по телефону):
Человек, когда обращается в учреждение здравоохранения – его спрашивают: «Где вы получили эту травму?» И если человек говорит, что он её получил на производстве, её классифицируют, как производственную, с его слов. Если человек говорит, что он её получил в быту, значит – её и квалифицируют как бытовую. Мы получили официальное свидетельство, что травма эта бытовая. Оснований для назначений расследования не было.

После этих слов у Елены окончательно опустились руки! Юристы предлагают идти до конца и уверяют – у пострадавшей есть шанс получить материальную компенсацию. 

Наталья Филипчик:
Чтобы несчастный случай на производстве был признан именно таковым, должны совпасть несколько критериев: вред здоровью должен быть причинён гражданину при выполнении им своих трудовых обязанностей, эти трудовые обязанности должны быть отражены либо в трудовом договоре, либо, как в данном случае, в задании руководителя. Гражданин должен обратиться к предприятию, где работает этот руководитель практики с заявлением, в котором она будет просить провести служебную проверку произошедшего несчастного случая.

Сейчас Елена проходит реабилитацию и готовит официальное заявление в администрацию парка. Получится ли у женщины отстоять свою правду – узнаем совсем скоро! Мы будем следить за развитием событий! 
Люди в материале: Наталья Филипчик
Loading...


Профсоюзы о зарплате в феврале: «Надеемся, что не будет случаев уменьшения»



В гостях программы «Большой город» председатель Минского городского объединения профсоюзов Александр Щекович.

Обновленный трудовой кодекс уже вступил в силу. Введена новая система оплаты труда бюджетников. Профсоюзы даже организовали отдельную телефонную линию по этому поводу – значит, вопросов много.

Что больше всего волнует людей?

Александр Щекович, председатель Минского городского объединения профсоюзов:
Новая система оплаты труда: люди переживают за одно. Мы не говорим сегодня об увеличении заработной платы. Мы говорим о том, чтобы заработная плата осталась такой, по крайней мере, какой она была до 1 января 2020 года. Наша «горячая линия» нацелена на то, что сегодня людей волнует, какая будет заработная плата. Мы понимаем, что реальную заработную плату за январь мы увидим в феврале-месяце, когда ее получат. Потому что сегодня сказать, изменилась она-не изменилась – сложно. Но поступают звонки с вопросами, что поменялось, а изменится ли, не будет ли уменьшаться. Данные вопросы и какие-то специфические от руководителей учреждений, которые тоже боятся за то, чтобы не было снижения заработной платы, мы аккумулируем и передаем в соответствующий комитет Мингорисполкома, который является бюджетной сферой, которой коснулся данный вопрос и общую информацию в комитет по труду и социальной защите исполкома, который также аккумулирует все эти вопросы.

«Горячая линия» больше рассчитана на вопросы обычных работников или, может быть, на бухгалтерию?

Александр Щекович:
Нам звонят разные люди. В том числе и руководители, и бухгалтеры, потому что система оплаты вводится новая. Было очень много надбавок, очень много различный премий. Сегодня мы переходим на более понятную, на взгляд министерства, нашу систему оплаты труда. Условно говоря, есть какой-то оклад, есть премии, есть доплаты за квалификацию. Но рассчитать и войти в новую систему всегда сложно. Всегда есть боязнь того, чтобы не ошибиться.

Но самое главное, что по факту, когда мы увидим заработную плату, надеемся, что не будет случаев уменьшения. Хотя мы понимаем, что январская зарплата к декабрю достаточно сложно сравнить и с учетом больших праздников в январе, и с учетом того, что в декабре получались выплаты определенные – люди получали премии. Но самое главное – удержать на том уровне, на котором была. Задача поставлена руководством страны. И мы будем смотреть, чтобы это сохранялось.

Есть волнения, что не будет премий в нужном размере.

Александр Щекович:
Знаете, у нас как все являются учителями, все являются врачами – и сами себя лечат, так и здесь, наверное, каждый считает себя бухгалтером. Мне кажется, народ опасается, что рядовой работник не всегда может правильно просчитать схему своей оплаты. Для этого есть руководитель, есть экономисты, куда нужно просто подойти и посмотреть. И когда уже специалист на уровне начальника экономического финансового отдела, бухгалтерии скажет – вот, да, у вас была, условно говоря, тысяча рублей, а за январь получите заработную плату – 900, тогда мы будем говорить что да, это проблема. А когда сам человек рассчитал, ну, давайте дождемся, что получим по факту.

Дают ли профсоюзы гарантию, что не станет меньше заработная плата?

Александр Щекович:
Такую гарантию дает государство, на уровне правительства и есть поручение главы государства, чтобы люди не потеряли ни копейки. Мы можем только как контролирующая в ситуации организация, которая смотрит за положением работников, увидеть это и обратиться в компетентные органы, которые занимаются этим вопросом, и подсказать, что вот в такой-то сфере либо такой-то школе, поликлинике произошел сбой – люди получили меньше заработную плату. Это наша основная работа – указать, где произошли проблемы, и чтобы принято было решение руководителем данного учреждения, чтобы такого не повторялось. Перерасчет, либо он должен пояснить, почему так произошло.