Пресс-конференция Александра Лукашенко 23 декабря 2011 года

24.12.2011 - 20:30
Свыше четырех десятков вопросов и более четырех часов общения. 23 декабря в Национальной библиотеке прошла пресс-конференция Президента для представителей средств массовой информации. На встречу было приглашено около 400 журналистов белорусских государственных, негосударственных, а также зарубежных СМИ, аккредитованных в Беларуси. Разговор получился открытым, искренним, нашлось место и острым вопросам и юмору.

Пресс-конференция в Национальной библиотеке не редкость, но такого количества журналистов здесь ещё точно не было. По подсчётам, собралось около 400 человек, два трети — из регионов. Они представляют три сотни белорусских государственных и негосударственных изданий, на встрече присутствовали и зарубежные СМИ, аккредитованные в стране. То есть, все желающие — и вся информация от первого лица. Итоги года и планы развития — это общая тема.

Вопросы есть у всех, но встреча построена по принципу «одно СМИ — один вопрос». Озвученные темы волнуют журналистов, а значит, волнуют и людей в стране.

Игорь Позняк, телеканал СТВ:
Александр Григорьевич, мы все прощаемся с 2011 годом, для Вас это был первый год президентства после выборов в декабре 2010 года. Как бы Вы сами его охарактеризовали, и каковы Ваши ожидания и планы, быть может, надежды на ближайшие годы?

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Это был очень сложный непростой год. В истекшем году для нашей экономики цены на сырье, материалы, комплектующие, углеводородное сырье были самыми высокими в истории нашей страны. За весь период существования нашего государства.
Будущий год, понятно, будет намного легче в силу определенных причин. О них, я думаю, мы еще будем говорить. Это главное в экономике, потому что все остальное, связанное с экономикой, зависящее от нас, было неплохим. Я должен сказать, что этот год ожидается даже лучшим по всем параметрам экономического развития, чем самые лучшие годы, когда мы жили неплохо.
Но, опять же, встает вопрос: а почему так произошло? Я еще раз говорю: мы уже на этот вопрос отвечали. Произошло потому, что не хватило нам денег, чтобы по этим ценам рассчитаться, прежде всего, за сырье, материалы. Были определенные перехлесты, нахлесты, ошибки с денежной массой, были определенные проблемы с ввозом автомобилей. Это около $2 млрд. Даже больше эксперты называют цифру, которую мы одномоментно выбросили. В связи с этим на рынке финансов сложилась определенная ситуация, из которой мы потихоньку выползаем. То, что происходит сейчас в экономике и финансах, дает нам надежду на лучшее в будущем году.
Да и в этом году голову пеплом посыпать не надо. Мы будем иметь примерно 107%, может, чуть больше, прироста ВВП. Даже при этих сложностях это очень хороший показатель, и немногие страны имеют такой ВВП. Понимаете, мы это получаем не за счет высоких цен на энергоносители, а за счет реального сектора экономики, промышленности, сельского хозяйства, перерабатывающей, обрабатывающей промышленности, короче, рук и мозгов нашего народа.
С точки зрения общественно-политической жизни, вы знаете, год был непростым. После президентских выборов нам предъявлялись по всем направлениям определенные претензии. Не тот президент, не так выглядит, не так избрали, не столько проголосовали... Последствия 19 декабря прошлого года, когда отдельные господа и граждане пытались неконституционным образом у нас установить некий, с точки зрения их пожелания, режим... Вы знаете, как складывались отношения с Европейским союзом, с Соединенными Штатами. Поначалу непростые у нас были отношения и с Российской Федерацией, но последние события показывают, что мы все-таки со многими и многими проблемами справились.
Это уже история, от нее никуда не денешься, это наш год. Поэтому он останется в нашей истории как год великих уроков. Мы получили хороший урок на будущее.
Знаете, я иногда думаю: может быть, и хорошо. Я часто в шутку говорю, что Господь ударил нас по голове и сказал: «Не шалите». Жить надо по средствам. Если хотим хорошо жить, надо больше работать. Аксиома. Ничего тут не добавишь и не придумаешь.

Президента просят назвать значимые события года. Александр Лукашенко говорит, что, конечно, теракт стал большой потерей внутри страны. На внешних границах есть достижения и прорыв в интеграционных объединениях. Да и события в мире, как круги на воде, затрагивают белорусов.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Негативно я могу сказать только о том несчастном случае, террористическом акте, который произошёл у нас в Минске. Это, конечно, из ряда вон выходящий случай, он затмевает все остальные факты, о нем не умолчишь.
Если говорить о внешней политике, то, конечно, прежде всего это прорыв, рывок и очень большой положительный эффект от него в рамках интеграционных образований. Притом по всем направлениям. Я бы не переоценивал событие в рамках СНГ, оно больше было протокольным, но вот то, что мы смогли в ЕврАзЭс… Фактически, ЕврАзЭс — структура исчезающая, Беларуси, России и Казахстану она больше не нужна, как образование она уже выполнила свою роль, через Таможенный союз к 1 января привела нас к Единому экономическому пространству. Поэтому здесь очень серьезный прорыв. С этим уже все считаются. Думаю, что и прием России в ВТО тоже с этим связан. Деваться некуда — 170 миллионов населения в этом Едином экономическом пространстве. Не сотрудничать с ним — себе во вред.
Ну и, конечно, я бы заострил ваше внимание на некоторых фактах и тех договоренностях в рамках союза Беларуси и России в экономике, которые дают нам основания думать, что будущий год сложится неплохо.
Если говорить о других факторах, то это так называемая арабская весна, которая привела к изменению конфигурации политической ситуации в мире. Я так часто говорю попросту: то ли еще будет. Это еще аукнется. Последствия очень серьезные, вы видите по результатам выборов в Тунисе и Египте и видите, что сегодня там происходит. Процесс этот несколько, а может, и к счастью, навсегда застопорился на Сирии. Дай Бог, чтобы Сирия устояла в этой ситуации. Но последствия будут очень серьёзными.
Многие поговаривают о том, что Турция хочет воспользоваться данной ситуацией и создать некую новую империю, американцев упрекают в том, что это они идеологи этой революции. Исполнителями являются блок НАТО, прежде всего Франция и другие государства, которые разбомбили Ливию. Что там произошло, наверное, уже однозначно оценивают и правозащитники так называемые, и наши оппозиционеры, и даже, наверное, пятая наша колонна тоже согласится с этими оценками. Короче, это фактор говорит о том, что идет жесточайшая борьба за будущее — кто будет владеть миром. Будет владеть тот, кто в руках будет иметь энергоресурсы. Вот и идет борьба за них. Потому что все прогнозируют, что эта борьба будет обостряться в ближайшее время в связи с уменьшением углеводородного сырья прежде всего и проблемами и дороговизной его добычи.

Негатива в уходящем году было немало, но и есть и положительные моменты. В последние месяцы наметилась плюсовая тенденция во внешней торговле.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
В последние месяцы, даже за полгода, наметились хорошие тенденции по торговому балансу Беларуси вообще, не только с Россией. Он положительный, то есть, мы в состоянии, наведя порядок в стране, были платить очень высокие цены и продавать дороже экспорт. Это связано и с тем, что и продовольствие, которое мы поставляем на экспорт, подорожало, с тем, что Россия, как основной наш рынок, начала платить нам приличные деньги за товар, который мы поставляем, а это — приток валюты. И очень важно что с Евросоюзом мы увеличили значительно товарооборот в истекшем году.

На носу 1 января, когда заработает ЕЭП, партнёр по объединению Россия вступает в ВТО. Как это повлияет на Беларусь? Президент констатирует: ничего страшного не будет, но расслабляться не стоит.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Россия получила очень выгодную дорожную карту на семь лет, поэтому она не уменьшает свои таможенные пошлины и не раздевается сразу перед мировой торговлей, а потихонечку. По отдельным позициям, как автопром, в частности сельское хозяйство, Россия только в течение семи лет придет к тем позициям, по которым она договаривалась с ВТО. И тогда таможенные пошлины будут понижены. Нас волнует сельское хозяйство, автомобильная промышленность и другие — машиностроительная. Но там таможенные пошлины будут понижаться буквально на несколько процентов — примерно до 5% вообще, но будет определённый период адаптации.
Поэтому нам бояться с этой точки зрения, особенно в будущем году, нечего. Но расслабляться нельзя. Нельзя не только потому, что Россия вступает, Казахстан вступит и так далее. Так мы ведь тоже ведём переговоры по вступлению в ВТО. Это дает и даст стране большие преимущества, особенно в работе с Европейским союзом, другими государствами. Но и самим надо быть готовыми к этому, надо быть готовыми к нормальной цивилизованной конкуренции.

Строительный вопрос: возведение городов-спутников волнует тех, кто будет там жить. Пошли слухи о том, что проекты будут приостановлены. Так ли это — логичный вопрос от смолевичской газеты. Александр Лукашенко идею создания таких городов всё-таки поддерживает. В последние месяцы, добавляют журналисты из Могилёва, многие специалисты-строители стали искать работу за рубежом. Глава государства критикует не самих строителей, а руководителей стройорганизаций.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Надо создавать выгодные условия для работы дома — тогда люди не будут уезжать за пределы страны. Я не склонен абсолютизировать эту проблему. Человек же как рыба — ищет, где глубже. Но нашим людям всегда надо взвешивать все «за» и «против».
Я не думаю, что у нас огромное количество людей сигануло за границу. Но я недавно от правительства потребовал: у нас руководители строительных предприятий оборзели до такой степени, что они перестали заниматься своими трудовыми коллективами и просто искать работу для них — чтобы было побольше объёмов, чтобы можно было заработать и так далее. Говорят, что жилья стали меньше строить — потихоньку будем увеличивать, безусловно. Но у нас огромное количество инвестиционных проектов, в том числе в Минске, в других городах, связанных с крупными мероприятиями в будущем. Везде идут работы. Поэтому здесь надо более активно нужно вести работу трестам, организациям. То, что я обещаю нашим строителям: с нового года мы ужесточим политику в отношении руководства строительных организаций.

Несколько раз журналисты затрагивали тему возможного помилования осужденных за беспорядки после президентских выборов.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Те, о которых Вы сказали, — они перед законом равны. Вы, они — все равны. Это я Вам хотел напомнить прежде всего. Во-вторых, абсолютно конкретно вам отвечаю: помилую человека и могу помиловать того, который ко мне обратился за помилованием. Не обратятся, будут сидеть в тюрьме.

Инфляция, рост цен, то, с чем белорусы столкнулись в этом году — это волнует белорусов каждый день, когда они приходят в магазин. Вопрос на контроле у президента, шальных денег не будет, говорит глава государства. А зарплата будет зависеть от уровня производства.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Шальных денег ни у кого не будет. Эмиссионных денег — в этом году обошлись, 8 или 10 месяцев живём без этого — обойдёмся и в будущем году. Деньги нужно зарабатывать. И потом, основной экономический закон о соотношении роста заработной платы и производительности труда будет соблюдаться неукоснительно.
Что касается сдерживания роста цен и методов — будет употреблять все методы.
Это один из основных вопросов в нашей жизни — заработная плата, инфляция и рост цен. И в этом судьба нашего правительства. Я их не заставлял: 19 - 20% планировать для себя. Они взяли вариант по максимуму. Я хотел бы, чтобы это был верхний потолок — 19% или 18% инфляция в будущем году. Меньше — лучше для всех нас и для правительства прежде всего…
Посмотрим. Я уверен, что мы выдержим. Главное — это рост благосостояния наших людей. Не будет благосостояния, если будет высокий рост цен, если будет инфляция. Она во многом съедает доходы нашего населения, поэтому без этого не обойтись.

На слуху последняя сделка по «Белтрансгазу». Во многих изданиях заговорили об инкорпорации со стороны России, не повлияет ли это на суверенитет республики? Президент отметает подобные заявления и обосновывает свою позицию экономической выгодой.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Не тому продали. Вот если бы я продал их патронам — была бы полная тишина. А вот почему России? Почему не Европе, Америке и так далее? Вопрос только в этом. Ну, это дело вкуса. Я исходил из экономических и финансовых выгод. Мы получили за Белтрансгаз всего 5 миллиардов долларов.
Некоторые говорят: вот мы потеряли рычаг воздействия. Я задавал попросту вопрос: вы что, с Россией воевать собрались? Выхватить из земли эту трубу, размахивая, броситься туда на Москву, на Кремль, на Россию? Это идиоты могут сегодня рассуждать о каких-то рычагах против России. У России рычагов, чтобы воздействовать на нас — это я говорю прямо, перед всем народом —предостаточно. Поэтому мыслить сегодня военным языком, решая экономические вопросы, может только идиот. Труба осталась у нас. Налоги еще в больших объемах они будут платить. Гарантии об увеличении прокачки через эту систему, чтобы получить за транзит больше, мы получили. Более того, если уж говорить откровенно, благодаря этой сделке мы получили еще больше 2 миллиардов ежегодно, если исходить из нынешних цен, эффект для нашей экономики.

После теракта в минском метро было много кривотолков вокруг того, кто виноват. Даже в адрес власти звучали упрёки. Задевают ли такие высказывания президента? Плюс приговор виновным в трагедии в минском метро всколыхнул в обществе тему исключительной меры наказания.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Что касается смертной казни — у нас есть референдум. Хочу я это, не хочу, какой позиции буду придерживаться, но есть решение референдума. Для меня это закон. И когда меня начинают трепать: «Смертная казнь, диктатура, оплот, Европа», — я им говорю, европейцам: «Немножечко развернитесь через Атлантику, там очень большой друг у вас. Вот как только они отменяют, мы будем следующими». Я это для чего говорю? Не потому, что мы будем следующими после Америки — у них свои проблемы, у нас. Я им просто показываю, что не может быть двойных стандартов в этом плане.
Потом, смертная казнь даже с жестокими отягчающими последствиями и, может быть, более жесткими законами, существует и в Китайской Народной Республике, и в соседних государствах, и в арабских странах. Откуда они нефтишку качают? Чего же вы там от них не требуете? Так оттуда нефть идет. Поэтому я, когда слышу подобные заявления, я и это вижу, если в нашей стране – Господь с вами. Большинство за – и я подчинюсь вашему решению.
Но, поверьте, все приговоры о смертной казне проходят через мое сердце, если хотите. И пожизненное заключение. И когда мне на стол кладут документ, и я его открываю — а я всегда требую, чтобы было приложено, за что человека приговаривают к исключительной мере — и когда я открываю папку с документами и фотографиями, обязательно, мне страшно становится. Если подонки, приходят в семью, взламывают квартиру, убивают всю семью, насилуют малолетних дочерей, потом разрезают, простите меня, на куски и бросают в ванну, уходят, их потом задерживают и дают им 25 лет — у меня, как и у вас, чувство одно: их бы на куски порубить так и в ванну.
Вы просто не сталкиваетесь с этими материалами уголовных дел. И у нас же есть пожизненное заключение и смертная казнь. И если только где-то есть хоть малейшая зацепка, что это, может быть, не совсем точно, где-то может быть допущена ошибка, из 10 фактов в одном только сомневаемся — он получает пожизненное заключение. К исключительной мере никто не приговаривает.

Тема, что называется, из народа. В связи с событиями в экономике стоимость лекарств возросла, без поддержки — особенно пенсионеры — люди не останутся, но задача максимум — увеличить собствееное производство медикаментов.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Сегодня правительство предлагает мне даже расширить льготы для людей. Пенсионерам и другим мы будем поднимать заработную плату для того, чтобы они могли купить лекарства — и мы это, кстати, делаем в этой сложной ситуации. Сейчас у нас примерно 58% в натуре лекарств – отечественных. Но по ценам – только 23%. А остальное мы, наверное, на 500 млн. долларов, закупаем за пределами. От 400 до 500 млн. долларов тратим на лекарства. Полмиллиарда – это немало. Поэтому перед Министерством здравоохранения, министр лично за это отвечает, и правительством поставлена задача – к 2015 году выйти на половину. Меньше 30 сейчас, должна быть – половина. По стоимости лекарств отечественных половина импортных. В этом наша безопасность, в этом наша цена.

После парламентских выборов в соседней России в последнее время заговорили о политических реформах. В Беларуси избрание депутатов пройдёт в 2012 году. Пойдёт ли наша страна по пути реформ? Это должен быть овальный зал единомышленников или оппонентов?

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Кого народ изберёт, тот и будет. Но, если Вы хотите честно, я буду тоже высказывать в процессе парламентских выборов свою точку зрения. Влиять на народ. И посмотрим, сколько будет там от оппозиции Лукашенко и пятой колонны. Я же молчу, набрав воды в рот. Даже на президентских выборах. Почему молчу, Вы прекрасно знаете. Поэтому, Вы же не лишаете меня возможности проводить хотя бы чуть-чуть агитацию — и посмотрим: тогда можете веб-камеры поставить, еще куда-то там заглянуть членам избирательной комиссии. Ваш подтекст абсолютно неприемлем. Ваши люди, давайте честны будем, проигрывали по закону.
Вы что, считаете, что я действительно фальсифицировал президентские выборы? Я Вам клянусь самым дорогим и ценным, что у меня есть, что я не фальсифицировал эти выборы. И я уверен, как бы Вы ни вели против меня пропаганду, а этот год тяжелейший — и моя вина в этом есть, я уже говорил — я уверен, что народ меня поддержит. Потому что я все делаю искренне, и стараюсь делать справедливо.
Что касается реформ. Вы не думайте, что мы парламентские выборы сейчас проведём, порушив всё законодательство, которое есть. Нет. Мы сделаем их справедливыми. Лично я, как глава государства, гарантирую вам это. И даже то, что я сказал, что я вмешаюсь — я не буду вмешиваться в парламентские выборы. Да, я буду у губернаторов спрашивать за организацию этих выборов. Я не боюсь. Больше 8-9 человек не будет в парламенте, даже если за руку веди, оппозиционеров — больше не приведём.
Я же Вам рассказывал как было: приезжает ко мне Евросоюз, и вот так, как Вы. Ну сделайте, ну Вы же знаете, ну попробуйте, чтобы там была оппозиция. Я это слушал-слушал и говорю: хорошо, я постараюсь. Потом сигнал Вашим оппозиционерам: хлопцы, найдите нормальных людей, выдвиньте их там, мы не будем против вас бороться, мы людей будем вам собирать, идите, агитируйте. Пусть будет восемь человек, чтобы не «плявузглалі» там на Западе, в Америке на эту диктатуру. И вы думаете, они нашли этих людей? Я этим занимался, я вам честно говорю — не нашли. Почему? Потому что Калякин — хоча, Лябедзька — хоча, Багданкевич — хоча, и прочие «хоча». А народ их уже ня хоча.
А некоторых — был бы Ладутько здесь, он бы Вам рассказал: я его спрашиваю, ты же знаешь, что они в основном в Минске все идут. Есть нормальные люди из тех, которых не знают — есть два человека, мы им собираем на заводе людей, они не приезжают. Ну что это за депутаты, если они боятся идти в небольшой трудовой коллектив. Да сказать нечего.
Поэтому не надо меня упрекать, что у нас не та власть. Власть такая, какие вы сами. Какую вы власть избираете — такая у вас и власть. Поэтому не надо пенять. Вот то, что вы в меньшинстве, — идите в народ, идите работайте, хлопцы, не ждите этих грантов из-за границы. Бесплатно ничего не бывает. Попадете, как Беляцкий, а потом опять будете говорить, что Лукашенко виноват. А если бы в Америке не заплатил такой налог подоходный? Не вылез бы из тюрьмы. А вы нас упрекаете вместе с американцами. Так заплати, так, может быть, мы и выпустим. Не хочет же платить. Думает, что вот сейчас Евросоюз приедет, Лукашенко положит тут, как лягушку растянет, пятый человек на грудь коленом наступит и Лукашенко отступится и выпустит из тюрьмы. Нет, плати деньги. То, что украл — заплати. Ко всем такое отношение.
А реформы будут. Притом, в ближайшее время. Мы над ними думаем.

От реформ политических — к экономическим. В последнее время на страницах некоторых СМИ муссируется мнение, что модель экономики Беларуси оказалось несостоятельной, нужны изменения. По сути, глава государства готов реагировать на недостатки, но ломать ничего не собирается.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Это не я разрабатывал эту экономическую модель, это вы, население Беларуси, потребовали от меня социально-ориентированной экономики. Я добавил рыночной. Почему рыночной? Потому что надо конкурировать, бороться и зарабатывать. Тогда будет социально-ориентированная. Вы мне рыночными методами работать не позволяли.
Вы хотите сказать, что я должен был декларировать в предвыборную кампанию одно, а делать другое? Я так делать не буду. И я считаю, что в любом государстве — есть у него энергоресурсы, нет — экономика должна быть социально-ориентированной. Ибо будет то, что сегодня происходит в Греции, Америке, да во всей Европе. Сегодня уже досчитались до того, что для того, чтобы Грецию вывести из кризиса, нужно 500 миллиардов евро. Это что, была бездонная бочка, куда, как селёдку, забрасывали евро? Если бы нам дали хотя бы 100 млрд. евро, мы бы это не проглотили, если честно.
Ломать страну, экономику и общество я сегодня не намерен. Мы в состоянии сегодня спокойно, целенаправленно преодолеть то, что у нас сегодня происходит в плане негатива.

Вопросы с двойным дном тоже звучали. Например, репортёр подметили, что президент в последнее время всё чаще подмечает, что жить в Беларуси надо по средствам.

- Вопрос будет личный: как лично Вы изменили свои привычки и свой образ жизни в этом году?

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Я не совсем понял подтекста. Вы меня упрекаете в том, что я как носил синий костюм, так и ношу в условиях кризиса? Если это этот подтекст, должен Вам сказать, что производство белорусское.
В эти кризисные времена я не покупал клюшки, я не покупал коньки — у меня был запас нормальный. Костюмы только свои. А что касается питания, то я очень ограничиваю себя в питании и употребляю в пищу только белорусское, потому что иностранное мне в рот не лезет.

Диалог длился больше четырёх часов, прозвучало более 40 вопросов и ответов, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Люди в материале:
Loading...


Лукашенко об отмене смертной казни: девчонку на куски порубили и в ванну бросили. Когда вы на это всё посмотрите, поймёте



Новости Беларуси. Референдум по новой редакции Основного закона Беларуси состоится не позднее февраля 2022 года. Это требование Президента. Об этом Александр Лукашенко заявил на расширенном заседании Конституционной комиссии. 28 сентября, подводя промежуточный итог работы, Президент подчеркнул, что вариант новой Конституции есть, однако в нем еще достаточно спорных моментов. Финальная редакция документа должна консолидировать белорусское общество и заложить прочный правовой фундамент для развития страны, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.  

Алена Сырова, СТВ:
Нет единодушия у членов комиссии по вопросам отмены смертной казни. Несмотря на то, что в проекте Конституции изменения в соответствующую статью пока не внесены, в зале присутствовали и те, кто придерживается другого мнения.  

Сергей Дубков, кандидат экономических наук:
По поводу отмены смертной казни. Мне кажется, что сейчас заложена ментальная ловушка. С одной стороны, предлагаемые изменения усиливают традиционные ценности белорусского общества. Эти традиционные ценности базируются на христианских ценностях. При этом одна из фундаментальных христианских ценностей – право на жизнь – стоит в стороне.  

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Что касается смертной казни. Я часто думал о том, чтобы обществу показать некоторые преступления, которые совершили люди, приговоренные к смертной казни. Девчонку ни в чем неповинную затащили на квартиру, изнасиловали, на куски порубили и в ванну бросили, залили водой. Я говорю: принесите материалы. Мне же подписывать указ по смертной казни. Слушайте, жутко смотреть на это. И вот когда вы на все это посмотрите, тогда вы поймете, надо это отменять или не надо. У нас есть еще одно наказание, которое хуже смертной казни, – пожизненное заключение. И они понимают, что это навсегда.  

Читайте также:

Президент Беларуси: мы должны видеть, кто будет вместо Лукашенко и как он поведёт страну

Александр Лукашенко: «Когда вы дотрагиваетесь до проекта Конституции, думайте о своих детях»

Лукашенко: мы после прошлого года понимаем, что их допустить к власти нельзя. Не только нас ликвидируют