Александр Солодуха о новой песне про Беларусь: «Меня она просто покорила»

14.09.2021 - 12:02

Осень – самое продуктивное время года для творческих людей. Рождаются новые стихи, музыка, песни. Впрочем, они плодотворно работают на протяжении всего года, чтобы радовать своих поклонников. Это лето было насыщенным и плодотворным для наших гостей. В студии программы «Новое утро» на РТР-Беларусь заслуженный артист Республики Беларусь Александр Солодуха. Вместе с ним – поэтесса Юлия Андросова и композитор Олег Елисеенков.

Мы рады, что вы в таком большом составе оказались у нас. Будет премьера песни, и мы собрались, чтобы выяснить, как задумывалась композиция, как реализовывалась задумка и какие есть ощущения от совместной работы.

Юлия Андросова, поэтесса:
Очень хотелось написать что-то именно о Беларуси, для Беларуси, для людей, которые здесь живут. Так и появилась эта песня. Подтекст такой – если ее послушать, сразу можно понять, о чем идет речь.

Александр Солодуха, заслуженный артист Республики Беларусь:
Стихи писались конкретно для нашей Belavia.

Юлия Андросова:
Когда нам пытались перекрыть кислород, хотели закрыть небо.

Александр Солодуха:
Помните, когда запретили полеты во многие страны, столицы? И Юля откликнулась.

Почему выбор композитора и артиста именно такой? Или выбор делали не вы?

Юлия Андросова:
Когда песня рождается, это труды поэта, понятно. Но когда ты видишь, что получилось, приблизительно понимаешь, для какого человека эта песня написана. Я же понимаю, что эту песню не мог так эффектно исполнить тот или иной. Я прекрасно понимала, что Александр Антонович – это тот, кто должен эту песню исполнить, это именно его тема, его мощь, творческая сила. Мне кажется, по-другому не должно было быть.

Александр Солодуха:
Юля написала эти стихи и прислала по почте моим сыновьям, они у меня ведут соцсети, в частности Александру Солодухе-младшему. Санька переслал мне, я посмотрел, мне стихи понравились. Как правило, я стихи не смотрю – всегда слушаю готовую песню, Олег знает об этом. Но иногда просто прочитаю. И меня сильно цепануло. Я решил тут же перенаправить их своему самому близкому другу, человеку, с которым мы уже 33 года вместе, Олегу Елисеенкову, нашему популярному белорусскому композитору. Он буквально за день-два пишет песню, присылает обратно мне демо. Сам пропел, сделал аранжировку, прописал бэки – меня она просто покорила.

Олег Елисеенков, заслуженный деятель искусств Республики Беларусь:
В чем отличие этого стиха и что меня зацепило? Я не могу, у меня поется-не поется, уже потом думаешь, а почему запелось. Какие-то строчки я сам потом анализировал, говорил: Саша, в песне есть фиксация времени. И вот, она выдала эти стихи. Мне кажется, Саша это уловил. Наверное, это ощущение времени меня тоже взяло. Я действительно написал ее за один день, за пару часов все было сделано. Образ васильков, которые нарисованы на самолетах Belavia. Образ василька – это образ Беларуси, людей, нашего менталитета. Как мне казалось, в ней есть доброта. Это добрая песня, которая дает надежду, оптимизм людям и доброе отношение к своей земле.

Александр Солодуха:
Одно название говорит само за себя – «Мы– живы!»

Loading...


Композитор знал шесть языков. Побывали в единственном в мире музее Станислава Монюшко в Смиловичах



За осенней музой отправляемся в Смиловичи. Здесь находится единственный в мире музей Станислава Монюшко. Бархатная атмосфера салона возвращает в 19 век. Когда гениальному композитору рукоплескала вся Европа. А он был нашим земляком. Родился в 15 километрах от Смиловичей, в фольварке Убель. 5 мая 1819 года на небе зажглась звезда.

Ирина Середа, научный сотрудник Червенского районного краеведческого музея:
Трудно приходил мальчик в этот мир. На протяжении четырех дней пани Эльжбета очень мучилась. В комнату, где находилась пани, залетела ласточка и стала вить гнездо. Это посчитали за очень интересную, добрую примету, а мальчик в скором времени появился на свет, живой, здоровенький. Считали, что именно эта птичка принесла ему талант, удачу, и сейчас у нас в Беларуси проходит фестиваль под названием «Убельская ласточка».

Поместье в Убеле не пощадило время. А вот дедушкин дворец в Смиловичах от 1795 года переживает второе рождение. Именно он начал историю семьи, когда купил здесь поместье и родил с Евой Войнилович 16 детей. Большую стройку продолжили сыновья-зятья. Здесь была огромная библиотека, картинная галерея, уникальные росписи. Что будет после реставрации, пока загадка. Но дух времени застыл в камне на века.

Ирина Середа:
Когда маленький Станислав приехал в гости к своему дяде, в одну из ночей случайно заиграла мелодия старинных часов. И настолько она маленькому Станиславу запомнилась, что позже использовал ее в своем произведении опере «Страшный двор». Сюда он приезжал часто к своему дяде Казимиру. Заложен здесь был великолепный ботанический сад, аллея, которая осталась до сих пор. Посажены здесь в основном клены и липы, это очень практично, потому что липы – это липовый мед, а клен – кленовый сок.

Отец классика, Чеслав Монюшко, был офицером наполеоновской армии, мать Эльжбета Маджарская была отличной пианисткой. Именно ее прадедушка армянских кровей основал производство слуцких поясов. Мама стала первым учителем музыки и разглядела в сынишке божью искру. Постигал азы по клавишам в Варшаве и Минске. И все же детство в шляхетском дворе, белорусский фольклор и песни влюбили мальчика раз и навсегда и стали главным зерном в творчестве. Он знал шесть языков и был очень эрудированным. А веру в себя укрепила большая любовь.

Ирина Середа:
Первую свою любовь Станислав встретил в 17 лет в Вильно, он с отцом снимал квартиру у мещанина Мюллера и познакомился там с его дочерью Александрой. Они полюбили друг друга с первого взгляда, как вспоминал сам композитор, и остались верными этой любви на всю жизнь. В Берлинской музыкальной академии он учился на протяжении трех лет, а Александра верно его ждала, чтобы обвенчаться и прожить в Вильно долгих 18 лет. У них родилось 10 детей, до взрослого возраста дожило семь. В свое время это были известные музыканты, художники.

«Славянским Шубертом» Монюшко окрестили неспроста. Он был очень плодотворным. Оперетты, кантаты, романсы, комедии, балет, духовная музыка. Маэстро брал высокие ноты в разных жанрах. И даже придумал «Домашние песенники», которые стали хитом в шляхетской среде. И конечно, главный трофей – первые белорусская и польская национальные оперы. Наша «Идиллия» была написана на слова Дунина-Марцинкевича. Комичная и живая, высмеивала космополитов, которые, получив корочку за границей, и навязывали модные привычки на родине.

Ирина Середа:
К сожалению, это единственное произведение, которое не сохранилось до нашего времени. Маленький этот листочек «Ария комиссара Ах» это все, что осталось от первой белорусской национальной оперы. «Идиллия» была поставлена в четырех городах Беларуси: Несвиж, Минск, Глуск и Бобруйск. После этого ее запретили, так как был запрещен белорусский язык и, может, поэтому утрачена партитура.

Со временем семья Монюшко обеднела. И композитор колесил по всей Европе, чтобы заработать детям на образование. Давал частные уроки, был органистом при костеле. Таланту помогали друзья-меценаты, поддерживали евреи. А он им в благодарность давал небольшие партии в своих постановках. Время оценило гения. Он становится главным дирижером Варшавского оперного театра. После премьеры первой польской оперы «Галька» виртуоза назвали национальным героем. А где успех, солнце заслоняют тучи зависти.

Ирина Середа:
Завидовали его положению главного дирижера, его красивой жене, образованным, красивым детям, то, что его произведения звучали по всей Европе. Прага, Париж, Милан, Петербург, Дрезден. И вот недоразумение с директором музыкального института, профессором которого он являлся, и привело к сердечному приступу. Не все считали, что выходец национальных окраин России, как поляки тогда называли восточные земли «усходнія крэсы», занимал такой важный пост. Поэтому с этим ему приходилось трудно, что его как выходца из национальных окраин не всегда принимали коллеги по цеху.

Монюшко как белорусская знічка, которая никогда не сгорает. Сегодня он звучит в 25 странах мира. От Кубы до Японии. В его честь называют улицы, устанавливают памятники. И он этого достоин. Это наше славянское достояние. Его светлая музыка всегда ложится на душу, полна гармонии, мелодичности и незримой нитью связывает с предками.

Ирина Середа:
Сами Монюшко –  это старопольская шляхта Подлясская. Произведения он писал, используя белорусскую народную музыку и песни, поэтому поделить между белорусским и польским народом невозможно. Станислав Монюшко – это осколок Речи Посполитой.

Музей-гостиную открыли к 200-летию композитора. До этого экспозицию с 1969 года собирали по крупицам в Озерном. По оригинальным театральным костюмам, строчкам афиш и фото, как по взмаху дирижера, переносишься в прекрасную эпоху. А в камерном зале можно насладиться живой классикой. Солируют как ученики местных школ, так и гости из филармонии. Рекомендуем сделать музыкальную паузу.