Алексей Дзермант о коллективном Западе: их остановит только одно – наша собственная сила и кулак

26.06.2021 - 21:36

Новости Беларуси. В гостях программы «Тайные пружины политики 2.0» политолог Алексей Дзермант.

Григорий Азаренок, СТВ:
Мы говорим о Западе, но вы только вернулись, я бы сказал, с Большого Востока. Расскажите, что за поездка была, какие цели?

Алексей Дзермант, политолог:
Поездка составная. Во-первых, посетил Тюмень и Тобольск. Там вместе с коллегами и товарищами из России, с «евразийцем» Павлом Зарифуллиным, с известным писателем Захаром Прилепиным и другими мы организовываем международное общественное движение «Новая Евразия». Мы считаем, что нужно поднимать общественность, чтобы содействовать процессам интеграции евразийской в нашем пространстве. Это прежде всего гуманитарная, образовательная, просветительская инициатива. Там много писателей, философов, людей культуры. И мы все понимаем, что без этого, без какой-то души, без смыслов никакая политика невозможна, поэтому мы учреждаем такое движение. И, конечно, знаковое событие произошло в центре евразийского материка, в Тюмени. Затем ездили в Тобольск, это столица Сибири древняя, поразительно красивый город, очень душевные люди. Просто этот мир нужно открывать для себя, белорусам там рады. Много впечатлений, много новой информации. Самое главное, что впечатление одно основное – Россия в разных регионах очень хорошо относится к Беларуси и к белорусам.

Григорий Азаренок:
Наш Президент провозгласил недавно: Беларусь – форпост новой Евразии. Как евразийские философы, общественники отнеслись к такой идеологеме?

Алексей Дзермант:
С большим воодушевлением. Они сказали, что с российской стороны подготовят письмо в поддержку нашего Президента в связи с этими событиями, которые последнее время развернулись вокруг нашей страны, и готовы поддерживать этот курс, который, по сути, Президент объявил, и которым, я думаю, наша страна будет сейчас двигаться.

Григорий Азаренок:
И если мы говорим о Евразии, она всегда состоит в противоборстве с коллективным Западом, с Атлантикой, с цивилизацией моря, с этими пиратами. Я уже затрудняюсь даже сказать, что это. Это политическое противоборство? Это уже не то определение. Судя по накату, по их озверелости, по тому, что они все это делают 22-24 июня, когда Гитлер и Наполеон нападали. Мне кажется, это уже экзистенциальное противостояние, они просто поставили себе целью нас уничтожить.

Алексей Дзермант:
Дело в том, что они не могут смириться с тем, что рядом с ними, с Европой существует государство, которое идет собственным путем и не принимает их диктат, который они навязывают и навязали многим, в Европе в том числе, бывшим республикам советским. И вот они смотрят – вроде и страна небольшая, вроде и белорусов не так много, но ничего с нами сделать не могут, потому что сильный лидер, сплоченная элита, общество, поддерживающее такой курс.

Григорий Азарёнок: «Запад полностью уничтожил в себе всё человеческое. Антилюди идут на нас»

Григорий Азаренок:
Это мне напоминает битву при Фермопилах. Огромная Персия не может ничего сделать, 300 спартанцев сидят в ущелье, и они не могут ничего сделать.

Алексей Дзермант:
Именно так. Хотя, конечно, мы не одни в этом мире. Потому что если бы не было поддержки с Востока, из России, из Китая, то мы могли бы разделить судьбу Югославии. Но будем откровенны… Бомбили, убивали, преследовали. Собственно говоря, вот эта безнаказанность, что они всегда это делали и ничего им за это не было в Югославии, в Ливии, в Ираке, в Сирии пытались это сделать, но уже не получилось, потому что Россия окрепла. И вот мы уже сколько лет, с самого начала, как только мы выбрали этот курс, с 1994 года они пытаются нас атаковать, но эта, последняя атака, была самой мощной. Они увидели, что мы бросаем вызов всем их мифам, так называемым ценностям, политической системе, насквозь прогнившей. Они пытаются за счет экспансии ее как-то спасти. Ну, как обычно, капиталистам, чтобы не потерять капитал, нужно либо накручивать военную угрозу, либо грабить какую-то страну.

Григорий Азаренок:
Как вампиры, нужна свежая кровь.

Алексей Дзермант:
И вот они пытаются сделать врагом нас, но ничего не получится, белорусы – это не те люди, которых можно взять и уничтожить, или сделать что-то плохое.

Григорий Азаренок:
Есть такое понятие «Большая граница» – между Атлантикой и Евразией. Она меняется. В XX была по Эльбе граница, где были ГДР и ФРГ. Сейчас уже семь лет это Украина, и они пытаются этот разлом провести здесь, а на этой границе всегда кровоточит, на этой границе всегда идет война.

Алексей Дзермант:
Как только распался Советский Союз, они обманули тогдашнее руководство и СССР, и потом уже России.

Григорий Азаренок:
Но оно было обманываться радо.

Алексей Дзермант:
Да, но тем не менее, несмотря на все устные обещания, они продвигаются на восток дальше и дальше. Почему? Да, им нужно как можно больше территории, ресурсов, чтобы в свою сферу влияния перемалывать, зарабатывать деньги, изымать людей, их мозги. И эти территории действительно делать обескровленными, действительно, как вампиры. А в нашем случае мы такая ключевая территория, контроль над которой позволяет уже дальше идти напрямую на Москву. Все, уже после Беларуси не остается каких-то преград. И они обязательно это будут делать, потому что в их сознании есть такое убеждение – Россия слишком богата, у нее слишком много ресурсов, в той же Сибири, и она должна поделиться. И именно поэтому они долбят, долбят уже сколько столетий, идут экспансии на Восток и, конечно, тоже через нас. Мы – ключевой форпост, преграда, застава на этой границе, Брестская крепость, поэтому мы должны стоять, за нами Москва, Россия. И это очень важно, потому что, если мы не выстоим, Запад опять почувствует свою безнаказанность, что ему все можно, и будет уже идти туда дальше, это нельзя допустить. Они хотят хорошо жить за счет других, это основной лейтмотив их деятельности, колониализма, империализма, которым они занимаются последние столетия. Те, кто этому мешает, кто предлагает альтернативные пути – это для них угроза и враг. Мы видим, что у них в глазах это безумие, экспансионизм. Их остановит только одно – наша собственная сила и кулак, который они не смогут никак разжать и ничего с ним сделать.

Loading...


Смерть сотрудника КГБ, санкции и интеграция Беларуси и России. Что Азарёнок обсудил с Соловьёвым?



Новости Беларуси. В гостях программы «Тайны пружины политики 2.0» Владимир Соловьев – российский журналист, писатель, телеведущий и общественный деятель.  

Григорий Азаренок, СТВ:  
В последние дни в Польше, Литве и Украине очень сильно ждали, что мы с вами схлестнемся. Но такого удовольствия мы этим падальщикам не доставим.  

Владимир Соловьев, журналист (Россия):  
Ни в коем случае. Шансов ноль.  

«Не могу себе представить, чтобы гибель офицера правоохранительных органов воспринималась как нечто нормальное»  

Григорий Азаренок:  
На этой неделе было 9 дней по убитому офицеру КГБ Дмитрию Федосюку. Спасибо вам за вашу принципиальную позицию по этому событию. Как воспринимают это сейчас в России?  

Владимир Соловьев:  
Я вынужден был рассматривать эту ситуацию в момент, когда она случилась. Для меня это было очень печально и трагично, потому что так получилось, что я много лет дружу с ребятами, которые служат в такого рода подразделениях. Когда-то давно я тренировался за сборную «Динамо» по карате, еще в советское время. И так получилось, что по этой линии очень многих ребят знаю, которые сейчас уже в больших званиях. И они пересекались с белорусским спецназом самым разным. От «Альфы» и прочее. И всегда отзывались очень высоко как о профессионалах, а главное, хорошо их знали. Поэтому когда вся эта трагическая абсолютно ситуация произошла, я сразу позвонил своим друзьям, и они, конечно, были очень опечалены. Потому что это трагедия, страшная трагедия. И, конечно, погибший офицер… Там можно много говорить, очень правильно сказал Яков Иосифович Кедми, он сказал, что отработало КГБ Беларуси абсолютно точно. То есть они вышли на террористов. Потому что то, как себя вел этот [...] – было очевидно, что это теракт. Потому что задача была воздействовать на общественное мнение. Поэтому работали в несколько камер.

При этом, на мой взгляд, главной идеей было, что его не убьют. Поэтому в какой-то момент появляется на директрисе стрельбы жена этого мерзавца с телефоном и снимает ребят. То есть они рассчитывали, что оба предстанут перед судом, а дальше, как обычно. Выступление, заготовочки, мировое сообщество, которое кричит: «А что такого? Мой дом – моя крепость». И весь набор звуков, которые мы слышали со стороны. Ни в одной стране мира я не могу себе представить, чтобы гибель офицера правоохранительных органов воспринималась как нечто нормальное. Это не допускает никто никогда. Тем более при исполнении служебных обязанностей. Поэтому это фарисейство, эти двойные стандарты от европейских коллег, конечно, вызывают омерзение. Так же, как эти завывания и крики: жаль, что только одного убил. Мерзавец, который это несет, был когда-то очень близок к власти. Был послом в Соединенных Штатах от Беларуси. И вот этим людям точно надо помолчать. Когда они начинают из себя корчить оппозиционеров, но как-то не очень убедительно, тем более когда они играют жизнями других людей. Но если вы такие отважные борцы с режимом, ну, приезжайте и умрите в неравном бою. Нет. Вы же подзуживаете зомбированных, так еще выясняется, что у него было два паспорта: Беларуси и Америки. Сошедших с ума программистов на продолжение виртуальной игры в реальной жизни.  

Григорий Азаренок:  
Нам угрожают новым пакетом санкций.  

«Нет никакого смысла на это хоть как-то реагировать»  

Владимир Соловьев:  
Ну, это же очевидно. Когда европейский парламент на полном серьезе заявляет, что надо ввести санкции против России за пакет документов по пути вот этой общей интеграции ряда направлений. Возникает вопрос. Когда гораздо болезненнее шел разрыв Украины с Россией, и тогда, когда Россия говорила: ребят, подождите, возникнут экономические проблемы, связанные с таможенными тарифами. Давайте сядем на троих – Евросоюз, Украина, Россия – и выработаем какой-то маршрут. Было сказано: не ваше собачье дело. Каждый раз, когда Столтенберг говорит: не дело кому-то указывать, как будет развиваться наше объединение, в данном случае НАТО. Тем не менее Беларуси и России почему-то Евросоюз считает себя в праве указывать. Либо когда американцы на полном серьезе говорят России: вы там поаккуратнее с ценой на газ, нам кажется, что это вы виноваты. И это может привести к введению санкционного пакета. То есть «ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». По-моему, даже нет никакого смысла на это хоть как-то реагировать. Я удивлен, что население как Беларуси, так и России не в полном составе включено в санкционные списки.  

Григорий Азаренок:  
Нужно ли нам принимать более решительные шаги для защиты наших государств? Суверенный интернет, расчеты в национальных валютах, создание технической базы развития на наших технологиях?  

Владимир Соловьев:  
Я абсолютно в этом убежден. Я считаю, что это единственный вариант. При этом я не думаю, что это должны быть только Беларусь и только Россия. И с Казахстаном, если он созреет и захочет, и с другими бывшими советскими республиками среднеазиатскими. То есть надо, чтобы было взаимовыгодно. Мы же видим позитивные примеры некой европейской интеграции. Мне кажется, мы можем сделать из этого соответствующие выводы, использовать их позитивный опыт и добавить военно-политической и структуры безопасности как элемент, чтобы решить те вызовы, которые стоят перед нашими государствами.  

Григорий Азаренок:  
Впереди Высший госсовет Союзного государства. А затем анонсировано подписание союзных программ. Чего ждут в России от интеграции? Есть ли запрос на то, что наши враги называют оккупацией? Нужно ли россиянам лишение нас суверенитета?  

«Они, боясь, что поглотит Россия, даже не заметили, как уже сами поглощены Польшей и Литвой»  

Владимир Соловьев:  
А зачем? Мне кажется, что, если будет единое экономическое пространство, единое пространство безопасности – такой вопрос и стоять не будет. Даже яркий пример: никто же не говорит, что Франция поглощает, скажем, Италию. Но при этом уровень интеграции очень высокий, как экономик, так и всего прочего. Поэтому мне вообще кажется, что в современном мире эти игры с эмоциями очень вредны, потому что они отсылают к прошлому, а надо думать о будущем, о новых формах. Мы вообще сейчас должны очень серьезно задуматься над тем образом будущего. И здесь, конечно, перед Беларусью стоит очень большой вызов. Потому что вы сейчас проходите через изменение Конституции, через, если угодно, создание нового типа политического устройства. Так что вам надо закладывать это на серьезную перспективу. Это неправильно, кстати, это большая ошибка тех, кто считает себя белорусской оппозицией. Они не понимают, что вопрос вообще совершенно в ином. Вопрос об образе будущего, какое будущее должно быть у белорусского народа? А то, что они предлагают – это, скорее, бегство назад. В 1920-годы. И страстное желание отдаться то польским панам, то литовским. Но о Беларуси они даже не думают, они не мыслят себя самостоятельно. Вот это удивительно, как они, боясь, что поглотит Россия, даже не заметили, как уже сами поглощены Польшей и Литвой.  

Константин Придыбайло: «Григорий Азаренок стал звездой российского интернета» – подробности здесь.