Алексей Голиков: победите свой страх и приезжайте домой, приходите к Воскресенскому и регистрируйте политические партии

05.04.2021 - 18:33

Новости Беларуси. Политические дрязги постепенно уходят из повседневной жизни белорусов. Беглым политикам верят уже единцы, радикализировать ситуацию также не удалось. Понятно, что внешние игроки в покое нас не оставят, а вот само общество уже успокоилось, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

 Блогер Алексей Голиков размышляет о том, как быть дальше.

Алексей Голиков, блогер:
Люди, имена которых канули в Лету – Николай Статкевич, Павел Северинец и многие другие – говорили белорусам: «Хватит бояться». Блогеры Сергей Тихановский и Сергей Петрухин вторили: «Нам нужно побороть свой страх». Об этом же страхе в преддверие Дня Воли распинался удравший именно из-за страха за собственную шкуру Павел Латушко.

Павел Латушко: 
Нам нужно собрать волю в кулак.

Алексей Голиков:
Удивительно и невероятно – побороть свой страх в эфире белорусского телевидения призывает журналист президентского пула Игорь Тур.

– Они сейчас бояться, что у них будет… Условно, не будут ли их преследовать в Беларуси власти официальные. Нет, конечно не будут. Приезжайте.

– Коллеги ваши же тоже некоторые уехали?

– Да, да. Приезжайте. Если вы поняли, что вы ошибаетесь, никаких проблем. Но они больше всего боятся, что вот эта вот протестная тусовка – там нельзя говорить сейчас. Выйти оттуда очень просто и сказать: «Вы знаете, я ошибся, на самом деле все эти протесты не существуют, я теперь за Лукашенко». Это тогда начнется линчевание еще хуже, чем они делали в адрес, например, госпропаганды. Они боятся, очень многие. И вот когда этот страх пройдет, очень многие люди из сопредельных государств вернутся в Минск.

Алексей Голиков:
Давайте разбираться, об одинаковом ли страхе говорят все эти люди. Вот что получается: те, которые громче всех кричали о смелости, испугались первыми. Часть сбежала в Литву и Польшу, часть – в Украину. А ведь именно они кричали, что диктатор испугался и чуть ли не весь ОМОН дрогнул и перешел сначала на сторону народа, потом – на сторону BYPOL. Они обманули белорусов. Сильнее всех, конечно, пугал и испугался сам ресторатор Прокопьев – тут ему равных нет. За ним беглый омоновец Макар, потом Латушко, затем Тихановская, Карач и еще пара-тройка людей с примитивным пониманием политических процессов, необоснованными амбициями и продажной сущностью. Их сущность не единожды описывалась Игорем Туром в рубрике «Будет дополнено», Григорием Азаренком в «Тайных пружинах политики» и многими другими. Но мощнейший удар по позициям беглых был нанесен расследованием «Манкурты» на ОНТ.

Алексей Голиков:
Господа беглые, то, что вы в очередной раз проиграли здравому смыслу, не подлежит сомнению. То, что вы подстрекательством принесли белорусскому народу штрафы и чувствительный массаж мягких тканей, не подлежит оспариванию. И знаете почему? Хотя бы потому, что лично вас это не коснулось. Простите за моветон, вы заколачивали бабки. И белорусский народ не простит вам эти боль и предательство.

Павел Латушко:
Вас еще не сильно задело? Родственников не избивают? Избивают, но не ваших? Бизнес не уничтожают? Уничтожают, но не ваш? Вероятность, что пронесет? Ответ – ноль, не пронесет.

Ребята, наш протест – мирный, и то, что вы делаете – это мирно. Но то, что будет за скобками мирного протеста – это вас не касается. Поэтому… поверьте, милиции будет, чем заниматься.

Алексей Голиков:
У вас есть последний шанс – мы не хотим вашей крови, особенно в Год народного единства. Победите свой страх и приезжайте домой. Для вас – теплый прием и лучшие условия. Государство адаптировало законодательство: увеличило ответственность за несанкционированные массовые мероприятия, но отпустило вожжи в политике. Приходите к Воскресенскому и регистрируйте политические партии. Есть шанс не остаться не у дел. Поймите: с уличными политиканами и маргинальными политиками больше разговоров не будет. Вы своими необдуманными действиями усилили государство и дали полезный опыт. Государство вас «отрегулирует» и даже не вспотеет.

Марат Марков:
Необходимы легальные инструменты работы с властью – или назовем это борьбой с властью, политической борьбой – легальные инструменты. И они это понимают. И, надо отдать должное, что это понимают не только они. Вы же прекрасно понимаете, Алексей, государство с радикалами разберется и даже не вспотеет.

Алексей Голиков:
Поймите: с уличными политиканами и маргинальными политиками больше разговоров не будет. У вас есть хороший пример – ваши коллеги по революции уже взялись за голову. Не могу не отметить эти позитивные изменения. Вместо размахивания кулаками и написания тысячи петиций команда Игоря Масловского с Сергеем Мазаном последовали примеру Воскресенского. Они начали убирать мусор, который появился в результате безответственного поведения – как вы думаете, кого? Правильно, своих сограждан и, скорее всего, невероятного электората. 

Алексей Голиков:
Именно невероятные всему обществу показали, как нужно загаживать надписями стены зданий, ломать и крушить малые архитектурные формы. Работники жилищно-коммунального хозяйства все исправили, да, в том числе и за ваши налоги. Вы же резали последний огурец.

Алексей Голиков:
Предлагаю старое не поминать: весна идет – весне дорогу. Государство выполнило долг перед гражданами и в городах сохранило порядок. Не пора ли и вам внести свою лепту и прибрать не за кем-то чужим, за собой? Просто представьте: заявленных триста тысяч протестующих на одни выходные поедут по малым городам и возьмут в руки грабли. Страна всего за один день преобразится.

Алексей Голиков:
Вспомните осень: пока часть наших граждан бунтовала, кто-то занимался уборкой урожая. Пока кто-то из-за границы призывает к безрассудству, для кого-то день год кормит. Почудили и хватит, пора возвращаться к нормальной трудовой жизни. Мы и без того доказали всему миру, что можем держать удар синепопой революции, пандемии, экономических санкций и многого другого. Война войною, а весна весною – пора садить картошку. Сегодня не посеем – завтра не соберем.

Марат Марков:
Люди для того, чтобы быть счастливыми, должны заниматься своим делом. Воспитывать детей, работать в теплице, на своем производстве и так далее. И получать просто счастье от этой жизни. И не заниматься политикой.

Loading...


Лазуткин: обвинения в старости пытались использовать против нас. А Байден забывает даже фамилию своего министра обороны



Новости Беларуси. Интервью Президента Беларуси Дмитрию Киселеву заняло более двух часов и вышло в эфир без монтажа, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Этот прием позволяет максимально точно передать все акценты. На отдельные вопросы Александр Лукашенко ответил очень подробно, а на некоторые ограничился тонкими намеками.

О том, что прозвучало в интервью между строк – в рубрике «Занимательная политология» Андрея Лазуткина.

Андрей Лазуткин, политолог:
Главной скрытой темой интервью стал вопрос, кто когда уйдет. Киселев долго и аккуратно к нему вел, располагал к себе собеседника и задал в самом конце.

Для Киселева не Крым, а вот это был главный вопрос. Дело в том, что русским не совсем понятна наша реформа Конституции. Когда такая же реформа была в России, ее главной задачей было сдвинуть президентский срок, чтобы он шел с момента принятия Конституции. То есть, по сути, не проводить выборы. Это еще назвали «обнулением».

А у нас ничего такого пока нет. Может быть, это примут в переходных положениях, но, судя по ответу Президента, пока сроки не сдвигаются. А ведь не секрет, что год назад, когда оппозиция требовала изменений в Конституцию, неважно каких, но в их результате Лукашенко должен был уйти, вот такую реформу они бы, конечно, поддержали.

Но, чтобы вы понимали, те же самые вопросы про уход постоянно задают и Путину. Вот, к примеру, недавнее интервью каналу CNBC. Американцы точно так же, как Киселев, спрашивают: «Пойдете ли вы на следующие выборы?» И вот что Путин отвечает.

Владимир Путин, президент Российской Федерации:
Я на такие вопросы предпочитаю не отвечать. Это мой традиционный ответ. До следующих выборов еще достаточно много времени. Разговоры на эту тему дестабилизируют ситуацию.

Можете сравнить с ответом нашего Президента. На такие вопросы прямо не отвечают, потому что от этого зависит стабильность государства. А ведь совсем недавно и Путина, и Лукашенко эти же американские центры в своей пропаганде называли «дедом». Это была кличка, ярлык, который пытались приклеить в молодежной среде. Потому что когда на протесты Навального выходили подростки по 15 лет, надо было показать, что вот, молодые выходят против якобы старого Путина.

Андрей Лазуткин:
Но в США в прошлом году выбирают Байдена, который лет на 10 старше и Путина, и Лукашенко. И теперь к возрасту любых президентов вообще стараются не привлекать внимания. А ведь в случае Байдена страной управляет непонятно кто. Помощники? Референты? Советники?

К примеру, и у них, и у нас есть специальные коды, которые приводят в действие системы ядерного удара. То, что называют ядерным чемоданчиком. У кого в США эти коды в руках? У Байдена? И если они собираются с нами реально воевать и перекидывают к нам технику и корабли, кто в случае чего будет принимать у них решение об ударе?

А с другой стороны, обратите внимание, как Байдена постоянно пытаются выставить старым, слабым, недееспособным. Причем это не какая-то наша пропаганда, это происходит в самих Штатах. Там идет борьба за власть. И, возможно, слабый, мягкий Байден кому-то не выгоден. Может быть, он недостаточно решителен для ведения боевых действий?

Андрей Лазуткин:
Тот же Буш-младший, мягко говоря, не был человеком большого ума. Но он делал то, что нужно было оборонному комплексу, например, устроил войну в Ираке. За это благодарные иракцы его любят до сих пор.

У Буша хотя бы реакция неплохая. Байден бы так не уклонился. Но вообще с ним как-то непонятно. Во-первых, Байден все-таки дал России достроить «Северный поток», хотя Трамп в этом вопросе стоял намертво. Во-вторых, с Россией пытаются вести переговоры хотя бы по ядерному оружию, чтобы не допустить обмена ударами.

Андрей Лазуткин:
И такое чувство, это не всем нравится в США. Байден, конечно, не друг России. Но в силу возраста к какой-то полноценной войне, по типу Югославии, он просто не готов. Но за его спиной наверняка есть те, кто, к примеру, торгует оружием. И, допустим, продает его в Польшу. А как продать много оружия? Надо убедить всех, что именно в вашем регионе скоро будет война. Создать спрос и продать все что есть. Поэтому поляков убеждают, что вот белорусы на них завтра нападут по команде Путина.

Похоже, что эту партию разыгрывают поляки с американскими друзьями. Понятно, что нас там не любят. Но все их действия определяет в основном прибыль, деньги. К примеру, вокруг польского Министерства обороны много лет существует группа, которая отвечает за закупки американского оружия. Правящая партия меняется, а они остаются. И сегодня они все у власти. Это их шанс получить свой кусок от оборонных заказов. Говоря по-русски, откат.

Конечно, все эти военные провокации видят в России. Вот, к примеру, фрагмент горячей линии этим летом, где Путин отвечает на вопрос о британском эсминце, который чуть не утопили.

 

Владимир Путин:
Во-первых, это, конечно, провокация. Совершенно очевидно, это провокация. Чего хотели показать и каких целей пытались достичь эти провокаторы? Во-первых, она была комплексной и проводилась не только британцами, но и американцами. Британец зашел в наши воды днем, а еще утром с одного из военных аэродромов натовских в Греции, с Крита, по-моему, взлетел американский разведывательный стратегический самолет. Мне докладывали об этом, конечно, я об этом хорошо знаю. Если бог даст памяти, бортовой номер 63/9792.

Андрей Лазуткин:
Обратите внимание, как Путин называет бортовой номер самолета. Не потому, что это важно, а потому, что это демонстрация хорошей памяти. А Байден, к примеру, забывает даже фамилию своего министра обороны. И вроде бы все при этом говорят о войне. Но с каким центром принятия решений мы будем воевать? Похоже, что администрация Байдена мало чем реально управляет.

А раньше все эти обвинения в старости, слабости пытались использовать против нас. Вот характерный пример. Перед выборами Лукашенко выступает с посланием и в это же время переносит коронавирус.

Андрей Лазуткин:
Польские каналы тогда считали буквально по секундам, сколько раз он доставал платок, сколько раз сел голос, сколько упало капель пота, как зашел на сцену, как ушел. Это война, и противнику надо вас убедить, что ваше руководство слабое, старое, неэффективное. Хотя само выступление как раз имело обратный смысл, что Лукашенко в любом состоянии готов и будет вести борьбу.

Поэтому тот же хоккей, куда может прийти любой желающий – это не потому, что диктатор тратит деньги на ледовые дворцы, как это годами вбивают в голову. Нет, это демонстрация, что человек здоров, и может не только работать президентом, но и выдерживать физические нагрузки. Кто не верит, сходите сами и посмотрите.

А наши натовские друзья, да и русские, за этим внимательно следят. Для них это сигналы, что у человека есть здоровье и что страна сегодня, завтра, послезавтра будет под контролем.

Андрей Лазуткин:
Но есть и другой пример. Можно же выбрать молодого президента. Вот молодой парень Володя Зеленский, 43 года, был с визитом в США. Какое-то странное поведение, правда? Бегают глаза, дергается рот, руки дрожат без всякого коронавируса. И все это наши американские друзья не замечают. Потому что он свой, работает на Штаты. И каким бы вы ни были, даже наркоманом, вас все равно отмажут. А вот Лукашенко и Путин старые, им надо срочно уйти, не сегодня, так завтра.

А кто же придет вместо них? Сами они, может, и не придут, но их за руку приведут ЦРУшники. Эти люди, конечно, редко попадают в кадр – такая у них работа. Но в Стокгольме съемочной группе удалось их заснять. Смотрите внимательно. Три человека, один закрывает от камеры, один идет впереди, один сзади. Это охрана Тихановской на мероприятии ОБСЕ. Все как в кино, даже наушник торчит из уха.

И эти люди, вокруг которых бегают ЦРУшники, – декорация для совсем других сил. И если все-таки полетят ракеты, решать они ничего не будут. Поэтому еще раз подумайте, дорогие жители новой Беларуси, за кого вы, за них или за нас.

Читайте также:

«Пойдёте на следующие выборы?» Что на это ответил Президент Беларуси в интервью Дмитрию Киселёву

Лукашенко в интервью: «Это было самое важное в моей жизни решение, что я баллотировался на эти выборы»

Александр Лукашенко: за нами Беларусь – чистая и светлая. Она наша, она любимая. А любимую не отдают