Алёна Дзиодзина: были и такие истории среди дипломатов, кто не сумел отодвинуть личные интересы в пользу страны

25.07.2021 - 19:31

Новости Беларуси. Психолог из Риги Алена Дзиодзина в программе «Неделя» на СТВ.

Алена Дзиодзина, психолог:
Дипломатия – это служение и в некоторой степени даже подвижничество, потому что когда люди выбирают этот путь, их жизнь уже перестает им принадлежать в той степени, как это было прежде. Слова, действия, распорядок дня и даже геолокация – теперь все это определяется в первую очередь интересами государства. Поэтому принципиальным моментом в данном случае оказывается мотивация, которая приводит людей на службу. Дипломаты становятся лицом нашего государства за рубежом. И в идеале правильно, когда в эту сферу приходят из идейных соображений, с любовью и чувством особого трепета к своей стране. Ведь иначе человек просто не сможет длительное время удерживать в фокусе внимания интересы государства, прежде чем свои собственные.

Григорий Азарёнок: он признаётся, что Вашингтон – лучшее место на земле. Что ж, такое холуйское рвение оценили

Алена Дзиодзина:
Как не смог наш сегодняшний герой. Так бывает, что на службу попадают случайные люди. Им платят, и они что-то делают. Но служение невозможно за деньги. Потому что люди жертвуют во благо страны гораздо большим, чем можно купить. А когда само понимание чести, любви к своей стране размывается, когда в человеке нет и не было трепетных чувств к родной земле, то ему сложно быть верным своему делу. Он начинает вилять хвостом и метаться, играя то за одних, то за других. Или же приукрашивать результаты своей работы, находясь на службе, опасаясь получить нагоняй, например. Были и такие истории среди дипломатов, кто не сумел отодвинуть личные интересы в пользу страны. Человеческое, слишком человеческое. И такие попутчики, как Ковалевский, очень ненадежные люди, кому бы они ни служили впоследствии.

Последний год стал настоящей кузницей кадров среди дипломатов и помог выкристаллизовать золотой фонд среди тех людей, кто именно продолжает добросовестно нести свою службу и теперь. Их судьба и жизнь, как и прежде, во многом принадлежит интересам нашего государства. И есть вера, что претерпев все трудности и не сломавшись, среди наших дипломатов остались самые надежные и уже испытанные люди. Для Беларуси сейчас особенно ценна их поддержка.

Читайте также:

Алёна Дзиодзина: протестные настроения уже обрели тех, кто готов убивать. Вам нечего сказать по этому поводу, господа Грибалёвы?

Психолог из Риги: осознаёт ли Искуи Абалян, что ставит мир на белорусских улицах под угрозу, когда допускает подобные ошибки?

Психолог о группе NaviBand: революционная тематика нередко расширяла круг поклонников. Ради такого бонуса можно многое не заметить

Loading...


Дзиодзина: главное отличие Лукашенко и Запада, он помогает людям, пока остальные коллективно волнуются



Новости Беларуси. Жестокость, цинизм и откровенный фашизм. По-другому назвать действия литовских и польских силовиков невозможно. Своих граждан, которые хотят помочь беженцам, они избивают, а самих гостей хладнокровно убивают и выбрасывают на белорусскую территорию, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Как это назвать, если не паноптикум?  

В эфире СТВ авторская рубрика Григория Азаренка и Алены Дзиодзиной.  

Григорий Азаренок, СТВ:  
Весь этот паноптикум понять невозможно, но описать его сможет Алена Дзиодзина.  

Алена Дзиодзина, психолог:  
Играть в политику и быть политиком – понятия очень разные. И пока одни не могут наиграться, хмурят бровки и дуют щечки, другие пытаются и правда помочь обездоленным людям. И как же для кривляк политических они неудобны… Ведь не дай бог проблема решится и придется искать новый прецедент для наигранного коллективного волнения. Чтобы снова попытаться показать себя с лучшей стороны.  

Алена Дзиодзина:  
Совсем недавно на Западе разразился иерихонский вой, что Меркель вступила в диалог с Лукашенко. Нам рассказали, что помогать людям вместе с диктатором – это почти так же страшно и плохо, как не любить людей. Но что стоит за демонстративной западной озабоченностью проблемами слабых и обездоленных становится понятно, когда случается нечто действительно вопиющее, но коллективные при этом коллективно молчат. Так, словно бы ничего вообще не произошло.  

Алена Дзиодзина:  
Из теплых комнат ситуация всегда выглядит немного иначе, и кажется, что страдающий мог бы еще чуточку потерпеть, пока каждый западный политик отожмет из чужой трагедии максимум соков и проявит душещипательную озабоченность. Закрывая глаза на то, что эту игру в кости переживут не все. Как и произошло с тем беженцем, чей труп литовские силовики выбросили на границе.  

Не понимая при этом, что именно с ними не так, когда списывают еще одного живого человека в утиль. Ведь когда страдают чужие, не свои, близкие, то иным политикам кажется, что игра стоит свеч. И тут проявляет себя главное отличие Лукашенко и Запада. Он помогает людям, пока остальные коллективно за них волнуются, а потом умывают руки. Пока они вращают на столпе своей политической славы чужие судьбы, наш Президент обнимает взглядом каждого слабого и держит свое президентское слово, когда обещает «не беспокойся, я все решу….». Он настоящий, а коллективные – нет.   

Григорий Азаренок о коллективном Западе: вся ваша история – это череда подлости, предательства, ядов, войн и террора (подробнее здесь).