Андрей Лазуткин: «Протасевичу было очень обидно. Он с этим жил и, безусловно, сейчас имеет шанс таким образом свести определённые счёты»

04.06.2021 - 22:17

Новости Беларуси. В программе «Тайные пружины политики 2.0» на СТВ политолог Андрей Лазуткин.

Полное интервью с Романом Протасевичем смотрите здесь.

Григорий Азаренок, СТВ:
Сейчас основные мотив и тезис оппозиции – под пытками, под сывороткой правды и так далее. Это же бред.

«Сегодня они говорят, что это некие показания, которые КГБ написало»

Андрей Лазуткин, политолог:
Этот человек не то что под пытками что-то рассказывает, он там прямо говорит: да, у меня есть мотив. То есть вся эта слава досталась конкретно Путило. И даже не коллективу этого Telegram-канала, а одному человеку, который якобы занимался финансовыми операциями только. Конечно, Протасевичу было очень обидно. Он с этим жил и, безусловно, сейчас имеет шанс таким образом свести определенные счеты. Если бы не было этого момента, конечно, было бы сложнее немножко его разговорить. Безусловно, сегодня они говорят, что это некие показания, которые КГБ написало, он их озвучил. Зачем КГБ придумывать, что кто-то из них живет там в хате, цитирую, с гнилыми полами? Это подробности, которые знает только он сам, это узкий круг людей. Конечно, все это добавляет такой достоверности, определенного антуража.

Юрий Воскресенский: «Под пытками можно сказать одно слово, два слова, четыре слова. Но не четыре часа»

Григорий Азаренок:
При этом прозвучала фигура. Мы знали, что у них есть закрытые чаты, где они все координируют, где Вячорка всем управляет. До этого было не известно, что там участвовал Артем Шрайбман, либеральный политолог. Почему мы уделяем ему внимание? Потому что Шрайбман, надо понимать, это TUT.BY.

«В этом, по факту, состава преступления нет, понимаете? Люди типа Шрайбмана таким образом и работали»

Андрей Лазуткин:
Что касается наших друзей типа Шрайбмана. Есть еще фактор Британии, скажем так. Британия там тоже активно присутствует, но на уровне такой определенной аналитики. Но если вы аналитик, Григорий, то тут работает уже корпоративная солидарность. Вам надо писать такие методички, такие докладные записки, которые подтверждают все время вашу необходимость.

Григорий Азаренок:
И сегодня британский МИД выразил очередную озабоченность, сказал, что нужно привлечь к ответственности авторов этого интервью. При этом съемки повешения Хусейна, съемка растерзанного Каддафи, съемки плачущего Брейвика их никак не смущают. А тут они испугались прям так сильно.

Андрей Лазуткин:
Представьте, опять же. Вы сотрудник иностранной спецслужбы. Вы зовете, допустим, меня в гости, говорите, Андрей, давайте на нас работать. Я говорю: я не знаю госсекретов. Говорите: не надо госсекретов, вы будете заниматься абсолютно легальной деятельностью. Пишите свои статьи, пишите, собирайте какую-то открытую информацию, мы просто будем это читать. И даже все это можно публиковать. Мы не куда-то там кладем под ковер, пожалуйста, это все на любом сайте публикуйте, мы будем просто вам давать за это деньги. По сути, это агентурная работа. В этом, по факту, состава преступления нет, понимаете? Люди типа Шрайбмана таким образом и работали. Потому что они тоже соображают, что, наверное, если полезть под этот каток, то от вас останутся рожки да ножки. А так вот стоять сбоку и изображать из себя такого осведомленного человека. И даже не только осведомленного, но человека, который понимает ситуацию. Конечно, если ему в чате напишут, что будет через неделю, он может это красиво обыграть, что он сидел, додумывался и предсказал какие-то действия оппозиции. Но реально это сливы, контролируемые утечки тех же спецслужб. Ни у кого здесь нет иллюзии, что эти люди что-то знают, что-то понимают. Без этой военной организации они ничто.

Психолог про интервью с Романом Протасевичем: «Нейтральность Марата Маркова помогает герою расслабиться и раскрыться»

«Какая информация самая важная из того, что Протасевич наболтал, если брать международную обстановку?»

Григорий Азаренок:
Мы понимаем, что это очень чувствительный, мощный удар по центрам оппозиции. Понятно, что они будут отнекиваться, говорить про пытки, еще про что-то. У них там, я считаю, в денежном плену родители. Но что они будут делать дальше, какие будут предпринимать шаги?

Андрей Лазуткин:
Как вы думаете, какая информация самая важная из того, что Протасевич наболтал, если брать международную обстановку? Это кусочек про заговор, участие Протасевича в этой комбинации, которая велась с учетом действий еще и наших спецслужб.

Григорий Азаренок:
Кстати, Щегельский, в отличие от Вячорки и прочих, назвал Протасевича предателем, врагом. Они там с ним ругались, и, значит, он слабак, сломался.

Андрей Лазуткин:
Вы же помните, наш Президент приехал к Владимиру Путину с чемоданчиком. Что там может быть, в этом чемоданчике? Явно это факты, которые указывают на американское вмешательство. И эти факты можно будет положить на стол во время встречи с Байденом. Нам будут рассказывать, что в Беларуси самоорганизованные граждане надели белые майки и вышли протестовать против ОМОНа. А по факту это подрывная работа, причем уже дошло до убийства Президента, и там был этот, этот, этот. Все, что Протасевич дал, я думаю, все покажут американским нашим товарищам. Фрагменты этого заговора продолжают появляться. Они говорят о том, что мы хотели предоставить заговорщикам сначала 7 миллионов долларов на то, чтобы они свои семьи вывезли и получили некое вознаграждение за свои действия. Переговоры эти шли, шли, шли, договорились до 200 тысяч долларов. Вот реально, что они могут дать даже тем, кто сегодня предает родину. Якобы готов перейти на их сторону и влиться в этот дружный коллектив. Реально они не имеют сейчас ресурсов для такой деятельности. Но об этом нельзя говорить, это секрет Полишинеля. Поэтому Франак тоже надувает щеки, говорит, что у нас все под контролем. План Z, план Y, что-то еще. По факту им надо всем продлить свое это спящее состояние хотя бы на год, на два, на три, чтобы им продолжали выделять деньги под некую повестку.

Loading...


Современная политика в Украине, Евросоюз и белорусские выборы. Что ещё обсудили с лидером Компартии Украины?



Новости Беларуси. Время авторской журналистики. В гостях у Григория Азаренка лидер Коммунистической партии Украины Петр Николаевич Симоненко.  

Рубрика «Тайные пружины политики 2.0» в эфире программы Новости «24 часа» на СТВ.  

Григорий Азаренок, СТВ:  
У нас сегодня уникальный гость – Петр Николаевич Симоненко, лидер Коммунистической партии Украины. На днях в Минске проходил Исполком СНГ. И, к сожалению, для каждого из нас больно, что не присутствует один флаг – флаг Украины.  

«Украина должна быть могильщиком Советского Союза, Украина должна быть плацдармом борьбы против России»

Петр Симоненко, лидер КП Украины:  
Это прежде всего потеря для украинского народа и для будущего Украины. И то, что заняла такую позицию Украина в части СНГ. То есть после подписания этого Беловежского соглашения они же там все вопили, говорили о том, что они новое формирование создадут, чтобы сохранить все то, что было ценное и наработанное. Связь с советским народом. И я хотел бы, чтобы было понимание в этой части, что за эти все годы, как и в начале так называемого строительства независимого государства Украины, выполнялись директива Бжезинского и директива, которая в 1995 году была принята Конгрессом Соединенных Штатов Америки, № 120. Директива Бжезинского сводилась к тому, что было четко сказано, что Украина должна быть могильщиком Советского Союза, Украина должна быть плацдармом борьбы против России, Украина должна быть плацдармом борьбы против России за американские интересы.  

Григорий Азаренок:  
Нам больно, на самом деле, смотреть, как страдает сейчас украинский народ. Вынужден вот это все терпеть.  

О Евросоюзе: «Не будут они ни черта решать, им наплевать на судьбу Украины»

Петр Симоненко:  
Я разделяю вашу позицию, что приходится только с состраданием говорить об этом. Но я еще раз хочу подчеркнуть, это ведь закономерный результат всех реформ. Политическая реформа, построение постсоветского пространства в Украине и независимого государства Украины на русофобской проблематике и антироссийской. Неслучайно уже формулы коммунистов, которые мы 10-15 лет назад говорили, нас тогда не хотели слушать. Какая политика построения независимого государства Украины? В политическом плане, естественно, полная зависимость через формирование олигархата компрадорского характера. Через разрушение рынка нашего общего и переключение на мнимые фантомы, касающиеся того, что якобы Европейский союз, какие-то проблемы – не будут они ни черта решать, им наплевать на судьбу Украины. Точно так же, как они взялись за вас, за белорусов. Я не скрываю своей позиции, я предостерегал и говорил: не допустите, чтобы вы повторили наши ошибки. Сельхозмашиностроение уничтожили, судостроение уничтожили, авиастроение уничтожили. Радиоэлектронную промышленность уничтожили. Уникальная… Ракетостроение… Тяжелое машиностроение. Я могу очень много говорить.  

Григорий Азаренок:  
Была научная школа огромная, да.  

Петр Симоненко:  
Крупнейший потенциал был и причем вы обратите внимание, у нас же все время был научно-производственный потенциал. Как соединение науки и производства. Так, как и у вас здесь. Посохраняли, и правильно делаете. Родные сябры, поймите, 40 % бюджета этого года мы отдаем МВФ только за кредиты.  

«Это петля уже, не только кабала. Это петля на шее»

Григорий Азаренок:  
Так кабала, просто кабала.  

Петр Симоненко:  
Это петля уже, не только кабала. Это петля на шее.  

Григорий Азаренок:  
Самый знаменитый символ Майдана, наверное, это вот эта девочка, которая стоит с плакатом, что она хочет кружевные трусики и в ЕС, а в ТС ей не хочется. Это вот такая евромечта. К чему она привела сейчас? Уже семь лет, уже давно можно подводить итоги.  

Петр Симоненко:  
Это такая иллюзия, касающаяся…  

Григорий Азаренок:  
Кто-то ждет нас, славян, там?  

«А чего же мы тогда победили, если там все было хорошо?»

Петр Симоненко:  
Нет. Я еще раз хочу подчеркнуть, что с самого начала политика по формированию общественного мнения, то есть влияние на сознание человека, основано было на политике «меншовартості». Украинский перевод – это «второсортности». То есть, оказывается, наша история была плохая. Наши деды и прадеды не туда вели нас и не то строили. Не того мы побеждали. А в Европе все хорошее. Эта политика привела к тому, что, во-первых, забыли, что такое Родина. Это начиная с села, где ты родился. С могил, на которые ты приходишь и, как говорится, исповедуешься перед памятью своих дедов и прадедов. И все это, оказывается, только там хорошо. А чего же мы тогда победили, если там все было хорошо, а мы их победили? Потому что мы победили как раз тем, что было в сознании вот того поколения, кто прошел все тяжелейшие испытания вот этой тяжелой жизни.

Григорий Азаренок:  
Сия чаша нас миновала. Вот вы как относитесь к нашему Президенту, к тем событиям, которые у нас были?  

«Я все время информировал товарищей о том, какой может быть технология во время выборов и после выборов»

Петр Симоненко:  
Первое. Я хочу сразу сказать, что я с большой тревогой готовился в своем понимании к тому, как у вас пройдут выборы. В наших личных контактах с Компартией Беларуси я все время информировал товарищей о том, какой может быть технология во время выборов и после выборов.  

Григорий Азаренок:  
Вы уже видели эту подготовку?  

Петр Симоненко:  
Мы понимали, к чему это идет. Потому что главное, что было перед выборной кампанией, направлено против Александра Григорьевича не с точки зрения анализа его практической стороны политики, какие она дала результаты, что она сохранила, что она приумножила для страны. Это традиционное «геть» формировало из человека не того, кто думает хорошо, одного «геть», а кто потом вместо него? Конечно, нам надо сделать выводы в плане того, а какая гуманитарная политика проводится, потому что, к сожалению, эти события показали: да, им удается оторвать молодежь от пуповины своего народа.  

Григорий Азаренок:  
У нас сейчас идет огромная работа по фондам, НКО и так далее.  

«Это, по сути, технология подготовки «пятой колонны»

Петр Симоненко:  
Это очень правильно, надо разобраться. Я еще 15 лет назад в парламенте Украины при Кучме пустил это. По инициативе Компартии была создана специальная комиссия по изучению этих негосударственных структур. 1 500 только в Украине было. Подписали, что их действительно надо ликвидировать. Только зачитали этот доклад – и под сукно Кучма положил, потому что американцы не дали. Еще раз говорю. Это, по сути, технология подготовки «пятой колонны». Они как готовят? Да, под общими предлогами вы в Европу, там должны быть. Это понятно было. Я хотел бы, чтобы рабочий человек подумал: в каком государстве он хочет жить? В государстве, в котором он не найдет защиты по главному, в Конституции записано, что каждый человек имеет право на работу.  

Григорий Азаренок:  
Кандидат-банкир откровенно говорил: я приду и все закрою.  

Приватизация – это безработица, низкий уровень заработной платы, высокие цены

Петр Симоненко:  
Да, про приватизацию. Вон, посмотрите, чем в Украине закончилось. Уже скоро ни одного завода не останется. Последнее – Одесский припортовый завод, известный наш химический комбинат по производству и минеральных удобрений, и даже он был по транзиту из России аммиака. Советский Союз давал 30 % мирового производства аммиака. 18 % – Россия, 12 % – Украина. Все это уничтожается. Когда начинают говорить о том, что приватизация – это добро, забудьте об этом. Приватизация – это прежде всего интересы крупного капитала. И это ужесточение эксплуатации, безработица, низкий уровень заработной платы, высокие цены. Обязательно весь этот букет икебаной вам представят. В данном случае я еще раз хочу подчеркнуть, коль мы говорим об Александре Григорьевиче. Ситуация следующая. Я, может, даже утрированно скажу. Ведь каждого, кто идет кандидатом на выборы, мы должны через собственный рентген пропускать. Какой у него жизненный опыт? Где он что делал? Как он делал? В состоянии ли он как организатор обеспечить это? Есть у него клепка в голове, которая дает возможность в этих сложнейших международных перипетиях, колоссальных проблемах нового политического передела карты мира понимать, как он защитит национальные интересы? У нас так получается: рот открыл или закрыл, матчасть убрана, ни за что не отвечает. Поляпали, поляпали языком...  

Григорий Азаренок:  
Такая и шла: я не буду ни за что отвечать.  

Петр Симоненко:  
Я почему и говорю, что сейчас каждый из нас должен трезво смотреть на происходящие события. Профессионализм высокий, опыт колоссальный, ответственность высокая. Никто же его не обвиняет сегодня, что он в офшоры попрятал.  

Григорий Азаренок:  
Буш ищет с 2005 года.  

«Через процесс декоммунизации к чему привели? К фашизации»

Петр Симоненко:  
У нас прошло немного времени, а уже в офшорах миллионы долларов. Откуда? А потом что христопродавцы продавали изначально. Александр Григорьевич же не дал возможности, чтобы так распоясались. У нас же все через отрицание, отвергая историю советского периода. И через процесс декоммунизации к чему привели? К фашизации. И путь декоммунизации, я и сегодня утверждаю, – это путь к фашизму, потому что именно коммунисты всегда были на передовой и, прежде чем возникла проблема холокоста, первыми убивали коммунистов. И еще один вопрос. Сейчас, обратите внимание, совершенно другая ситуация. У нас, и я это четко обозначил, реализуется политика гуманитарного расизма. «Шпрехенфюреров» понасоздавали. У нас же офицеры деньги получают за то, что он ходит по магазинам и контролирует, на каком языке отвечает кассир человеку, который оплачивает покупку. До такого маразма… Вы понимаете, до чего доходим?  

Григорий Азаренок:  
Но есть определенная константа. Белорусский и украинский народы – это братские народы, были и будут всегда и вместе с россиянами, русским народом. Это константа, и я думаю, что отношение и к Александру Григорьевичу, и к белорусам в Украине… есть опросы, где 40, 50, 60 %. Я думаю, что 99,9 %.  

Петр Симоненко:  
Я просто эту фразу исключил из своего выступления на вашем Всебелорусском собрании. Я ведь хотел, обратившись к тем, кто высказывал разные суждения, те, кто бизнесом занимается, ассоциации, что у Александра Григорьевича еще тогда реакцию вызвало. А я хотел сказать: дорогие, если вы так критически пытаетесь поставить, я бы выполнил волю украинского народа. Когда задавали вопрос при опросе, первым же стоит Александр Григорьевич, кто хотел бы видеть его президентом Украины. Вот же взгляд со стороны. Потому что наши уже оценивают, исходя из того, в какой ситуации оказались.  

Григорий Азаренок:  
Потому что уже хлебнули.  

«Когда я еду от вас, обязательно для малышей ваши конфеты куплю, потому что понимаю, что там чистый шоколад»

Петр Симоненко:  
И то, что здесь. Я приезжаю и с гордостью сейчас говорю (я практически в каждой столице Европы был). Нет таких столиц в Европе, как ваш Минск. А до чего обнаглели наши олигархи? Они же ставят эти магазинчики, лавочки, как мы их в Украине называем «генделыками». То есть все, чтобы быстрее урвать и ничего не построить. Пишут: белорусские продукты. А что идет украинец туда получать? Потому что там в колбасе мясо есть, масло сливочное без пальмового, сахар натуральный. И все остальное. Идет, покупает. Я, кстати, не стесняюсь этого. Когда я еду от вас, обязательно для малышей ваши конфеты куплю, потому что понимаю, что там чистый шоколад, нормальные конфеты, и мои дети не будут поставлены под какие-то угрозы. Колбасу тоже. Я в качестве сувенира беру своим товарищам, привожу даже иногда пляшку водки. Говорю, вот, сравните, посмотрите, какая разница в том, что мы видим. А хлеб ваш серый? Он же неделю не цветет. А это основа, технологии, ГОСТовские стандарты, труд людей.

Я бы очень хотел обратиться к нашим читателям – никого не слушайте, судите всегда по тому, с чем вы сталкиваетесь. Я был в Гомеле, прививку у вас делал и зашел в городскую больницу. Я, во-первых, Екатерине Владимировне признателен за то, что она мне как главврач актуально и обстоятельно рассказала. Я один факт приведу. Завели в палату после прививки – мы должны полчаса понаблюдать за вами. Сидим, обмениваемся мнениями. И вдруг я узнаю информацию, думаю: а как это они сделали? Говорит: у нас сейчас дневной стационар, люди приходят, но не со своими лекарствами, мы в дневном стационаре даем лекарства за счет государства. Я говорю: так это хоть какую-то копейку сэкономит человек. Да, сэкономит. А тарифная ваша политика. Мы с вами начинали с этих 170 долларов за 1 000 кубических метров. А сейчас что в Украине? Загибают такие цены, что скоро вообще нечем будет… Правильно говорят, что на кизяки перейдем топить, посадки порежем, как в 1990 году, когда лесополосы на полях повырезали. Дорогие белорусы, поверьте, что большинство украинского народа с глубочайшими уважением и любовью относится к вам, завидуют многие в хорошем понимании тому, что вы уберегли Беларусь. Сохраните свою гордость, сохраните все то, чем вы можете гордиться, оставив наследство детям. Это сегодня действительно наша святая миссия, чтобы мы это сделали. Удачи вам, дорогие.