Андрей Лазуткин: «Уже звучат голоса, что мигрантов на самом деле направляет Путин, а Лукашенко – это только прикрытие»

18.10.2021 - 18:53

Новости Беларуси. Миграционный кризис на границе с Польшей приобретает все более жесткие формы. На днях официальный представитель польских спецслужб сделал заявление, согласно которому – цитата – «Польша сделает так, что Беларусь сама захлебнется от мигрантов», сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.  

Кто на самом деле организует каналы миграции через территорию Польши? Чем занималась польская частная военная компания в Афганистане? И как будет работать польско-белорусский коридор с наступлением холодов? Расскажет Андрей Лазуткин.  

Андрей Лазуткин, политолог:
Как кризис пытается представить польская сторона? Есть глупые мигранты, которые не понимают, что такое граница, и просто идут пешком в сторону Польши. Что происходит дальше, вам расскажет самый честный в Европе замминистра иностранных дел.  

Марцин Пшидач, заместитель министра иностранных дел Польши:
В тексте Женевской конвенции говорится о том, что нельзя отправлять людей обратно в страну, откуда они приехали, где им грозит опасность. Так что мы не вытесняем этих людей обратно в Сирию или, я не знаю, в Афганистан. Они приехали в Беларусь легально, большинство из них хотят добраться до Германии, чтобы получить там убежище. Как только им сообщают, что это не Германия, иногда они сами решают вернуться в Беларусь, чтобы попробовать другой путь, или же их просто не пропускают польские пограничники. Мол, не заходите на польскую территорию – это незаконно.  

Андрей Лазуткин:
Мигрантам вежливо объясняют, что это не Германия, и они сами разворачиваются и идут обратно. А то, что поляки бьют их палками и подкидывают нам трупы, – ничего подобного. Поляки утверждают, что это белорусы их убили. Наверное, потому что просились обратно в Афганистан. А теперь немного о причинах миграции, как их понимает Министерство иностранных дел Польши.  

Марцин Пшидач:
Речь идет об организованной гибридной атаке белорусского режима. То, что Минск пригласил этих мигрантов, чтобы дестабилизировать нас в качестве мести за нашу политику, я имею в виду за нашу общую европейскую политику в отношении Беларуси.  

Андрей Лазуткин:
Обратите внимание, как он подчеркивает – наша общая политика в отношении Беларуси. То есть беспорядки координировали с территории Польши, финансирование СМИ шло через польские фонды, в Беларуси работал польский [ресурс, признанный экстремистским – прим. ред.], а «кризис у нас теперь общеевропейский, помогайте нам». Кстати, это интервью не для нас, а для Deutsche Welle – чтобы напомнить немцам, как полякам плохо.  

Андрей Лазуткин:
Между тем старые каналы миграции по Средиземному морю действуют уже почти 10 лет без всякой Беларуси. Но теперь к ним можно добавить сезонный коридор через Польскую Республику – на многие годы вперед. Зимой границу переходить неудобно, а вот начиная с весны этот коридор снова заработает в полную силу.  

Поляки пытаются обыграть это так, что Беларусь самолетами завозит, допустим, иракцев. Однако напомню, что у нас Союзное государство с Россией. Поэтому мигранты смогут прибывать в Польшу и с территории России, когда граница откроется, то есть без всяких белорусских самолетов. Кстати, уже звучат голоса, что мигрантов на самом деле направляет Путин, а Лукашенко – это только прикрытие.  

Но давайте посмотрим не СТВ, а самый честный «Голос Америки». Вот что о действиях Польши говорят сотрудники Amnesty International.  

Ив Гедди, сотрудник Amnesty International:
Мы увидели ужасающую, ухудшающуюся гуманитарную катастрофу, когда у группы беженцев нет доступа к еде, питьевой воде, убежищу и медикаментам. Мы также обнаружили нелегальные действия со стороны польских пограничников. Мы увидели, что за одну ночь группа переместилась с территории Польши обратно в Беларусь, что является их незаконным выдворением польскими пограничниками.  

Андрей Лазуткин:
Почему они не оправдывают своих польских друзей? А для того американцы и выводили войска из Афганистана, чтобы поток беженцев пошел оттуда в Европу. И задерживать, с точки зрения американцев, никого не нужно. Их надо принимать и передавать дальше, создавая проблемы Западной Европе.  

И, кстати, пока к нам едет средний класс. Это богатые люди, которые имеют деньги на авиабилет для всей семьи, на проживание в Беларуси, имеют документы, приезжают с детьми. А кто знает, вдруг завтра это будут бывшие бойцы вооруженных формирований, которые не просто ненавидят американцев и их союзников (их и так все ненавидят), а имеют опыт участия в боевых действиях. Поэтому польский парламент на днях одобрил строительство забора на белорусской границе за полмиллиарда долларов. И это цена, которую Польша заплатит за свою политику. Не только в отношении Беларуси, но и, например, за свою военную миссию в Афганистане.  

Андрей Лазуткин: 
Давайте посмотрим замечательные кадры польского телевидения (подробнее в видеоматериале).  

Посмотрите, как польский солдат обнимается с афганцем, только что конфету не подарил. А афганец отвечает ему по-польски, что он живет в Кабуле и помогает патрульным. Так это же недавно были ваши лучшие друзья, а теперь вы их бьете палками и спускаете собак. Вообще, была снята целая серия передач, которая в выгодном свете показывает пребывание польских военных в Афганистане.  

Андрей Лазуткин:
Но если вы думаете, что они принимали участие в боевых действиях – это не совсем так. Во-первых, это солдаты частной военной компании. Ее формируют из контрактников, и они за деньги едут в Афганистан. Здесь важно не перепутать. Бойцы «группы Вагнера», которые, например, воевали в Сирии – это ужасные российские наемники, которые воюют ради наживы. А вот это патриоты своей страны, герои в рядах НАТО.  

Во-вторых, эти патриоты не воевали, а выполняли полицейские задачи. Проводили обыски, облавы, охрану объектов, сопровождали афганские патрули. Пока американские хозяева сидели в гарнизонах. Для грязной работы американцы специально набирают граждан Восточной Европы, типа поляков. Их не жалко, а армия у Польши организована по стандартам НАТО, ими удобно командовать.  

Андрей Лазуткин:
И вот свободный Афганистан, который поляки вместе с американцами строили-строили, развалился за месяц. Кто в этом виноват? Конечно, мистер Лукашенко. Вот что говорит бывший американский посол в Беларуси.  

Кеннет Яловиц, бывший посол США в Беларуси:
Господин Лукашенко в рамках ужасающей политики, которую он сегодня проводит, решил использовать этих несчастных людей, которым пришлось покинуть Афганистан. Он принял некоторых из них в Беларуси, а затем привез к пограничной территории, вынуждая их пересекать границы соседних стран. И причина, по которой он это делает, – наказать Польшу и балтийские страны за поддержку санкций в отношении Беларуси, за критику политики Лукашенко.  

Андрей Лазуткин:
Специально для бывшего посла мы сообщаем, что каналы миграции из разрушенных вами стран организует не мистер Лукашенко, а лица тех же национальностей – афганцы, иракцы, сирийцы, но уже получившие убежище в Европе. Они помогают своим землякам в трудном деле пересечения границы.  

И это нам кажется, что все мигранты одинаковые. На самом деле в их среде есть иерархия. К высшей касте относятся арабы из Сирии и Ирака, а к низшей – жители Африки и Афганистана. И, например, умные литовцы не придумали ничего лучше, как с наступлением зимы поместить эти разные национальности вместе в литовских тюрьмах. Там начнется такой ад, по сравнению с которым польские автоматчики покажутся детской сказкой.  

Андрей Лазуткин:
Ведь почему основной поток сегодня идет на Польшу? Потому что поляки не формируют лагеря, а работают на вытеснение. Да, можно получить по голове, может, вас даже убьют. Но зато при успешном пересечении границы больше шансов выехать в Германию, а не сидеть в литовской тюрьме. Так что выбор здесь очевиден.  

С вами был Андрей Лазуткин и выпуск «Занимательной политологии».  

Loading...


Алёна Родовская: беглую оппозицию не волнуют трупы на литовской границе, их страшно заботит референдум



Новости Беларуси. Время авторской журналистики. Алена Родовская, ведущая общественно-политического ток-шоу «Будни» на «Альфа Радио», рассуждает о наболевшем. Рубрика «ЗаДело» в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Алена Родовская:
Вот уже полтора года беглая оппозиция пытается влиять на нашу информационную повестку из-за границы. Но их совершенно не волнуют трупы на литовской границе, их не волнует помощь, которую мы оказываем беженцам. Их страшно заботит другое событие, которое совсем скоро состоится в нашей стране, – референдум. И от этой мысли их и их кураторов просто бросает в дикую ярость.  

Вот мне часто говорят, что я объясняю очень доступно и понятно. Потому что я такой же человек, как и вы. Дорогие мои белорусы, важность и степень уникального события, как референдум, очевидна. Мы снова с вами будем писать историю, в которой будут звучать наши голоса, и именно мы с вами позаботимся о том, в какой стране будут жить наши дети.  

На следующей неделе представят на общественное обсуждение проект обновленной Конституции, и я не раз буду возвращаться к этой теме. Но там есть пункты, которые меня очень сильно меня интересуют. Но сегодня я хочу поговорить о том, почему этого события так боятся беглые и вновь начинают раскачивать общество. Получается, что они требовали перемен, но сама ситуация сложилась для них в корне неправильная. Все изменения предложил только один человек – столь ненавистный им Президент.  

Алена Родовская:
За полтора года вся эта беглая тусовка не смогла вписаться в те политические изменения, которые происходят в Беларуси. Полтора года назад эти люди сбежали из страны, полтора года эти люди сидят на шее своих кураторов, и все их телодвижения никакой пользы ни для Америки и Евросоюза, ни вреда для нашей страны не приносят. При этом внутри себя они не могут договориться, постоянно какие-то грязные склоки и взаимные обвинения. И после этого они думают, что что-то могут предложить людям? Один развалил театр, который до сих пор собирает себя по крупицам, а вторая с одного содержания нашла новое и наслаждается женским счастьем, но никак ростом в политическом развитии и весе.  

Они предали и отказались от своей родины. И, как показывает время, все абсолютно зря. Разрушенные семьи, алкоголизм, лишние седые волосы и антидепрессанты. Им обещали, что настоящая победа именно такая. А это обман. И никто никогда ничего утраченного не возместит. Они сделали ставку и проиграли. Пока не проиграют вообще все, включая свою жизнь. Интересное с психиатрической точки зрения время. Не так ли?  

Алена Родовская:
Ну а те, кого выводили на улицу? Я посмотрела специально кадры с летних митингов. У меня один вопрос. Ну хорошо, вы за перемены, вы хотите гражданской войны. А вы хотите, чтобы на войне, которая всегда случается за революцией, погиб, например, ваш муж или сын? Уверена, что многие ответят отрицательно. Но ни на секунду не задумались, что организаторы протестов считают: гибнуть вместо них должны другие, те, кто на митинги выходят. Опасно выходить с теми, кто не ценит жизнь – чужую. А ценит власть – свою. Помните об этом.  

При этом посади любого перед собой, погладь по голове и спроси о том, как страна живет, он, кроме лозунгов, ничего из себя сказать не сможет. «Мы против того, мы против сего, мы против этого». Потому что мало знать, как не надо, хорошо бы еще понять, как все же надо. Я вышла один раз на митинг с людьми, у которых не светлые лица, у которых мозолистые руки, которые тем летом приехали с разных уголков страны и сказали Президенту: «Мы с вами». Вышли не за власть для себя, а за возможность жить.  

Мы будем голосовать за обновленную Конституцию, потому что это наш ответ на вторжение в личную жизнь и ваши угрозы, это настроение общества и его ожидания. Дорогая оппозиция, если бы вы остались в Беларуси, мы бы, наверное, поговорили. Около 20 тысяч белорусских оппозиционеров, оказывается, прибыли в Польшу с лета 2020 года, сообщила вчера польская погранстража. Ну и бог с вами.  

Алена Родовская:
Те, кто остались, знают: чтобы в Беларуси жизнь стала лучше, надо больше участвовать в судьбе страны, ощущать себя гражданами, а не бежать в более удобные страны, где другие люди до тебя уже все сделали. В данном случае как у Высоцкого: «В моей стране много проблем, но обсуждать я их буду не с вами».