Десятки ролей, множество характеров и типажей: актёры театра – о своей профессии

07.10.2016 - 12:20

Десятки ролей в театре и кино, множество характеров и типажей – творческая жизнь народной артистки Беларуси, лауреата Государственной премии БССР, обладательницы «Хрустальной Павлинки» Ольги Михайловны Клебанович поражает.

В раннем детстве она ужасно хотела стать врачом. Но кардинально в один момент, поменяв решение, уже почти 50 лет выходит на сцену. И с тех пор уже в роли артистки «врачует» человеческие души.

А уже в 1967 году Ольгу Михайловну пригласили в Национальный академический драматический театр имени М. Горького. Сама актриса то время в жизни любимого театра называет «Эпохой Возрождения». Ведь уже тогда здесь служили аксакалы театральной сцены: Александра Климова, Ростислав Янковский, Дмитрий Орлов.

Ольга Михайловна всегда блистательно справлялась со всеми постановками и ролями. Её талантом восхищались многие режиссёры. И все предложения оставить любимый театр, актриса однозначно отвергала. Ведь здесь, в русском, есть самое любимое: роли, партнёры и зрители.

Ещё одна Народная артистка Беларуси, которая вот уже 55 лет служит в Национальном академическом драматическом театре имени М. Горького – Белла Амовна Масумян.  Как признаётся актриса, профессия сама выбрала её. Ведь тогда, в 17 лет, она даже не представляла, как сложится её жизнь.

Мэтр сцены Дмитрий Орлов заметил студентку театрального Беллу Масумян сразу. Он первым увидел её талант, усердие и огромное желание много работать.

И вера помогла ей оказаться на сцене Русского театра, где она блистает до сих пор. Все блестяще сыгранные роли – заслуга невероятного трудолюбия. 

Богатым творческим наследием может похвастаться и Народный артист Беларуси, Лауреат Государственной премии Беларуси Геннадий Михайлович Гарбук. Сыгранные им персонажи дороги нескольким поколениям театралов и кинозрителей. А вот его актёрский талант и харизму заметил не педагог театрального, и не артист, а первая школьная учительница – Лидия Александровна.

С тех пор он уже сам начал ставить пьесы и даже гастролировал с ними по разным уголкам Беларуси. Но даже такие способности не сразу помогли юноше определиться с выбором будущей професией.

С самого начала Геннадий Михайлович с усердием взялся за учебу, и первую сессию сдал на одни пятерки. Ему даже дали сталинскую стипендию и выбрали председателем профкома. К общественной работе студент Геннадий Гарбук подошёл с такой отвественностью, что в какой-то момент учёба для него отошла на второй план.

С той поры самым главным в его жизни стало именно постижение тайн актёрского мастерства. После окончания института Геннадий Михайлович был принят в труппу Витебского театра имени Якуба Колоса. И здесь он сыграл одну из своих самых главных ролей – Василя Дятлика в спектале «Люди на балоте». Именно эта постановка позже была экранизирована и имела огромный успех у зрителей. А после были гастроли в Минске, где талантливого актёра заметили и пригласили в Национальный академический театр имени Янки Купалы.

И он не просто выдержал огромную конкуреницию, но и своим талантом и трудом вышел в ряд ведущих актеров труппы. Уже сегодня за плечами Геннадия Гарбука множество ролей, десятки наград и званий. К сожалению, сейчас проблемы со здоровьем отвлекли мастера от работы. Но всё же сдаваться он не собирается и уже в скором времени планирует вновь выйти на любимую сцену.

Каждый из наших героев посвятил практически всю свою жизнь театральной сцене. Они срывали апплодисменты и радовали зрителей своей игрой и невероятным талантом. Так путь же это замечательное мгновение успеха продлится у них как можно дольше.

Loading...


«В жизни я очень скромный человек». Интервью с актрисой и телеведущей Ольгой Бурлаковой



Новости Беларуси. Гостья программы «В людях» Ольга Бурлакова, актриса, телеведущая рассказала о работе на телевидении и в театре.

Ольга Бурлакова, актриса, телеведущая:
Я в жизни очень скромный и стеснительный человек.

Ольга Коршун, ведущая:
Зато на экране у тебя очень разные роли. Я бы сказала, такие темпераментные есть. Ты много снимаешься и играешь в мелодрамах. Тебе не кажется, что немного засиделась в какой-то одной ипостаси? Может, хочется сыграть кардинально другую роль, попробовать себя в триллере или в комедии?

Ольга Бурлакова:
Конечно, хочется. Если бы я могла сама для себя выбирать роли, проекты, программы, я бы, может, что-то другое для себя присмотрела. Как минимум, отошла бы от амплуа роковой красотки. Хотя надо сказать, что все-таки в моей творческой биографии не совсем однобокие такие образы и характеры. Я все-таки универсальный солдат, универсальный артист.

Ольга Коршун:
Хорошо, предположим, тебе предложили сыграть какую-то большую роль в большом кино. На что согласна пойти ради нее?

Ольга Бурлакова:
Если это действительно серьезный проект, серьезный режиссер, настоящая, интересная, правдивая, продуманная история, не ради хайпа (сейчас модно снимать какие-то кинопроекты, где даже какие-то откровенные сцены не совсем оправданы с точки зрения искусства). Я бы даже сказала, что если что-то большое, великое, то, наверное, я на все была бы готова.

Ольга Коршун:
Кстати, о сцене. Ты же играла в театре. Что не сложилось? Почему ты решила оставить театральные подмостки и полностью погрузиться в кино?

Ольга Бурлакова:
Ни для кого не секрет, что в любой структуре процветает так называемое кумовье. Кто-то своих близких людей продвигает больше, чем остальных. Конечно, в этом плане тяжело в театре. Когда я не увидела перспектив для себя, для дальнейшего развития, потому что когда уходят твои партнеры, уходят с ними спектакли, то оставаться, продолжать, просто там находиться я не видела смысла. Или делать что-то, прямо работать, творить, выкладываться, или лучше не делать ничего. Плюс, у меня еще был тяжелый, напряженный график, я четыре года не была в отпуске, у меня практически не было выходных, потому что я в двух театрах играла много ролей, с утра на телевидении, снималась в кино. Это какой-то нон-стоп. Я уже не соображала, где я, что я, как меня зовут. Мне выходить, а я спрашиваю партнера, что я говорю, какие первые слова, у меня просто белый лист начинался, в голове все смешивалось. Это очень тяжело. Меня даже скорая забирала, потому что нервная система уже не выдерживала.

Ольга Коршун:
Вопрос денег здесь не стоял? Не секрет, что в театре много не заработаешь, кино все-таки более прибыльное дело.

Ольга Бурлакова:
Никто в театре ради денег не работает. Никто. Я уверена в этом. Не ради этого люди идут туда, идут на многие жертвы и на многие лишения, много терпят, много надеются, верят. Ни о какой зарплате, поверьте, никто не думает в театре. Это что-то другое, это какая-то своеобразная болезнь. Любовь, тяга, когда кажется, что без этого ты не можешь жить, этого очень хочется. В кино, кстати, тоже очень тяжело расставаться после съемок, особенно каких-то длительных. Я всегда сравниваю это с пионерским лагерем, когда ты 20-30 дней живешь бок о бок, все делаешь вместе, а потом надо разъезжаться по разным городам, по разным странам.

Ольга Коршун:
Телевидение – это твой второй дом. Или первый дом, а кино – второй дом, не знаю. Но ты уже 15 лет работаешь на телеканале СТВ, поднимаешь утром белорусам настроение. А как сама поддерживаешь боевой дух? Ты нам уже признавалась, что зачастую это непросто. Что тебе стоит встречать каждое утро бодро, с улыбкой, заряжать всех позитивом?

Ольга Бурлакова:
Может, я сейчас кого-то удивлю, но когда я знаю, что мне ехать на съемки, у меня настроение поднимается. Так же, как и в театре считается, что сцена лечит. А я как профессиональная актриса, все-таки для меня и студия, какие-то другие подмостки – это сцена, которая меня лечит. Я все равно в какой-то степени пытаюсь реализовать себя как актриса. Мне по-настоящему очень нравится моя работа. Кстати, очень хороший термин ввел один психолог. Должна женщина работать или не должна женщина работать, как это выяснить? Нравится ей работа или не нравится? Надо просто спросить у женщины: «А работа ли бы ты на этой работе, если бы тебе не платили денег?» если женщина подумает и скажет: «Да, я, наверное, пошла бы на эту работу и без денег, занималась бы этим». То это классно. И на такой работе женщина может работать, это отдушина.

Ольга Коршун:
Я так понимаю, у тебя с телевидением все по любви.

Ольга Бурлакова:
Все по любви. У меня вообще в жизни все только по любви, по-другому не может быть. Если не по любви, я быстро с этим прощаюсь, расстаюсь. Я не «терпила».

Ольга Коршун:
В СМИ когда-нибудь сплетничали о тебе?

Ольга Бурлакова:
Конечно.

Ольга Коршун:
Твое самое большое разочарование?

Ольга Бурлакова:
В близком человеке.

Ольга Коршун:
Чего ты боишься?

Ольга Бурлакова:
Смерти, болезни близких людей.

Ольга Коршун:
Тебя легко довести до слез?

Ольга Бурлакова:
Нет.

Ольга Коршун:
Как ты относишься к критике?

Ольга Бурлакова:
Очень положительно, всегда адекватно воспринимаю.

Ольга Коршун:
Дом в горах или апартаменты в центре мегаполиса?

Ольга Бурлакова:
Дом у моря.

Ольга Коршун:
Рим или Париж?

Ольга Бурлакова:
Минск.

Ольга Коршун:
Вкусная еда или жесткая диета?

Ольга Бурлакова:
Очень вкусная еда.

Ольга Бурлакова: «Когда я потеряла ребенка, когда у меня был сложный развод, я думаю, никто не догадался. Я не имею права портить настроение другим» – подробнее здесь.