Для каждой пары голубков тут отдельная жилплощадь. Более 40 лет минчанин разводит голубей

06.06.2018 - 10:49

Он просыпается не с петухами! Вестниками нового дня для Виктора Шарыпенко вот уже более 40 лет служат голуби. Сколько себя помнит, всегда был окрылен и восхищен голубиной верностью. Его совсем не смущает, что такое хобби давно вышло из моды, расстраивает другое: на месте птичьих домиков сегодня все чаще взмывают ввысь небоскребы.   

Виктор Шарыпенко, заводчик голубей:
В классе третьем начал голубей держать. 

Минские березовые, курские и белые. Хотя настоящими королями голубиного мира считаются почтовые голуби: стоят как дорогая иномарка! Письма, конечно, они не разносят, а вот в соревнованиях участвуют, активно готовясь к дистанциям до 1200 км. Своих сизокрылых птах Виктор не дрессирует. 

Виктор Шарыпенко: 
Когда они сытые, так они занимаются своими делами: кто-то птенца кормит, кто-то гнездо строит, кто-то на яйцах сидит. Они по очереди сидят: голубь с голубкой. 

Как мы убедились, голубятня – настоящая коммунальная квартира. Для каждой «пары голубков» тут отдельная жилплощадь. Это обязательное условие содержания. 

Самка и самец по характеру отличаются? 

Виктор Шарыпенко: 
Самки, как и самцы, так же воркуют и могут дать отпор.  

Наблюдать за тем, как летают пернатые, дорогого стоит. Особенно, когда пилотируют редкие породы. Единственное препятствие на их пути – коршуны. Поэтому многие воркующие создания видят небо только через сетку своих вольеров. 

Виктор, а часто ли можно встретить городских вандалов возле вашей голубятни или это редкие случаи?

Виктор Шарыпенко: 
Нет, это редкий случай. Тут все доброжелательные люди в основном. Подходят посмотреть, птенцов чтобы я им показал, яички голубиные. Интересуются, фотографируются. 

У хорошего хозяина и птица в почете. Не раз подопечные Виктора становились призерами специализированных выставок. 

Виктор Шарыпенко: 
Садились в вольер голуби, потом ходили судьи и оценивали. Когда отлично, тогда за это дается кубок. 

Взяв под свое крыло трогательных голубей, Виктор нашел в них и свою отдушину. 

Loading...


«Они боятся спереди нападать на людей». Что делать, если вороны атакуют, и почему они это делают?



Руслан Шайкин, директор Центра экологического воспитания и развития:
Если здесь где-то в траве сидит поблизости птенец, она внимательно за нами наблюдает.

Середина мая-июня – время, когда вороны идут в атаку. В интернете гуляют ролики, как прохожие отбиваются от грозных каркуш. А на горячую линию приходят жалобы, что пернатые хулиганки «взяли в заложники» двор и детские площадки. Но просьба – понять и простить. Виной всему – обостренный материнский инстинкт. Просыпается он далеко не у всех.

Александр Винчевский, директор общественной организации «Ахова птушак Бацькаўшчыны»:
Вывод птенцов у ворон уже начался. Неделю назад я одного вороненка пытался спасти. Позвонили люди, что якобы он там замерзает и пропадает, но когда приехал его спасать, получил несколько раз по голове. Родители защищают своих детей, нежелательно спасать вообще никаких птенцов, если у них нет никаких ушибов, ничего не сломано, не разбито. Это то же самое, как вы увидели, что в песочнице ребенок гуляет, родителей нет, это не значит, что его можно взять и куда-то в интернат завезти.

Руслан Шайкин:
У серой вороны птенцы выпрыгивают из гнезда зачастую раньше того времени, когда умеют летать. По дорожкам бегают и в результате некоторые люди находят этих птенцов, пытаются их подобрать, отнести домой, выкормить, но подбирать птенцов серой вороны ни в коем случае не стоит. Она быстренько понимает, кто является ее прямым обидчиком, и впоследствии начинает защищать свое потомство.

Хулиганить во дворе пара ворон может от одного до двух недель. Пока малыши не станут на крыло и вся семья не перелетит на новое местечко. А вот по Минску «бои без правил» могут длиться около месяца, так как разные кладки. Но давать сдачу и разрушать гнезда под запретом. Врановые под крылом закона. Меж тем, совладать с агрессивными соседками несложно. Просто обойдите родителей стороной или повесьте объявление, что «здесь атакуют вороны».

Александр Винчевский:
Если птенец сидит возле дорожки, которую никак не обойдешь, можно этого птенца взять и куда-то занести, где он не будет мешать никаким прохожим.

Они боятся спереди нападать на людей, как правило, нападают сзади, все-таки человек большой. И, как правило, они выбирают или детей, людей поменьше, или женщин.

Руслан Шайкин:
Таких случаев, чтобы серая ворона напала и заклевала человека, я не могу припомнить. Это, возможно, наши людские страхи, ожидания.

Накаркали беду? Достаточно накинуть капюшон, отмахнуться зонтиком или прикрикнуть. Серьезных травм серые вороны причинить не могут. Ну а если мамочка в гневе спикировала на голову и поцарапала, спасет йод.

Объявлять войну хищникам, определенно, не стоит. Ведь чем больше ворон, тем меньше саранчи, медведки, крыс и прочих вредителей. И если выдалась свободная минутка, понаблюдайте, как эти умнейшие птицы размягчают в воде хлеб и бросают на дорогу орехи, чтобы водители облегчили задачу. Кстати, миграция чернокрылых в большие города вполне обоснована. Пострадали от этого только соколы на болоте, которые селятся в вороньих гнездах.

Руслан Шайкин:
В природных условиях серая ворона – это нежелательный вид, в охотничьих хозяйствах она отстреливается, а серая ворона быстро сообразила, где не стреляют, и начала массово переселяться в города.

Александр Винчевский:
40 лет назад в городах их не было. Они пришли сюда, потому что здесь корм есть и безопасность, меньше хищных птиц.

Дружите с братьями меньшими и берегите природу. Плюс в карму гарантирован.