Герои снова в строю. Какой ритуал ежегодно проводится в Брестской крепости в память о павших защитниках?

21.06.2020 - 22:54

Новости Беларуси. В Брестской крепости на рассвете будут вспоминать события самой короткой июньской ночи 1941-го, когда войска фашистской Германии без объявления войны напали на Советский Союз, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Первой на этом кровопролитном пути оказалась белорусская земля, которая буквально с первых минут стала ареной крупнейших военных операций. В памятных торжествах планируется участие Александра Лукашенко.

У стен легендарной цитадели работала наша съемочная группа. На прямую связь со студией вышла корреспондент Галина Буро.

Галина Буро, корреспондент:
Я уверена, что большинство белорусов хоть раз, но побывали в этом месте силы и мужества. Особенно многолюдно здесь в начале лета, в те дни, когда в 1941 году в Беларусь пришла Великая Отечественная война. Напомню, 22 июня в Брестской крепости находились около 9 тысяч человек, в том числе жены и дети военнослужащих.

В 4.15 гарнизон спал, когда немцы открыли по крепости артиллерийский огонь, через полчаса начался штурм. Гитлеровцы рассчитывали захватить цитадель до полудня, но защитники вели мощную оборону. Немцы заставили крепость замолчать лишь спустя несколько дней, и то не полностью.

Вспоминается та самая легендарная надпись: «Я умираю, но не сдаюсь, прощай Родина». Сегодня те герои вновь встали в строй на боевой расчет, который для большинства в тот вечер, накануне 22 июня, стал последним.

Курсанты Института пограничной службы выстроились в цитадели, держа в руках портреты 58 пограничников, которые первыми встретили войну в Брестской крепости. Их имена прозвучали во время переклички.

Ритуал называется «Боевой расчет». Именно после него в 1941 году пограничники Брестской крепости заступили на охрану государственной границы. И, кстати, до сих пор ритуал проводят ежедневно на всех белорусских заставах.

Михаил Оксенюк, начальник управления идеологической работы Государственного пограничного комитета Беларуси:
Это преемственность поколений. Мы много внимания уделяем воспитанию молодежи, особенно курсантов, будущих офицеров. Глубоко убежден, что пока такие мероприятия проводятся, утро 22 июня 1941 года никогда не наступит. 

В юбилейный год 75-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне в Брестской крепости открывается укрепление, которое раньше было недоступно для посетителей. Это легендарный Восточный форт, он дольше всех оказывал сопротивление немцам. Именно на него через семь дней сбросили двухтонную бомбу «Сатана», именно здесь майор Петр Гаврилов месяц с бойцами вел оборону, а в плен его смогли взять лишь на 32-й день. Форт отреставрировали за счет финансирования Союзного государства, в нем создан музей.

Лариса Бибик, заместитель директора мемориального комплекса «Брестская крепость-герой»:
Если говорить о классической какой-то форме экспозиции, она займет площадь почти 420 квадратных метров. Это внутренние казематы с одной и с другой стороны. В этой небольшой возвышенности служебные помещения, а сама так называемая возвышенность называется в фортификационном понимании аппарель. И вот слева и справа этой аппарели были казематы, в которых мы постарались создать экспозицию.

Пять залов представляют левую часть и два зала (один поменьше, другой побольше) завершают нашу экспозицию. Они называются «Последний защитник»  и «Солдаты войны и мира». То есть каждый зал несет в себе нагрузку и, наверное, расскажет основную идею.

Открытие Восточного форта пройдет 23 июня, а сегодня туристы, не только белорусские, но и зарубежные, приезжают в крепость.

Подробнее в видеоматериале.

Loading...


Эдуард Скурат: люди благодарят нас за то, что возбуждено и расследуется уголовное дело по факту геноцида населения Беларуси



Новости Беларуси. В программе «Постскриптум» на СТВ Эдуард Скурат, заместитель руководителя следственной группы Генеральной прокуратуры Беларуси по расследованию уголовного дела о геноциде, и Николай Щекин, кандидат философских наук, политолог.

Юлия Бешанова, СТВ:
Эдуард Михайлович, я так понимаю, что дело и для сотрудников прокуратуры непростое, потому что с таким масштабом, наверное, не сталкивались не только белорусы, но и специалисты. Генпрокуратура в апреле, по-моему, обратилась к белорусам с просьбой оказать содействие в расследовании этих эпизодов. Насколько активно идут к вам?

Люди благодарят нас за то, что возбуждено и расследуется уголовное дело по факту геноцида населения Беларуси

Эдуард Скурат, заместитель руководителя следственной группы Генеральной прокуратуры по расследованию уголовного дела о геноциде:
После того как в средствах массовой информации мы обратились к жителям Беларуси, гражданам Беларуси с просьбой сообщать о таких фактах, к нам стали поступать многочисленные обращения. И в самих обращениях люди указывали об известных им фактах, обращались как сами очевидцы тех событий, так и их родственники. Со всеми этими людьми нами были проведены беседы, они были допрошены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

Юлия Бешанова:
То есть можно сказать, что белорусское общество подключилось к этому процессу?

Эдуард Скурат:
Безусловно. Во многих обращениях люди благодарили нас за то, что это уголовное дело возбуждено и оно расследуется. Это очень важно для нашего населения.

Николай Щёкин: пора уже признать и холокост Беларуси, потому что наша страна во время войны пострадала больше всех

Юлия Бешанова:
Уголовное дело возбуждено в апреле, но на сегодняшний момент такое большое количество работы уже проделано. Как это удалось?

Эдуард Скурат:
Для расследования уголовного дела создана следственная группа, в состав которой входят не только работники прокуратуры – всех уровней: и Генеральная прокуратура, и областные аппараты, и районные прокуроры. Ну и следователи Следственного комитета, которые тоже выполняют целый ряд, большой ряд следственных действий по уголовному делу.

«Благодаря выжившим очевидцам были установлены ранее неизвестные места захоронений»

Юлия Бешанова:
Достаточно ли у вас свидетелей? Что на этот момент уже сделано? Может быть, есть уже какие-то цифры, которые мы можем произносить вслух?

Эдуард Скурат:
Могу сказать, что на сегодняшний день по уголовному делу допрошено более 4 500 человек, проведен целый ряд следственных действий, такие как осмотр мест происшествий, когда люди сообщают нам о ранее неизвестных, неучтенных местах захоронения, экспертных исследований очень много проведено.

Юлия Бешанова:
Уже что-то подтвердилось?

Эдуард Скурат:
Да, есть подтвержденные факты, когда благодаря выжившим очевидцам были установлены ранее неизвестные места захоронений.

Юлия Бешанова:
Мы можем какие-то из них сегодня назвать?

Эдуард Скурат:
Думаю, давайте мы сначала проведем экспертные исследования, потому что раскопки на данных местах на начальном этапе. Чтобы озвучивать какие-то цифры, пока время не наступило, преждевременно еще.

Юлия Бешанова:
Если говорить о 4 500 свидетелей, которые были допрошены, – это живые свидетели, это потомки? Кто эти люди?

Эдуард Скурат:
Не менее 4 000 – это узники, непосредственно люди, которые находились в лагерях, которые рассказали о тех событиях, фактах, которые они наблюдали, зверствах. Также были допрошены родственники, жители, которые располагают информацией о фактах злодеяний фашистов.

«Это как дань памяти тем людям, которые погибли в период войны»

Юлия Бешанова:
Чисто технический вопрос. Эти допросы свидетелей – это аудиофиксация, видеофиксация? Как это происходит?

Эдуард Скурат:
Стараемся максимально использовать видеофиксацию прежде всего. Когда наглядно видно, как человек рассказывает со слезами на глазах о тех событиях, которые он пережил, это имеет значительное доказательное значение по уголовному делу. В то же время это как дань памяти тем людям, которые погибли в период войны. Ну и историческая память, наша с вами историческая память.

Юлия Бешанова:
Может быть, есть смысл уже по завершении уголовного дела сделать эти свидетельства достоянием общественности? Есть такие мысли?

Эдуард Скурат:
Да, мысли такие действительно возникают – сделать целый ряд сюжетов. В этом мы в том числе воспользуемся и вашей помощью.

Николай Щекин, политолог:
Пока идет процесс.

«Со стороны стран Запада пока на наши обращения ответов не поступало»

Юлия Бешанова:
Это совместная международная работа? Вы сейчас обращаетесь за помощью к соседним странам, может, за архивом? Как эта часть работы построена?

Эдуард Скурат:
Налажена работа на достаточно высоком уровне с Российской Федерацией, где основные архивы Советского Союза. Также мы обращались за оказанием помощи, правовой помощи в частности, для допросов лиц в Литву, Латвию. Об этом тоже ранее неоднократно сообщалось. В другие страны – Австралия, США, Канада, Великобритания. То есть целый ряд стран.

Юлия Бешанова:
Идут на контакт международные сообщества? Как отреагировали на такой запрос?

Эдуард Скурат:
Россия – да. Как я говорил, поддержка полностью, оказывают всевозможное содействие нам в этом плане. Со стороны стран Запада пока на наши обращения ответов не поступало.

«Просто вызывает ужас, как уничтожали наше население»

Юлия Бешанова:
Было заявление, что и в Нюрнберг будет обращение по запросу, по материалам процесса.

Эдуард Скурат:
Да, действительно это запланировано. Единственное, сделаем мы это несколько позже. Объясню почему. Сегодня в архивах Республики Беларусь имеется большой объем документов оккупационных властей на немецком языке. Необходимо проработать прежде всего те документы, которыми мы располагаем, для того чтобы быть уверенными в достоверности и подлинности.

Юлия Бешанова:
Этого массива документов, свидетельских показаний хватает, чтобы уже сейчас говорить о том, что это все-таки геноцид?

Эдуард Скурат:
Читая те документы, читая допросы тех времен, акты, справки – безусловно. Просто вызывает ужас, как уничтожали наше население.

Если эти лица живы, будет подниматься вопрос об экстрадиции в Беларусь для привлечения к уголовной ответственности

Юлия Бешанова:
Планировалось также составить список всех умерших и живых преступников. А что дальше? Мы будем требовать выдачи? Будем просить содействия, чтобы там нам помогали их допрашивать, работать с ними? Как этот механизм выглядит изнутри?

Эдуард Скурат:
Вы абсолютно правы, если эти лица живы, то будет направляться международное поручение. После того как мы соберем весь объем необходимых доказательств, будет подниматься вопрос об экстрадиции на территорию Беларуси для привлечения к уголовной ответственности.

Юлия Бешанова:
Это люди достаточно возрастные.

Эдуард Скурат:
Безусловно, да. Как уже было озвучено в этой студии, сроки давности не применяются.

Юлия Бешанова:
В этом случае возрастной ценз не играет никакой роли?

Эдуард Скурат:
Нет.

Юлия Бешанова:
Те списки умерших, погибших преступников будут преданы огласке?

Эдуард Скурат:
Да, мы планируем это сделать.

Юлия Бешанова:
То есть чтобы все знали пофамильно и поименно.

Эдуард Скурат:
Преступников должны знать все.

Юлия Бешанова:
Были, не были – какая разница сейчас, спустя такое количество времени? Почему именно сейчас это уголовное дело было возбуждено, не 25 лет назад, когда Беларусь обрела независимость, не 5 лет назад? Почему именно сейчас?

«Здесь нет какой-то политизированной ситуации, мы занимаемся установлением фактов»

Эдуард Скурат:
Наверное, все-таки с учетом тех событий прошлого года.

Юлия Бешанова:
То есть это запрос общества?

Эдуард Скурат:
Думаю, да. Действительно стали забывать и искажать историю, реальные факты уничтожения нашего населения, преподносить это в извращенном виде.

Юлия Бешанова:
Что еще, кроме факта о геноциде белорусского народа, в этом уголовном деле?

Эдуард Скурат:
В рамках уголовного дела исследуются все факты уничтожения мирного населения, независимо от того, кем это было сделано. Нет такой градации – символика, еще что-то. Мы изучаем все обстоятельства, факты сожжения деревень, убийства мирных жителей, создания концлагерей. Здесь нет какой-то политизированной ситуации, мы занимаемся установлением фактов.

Юлия Бешанова:
Вы говорите о том, что достаточно внушительная работа следственной группы. А кроме специалистов прокуратуры, Следственного комитета прибегаете ли к помощи историков? Работать в архивах с материалами – достаточно сложная процедура, которая требует определенного багажа знаний.

Эдуард Скурат:
При расследовании уголовного дела после его возбуждения была создана постоянно действующая рабочая группа. В ее состав были включены ученые-историки, которые прежде всего специализируются на изучении периода Великой Отечественной войны. С их помощью мы получаем дополнительные сведения о местах хранения тех документов, которые могут являться доказательствами по уголовному делу. Поверьте, огромные архивы, огромное количество документов, и без их помощи будет тяжело найти, каждый документ пересмотреть.

Эдуард Скурат:
В рамках расследования уголовного дела мы изучаем в том числе и грифованные документы. В них тоже содержится достаточно большой объем информации, необходимой нам в ходе расследования уголовного дела.

Николай Щекин:
Поэтому научно-исследовательская работа после завершения этой работы начнется очень серьезная.

Юлия Бешанова:
Уголовное дело возбуждено в апреле. Вы в начале программы сказали, что мы только в начале пути. Наверное, нельзя сказать, когда оно будет завершено, но как долго такая работа может продолжаться? Ведь пласт работы действительно огромный.

Очень много предстоит работы – раскопок, извлечения останков. Это все в рамках уголовного дела

Эдуард Скурат:
Не готов сказать о сроках расследования, очень много предстоит работы – раскопок, извлечения останков. Это все проводится в рамках уголовного дела. Проведение экспертиз, установление причин смерти, возраста погибших – это все в рамках уголовного дела. Поэтому про какие-то сроки пока не готов ответить.

Николай Щекин:
После того как будет завершено уголовное дело, это все будет в Нюрнберг отправлено.

Юлия Бешанова:
Что нам это даст? Мы завершим уголовное дело. Что даст Беларуси? Какая наша конечная цель? Заявить на международной арене о геноциде?

Главная цель – привлечь к ответственности живых военных преступников, показать историческую картину

Эдуард Скурат:
Главная цель – это установить и принять меры по привлечению к уголовной ответственности еще живых военных преступников, которые принимали участие в геноциде нашего населения, показать историческую картину произошедшего, что происходило на территории Беларуси и кто в этом принимал участие.

Юлия Бешанова:
Может, выйти на международные суды. Будет международная огласка этому делу?

Эдуард Скурат:
Безусловно, это планируется, это будет сделано.